Общество

Как победить национализм в России

Как победить национализм в России

А это очень просто — лишь надо «лечить» не следствие, а причину. Видите ли, история доказала: русский народ органически чужд этническому национализму. Ну, казалось бы — когда, если не в 90-е годы стать бы России новым Рейхом? Реваншизм, борьба с советским космополитизмом и тому подобное — так нет! Наоборот — традиция заимствования всего из Европы и США (а так же эмиграция по этому направлению) только усилилась. Русские не представляют жизни без итальянских и французских певцов, фильмов, романов и еды. Русские всегда ездили либо на итальянских "Жигуленках" и японских недорогих малолитражках, либо на немецких дорогих иномарках (на них обычно сидят «патриоты»-чиновники). Русские не сумели возненавидеть, к примеру, немцев и в первые же послевоенные годы уже сходили с ума от трофейных фильмов. Так же они не прониклись исторической ненавистью к народам бывших советских азиатских республик, которые за все подаренные им русскими блага цивилизации (от науки — до медицины), начали фактически геноцид своих благодетелей. Даже новости об отрубленных головах русских мальчиков-солдат во время чеченской войны — не сделали русских нетерпимыми националистами.

И все это — абсолютно закономерно. Во-первых, с точки зрения исторического конструирования отечественной культуры, ибо абсолютно все заимствовано: от Кремля, который строили итальянцы, до пушкинского перевода современного русского языка с французского; от первой аптеки и первого печатного станка — до завезенных Петром ученых; от языческих «богов» из Индии и Скандинавии — до перехода к культу раввина из древней Иудеи. Во-вторых, с точки зрения генетики: современные граждане даже центральной полосы России — это гремучая смесь западных, восточных, южных славян с финнами, уграми, татарами, а затем (уже в меньшей степени) — с мордвой, немцами, евреями и т.д..

Именно по этим причинам все националистические общества оставались маргинальными, безвредными и безвестными «кружками по фото». Однако в последние несколько лет ситуация резко изменилась. Националисты лицедействуют в эфире СМИ, националисты — охранники гражданского населения спальных районов, националисты приобрели популярность в некоторых слоях общества. Кто же в этом виноват? Уж точно не русский народ. И уж точно в этом нет заслуги самих националистов — ибо ничего нового они в собственной «науке и технике» не изобрели. Просто граждане РФ на практике взаимодействия пришли в ужас от миллионов (!) переехавших и активно размножающихся граждан бывших советских азиатских республик, а так же они в шоке от вооруженных молодчиков на иномарках, которые представляют одну из самых небогатых и небольших республик Северного Кавказа. Русские люди устали от взрывов «смертников», от призывов к «священной войне против неверных» и от круговой поруки определенных диаспор после автомобильных аварий. Жители РФ дискомфортно себя чувствуют, когда рядом с ними проходят сплоченным строем от нескольких десятков до нескольких тысяч вооруженных лиц в нестиранных тренировочных штанах и со взглядом «мы здесь хозяева — и нам ни за что ничего не будет». Вот и все! Русский национализм — это фантом, в реальности существует лишь коррумпированная система власти в РФ, которая допустила этот кошмар. Вопрос стоит лишь о чудовищной степени криминализации и безнаказанности одной диаспоры, и о чрезмерном количестве неконтролируемых мигрантов, которые элементарно разрушают целостность местной экосистемы — из других всем известных местностей. То есть — давайте не будем лицемерить и прятать голову в песок: причины опасному явлению совершенно конкретные и их возможно устранить.

Националисты любят заниматься демагогией по поводу некоего «русского народа», но пока ни один из них мне не смог дать четкое определение этому явлению (которое, кстати, существует и здравствует) как отдельному этносу — с их (!) конкретной точки зрения. Хотя, по большому счету, сегодня этот вопрос лично мне представляется третьестепенным. Им могут развлекаться на досуге младшие научные сотрудники института философии и белошвейки. Сегодня есть реальная угроза жизни граждан РФ (и всех туристов из цивилизованных стран), которые живут в своих районах (примеры — Пугачев, Бирюлево), как в гетто. И со стороны моих коллег «либералов» — подло, да и равносильно самоубийству этого не замечать. В данной ситуации — т.н. «националисты» ведут себя адекватнее, оперативнее, честнее и, простите, хитрее.

При этом не стоит забывать о том, что подобное «лекарство» (национализм) может стать не менее опасным, чем сама болезнь. Поясню. Понимаете, я сам, как и многие здравомыслящие люди, давно (еще со времен моей еженедельной рубрики в журнале «Коммерсантъ-Власть») кричу во весь голос об опасностях, которые представители конкретных регионов и конкретной религиозной экстремистской идеологии (причем, ее имя — не буддизм) несут народам не только России, но и Европы. Я так же много пишу на тему несовместимости некоторых цивилизационных систем. И идея виз со странами бывшей советской Азии — это отнюдь не идея националистов — они всего лишь хитро ее присвоили, и сейчас набирают на ней политические «очки». И здесь мы подходим к проблеме терминов.

Нас приучили некорректно обобщать: вот этот парень, мол, «нацик» — а этот «либеройд», этот «правый» — а этот «левый». Лично я являюсь приверженцем идеи либеральной экономики и давно сражаюсь за принципы реализации прав человека, но при этом, к примеру, в дорогой моему сердцу Франции (которой посвящены многие мои научные публикации и театральные постановки) я готов поддержать партию Ле Пена. И здесь нет противоречия — ибо социалисты разрушают и экономику Франции, и способствуют самой настоящей оккупации своей страны теми, кто не желает играть в наши европейские игры типа «прав человека» и «толерантности». То есть: толерантность есть величайшее достижение нашей цивилизации, но в самой теории смехотворно надеяться (и практика это УЖЕ доказала), что жители пустынь и гор, которые все века своей истории восторгались собственным умением резать чужих и забивать камнями непонравившихся своих (вместо того, чтобы изобрести двигатель или написать симфонию), будут вдруг играть в игрушки из нашей «песочницы». Доказано: не будут! И это просто данность. Вместе с тем, я так же часто подчеркиваю: если представитель упомянутой иной цивилизации совершит так называемую в науке «индивидуальную эволюцию», если он отрешится от агрессии — и захочет уважать нашу культуру и созидать — то милости просим! Мой принцип: все люди на Земле — братья, а кто не люди — те мне и не братья.

Кроме того, не надо терминологически обобщать и на политических просторах нашей родины: в России ведь есть разные (!) националисты. Есть те, кто желают цивилизационно двигаться из Азии в Европу и защищать своих граждан от распоясавшихся представителей некоторых диаспор (и это не французы, не немцы, не шведы, не поляки, не японцы) — так вот я готов по некоторым конкретным вопросам поддержать подобных «националистов»! Часто у многих коллег-«либералов» случается идиотический когнитивный диссонанс: они круглосуточно проклинают «азиатчину» в ментальности русского народа — но готовы принять еще сто миллионов истинных азиатов (с их культом деспотии, с их милой религиозной идеологией, с их модусом поведения в обществе). Но вернемся к националистам: и — здесь внимание! Есть и такие, кто под маской «зайчика на детском утреннике», на самом деле, по натуре злой, закомплексованный и голодный волк. Я имею в виду лиц, шарахнутых пыльным мешком, полным имперских копролитов. И вот эти — опаснее любого одиночного похотливого нелегала с ножом, ибо их утопическая идея — вновь пролить реки крови русских мальчиков-солдат, чтобы захватить бывшие колонии Российской и советской империй. Эти империи развалились до основания, издохли этнически, политически, экономически и идеологически. Но «живой труп» имперского вируса, аки медведь шатун шляется по Руси-матушке. И этот мишка — весьма опасный хищник. Ну, и, конечно, эти имперцы (хотя, с точки зрения логики, идея империи и национализм — вещи несовместимые в теории: империя замучает, прежде всего, титульный этнос) все кличут себя «верующими». Причем, они могут быть пострашнее тех коррупционеров — комсоргов и чекистов — которые сегодня лицемерно стоят в церквях со свечками, коллективно распиливая бюджет под прикрытием «духовности» (соответствующие «скрепы» у них «на шухере стоят»). Эти-то лицемеры-воришки средней опасности, но, если к власти придут настоящие искренние фанатики — то костров инквизиции не избежать.

То есть мне самому опасаться нечего — я коренной москвич и славянин. Я никогда не жил за государственный счет. У меня есть имя в моих профессиях, с которым я могу прокормить себя на Западе. Но вот — за что мне страшно. Я боюсь за жизнь сотен тысяч русских ребят, трупами которых во все века невменяемая отечественная власть устилала поля Аустерлица и Фридланда, пыльные пустыни Азии, горные ущелья Кавказа, города бывших польских владений (и все, как мы уже знаем по итогам, все жертвы оказались бессмысленны). Я ужасно переживаю за жизнь и благополучие дорогих мне друзей из Грузии, Японии, Италии и т.д., которых пьяные сопляки могут принять за «чужих». И у меня нет медийных средств объяснить этим молодчикам, что, к примеру, мой друг Зураб Соткилава — лучший исполнитель романсов Рахманинова (как Пласидо Доминго — лучший исполнитель песни «Вот мчится тройка почтовая» и партии Германа в «Пиковой даме»), а другой мой друг — Николай Сванидзе — выдающийся русский историк-просветитель. У меня нет ресурсов, чтобы донести до них, что пьесы японца Юкио Мисимы, которые я ставил на театре — это сокровище не только японской, но и мировой культуры, актуальные и для сегодняшней России. Я так же боюсь за самые разнообразные науки — ведь, если агрессивные «имперцы» придут к власти, то сначала сами сбегут из страны физики, химики, математики и физиологи, а уже затем само это имперское правительство уничтожит историческую науку, вновь сделав из нее площадную девку, приспособленную для удовлетворения своих нездоровых фантазий.

Итак, введение виз с Азией (а чего тут особенного — французы и поляки ведь в Россию по визе приезжают) и наведение конституционного порядка на Северном Кавказе — вот два несложных шага супротив огромной опасности имперского национализма и кровавых событий в Российской федерации. Понятное дело, что коррумпированной власти не хочется этим заниматься, но ей надо осознать: или ее в скором времени сметут (причем, «возможно, даже ногами») — либо она превентивно решит проблему.

P.S. К сожалению, я уверен, что обезумевшая от жадности власть не захочет ничего осознавать и не сумеет решить проблему, поэтому готовиться надо к худшему.

13 432

Читайте также

Право
Боголюбов умолк?

Боголюбов умолк?

Сейчас спешно готовится судилище над поэтом Николаем Боголюбовым... Можно соглашаться или не соглашаться с общественными, политическими, эстетическими и религиозными его взглядами (а он лишь один из тех, кто так или иначе подвергся гонениям в недавнее время), но... «судить за Поэзию», се, пардоньте, дикость, варварство и мракобесие...

Роман Бычков
Общество
Плач по тому Триколору

Плач по тому Триколору

Антиимперский потенциал Августа был огромен. Он угадывался в тезисе «Освобождение России от империи» (и отражался в первоначальном, народном, сейчас полностью вытесненном из обихода, названии «Дня России», отмечаемого 12 июня – День НЕЗАВИСИМОСТИ России).

Алексей Широпаев
Политика
«Борьба с угрозой нацизма» как спецоперация Кремля

«Борьба с угрозой нацизма» как спецоперация Кремля

Спецоперация Кремля по «борьбе с угрозой нацизма» находится вне поля зрения прогрессивной общественности. Отсюда следует закономерный вывод о том, как далека Россия от возможности изменения традиционной российской системы взаимоотношений власти и общества, от развития гражданского национализма и от превращения ее народа из объекта в субъект собственной истории.

Ирина Павлова