Федерация

Федерация или Малороссия?

Федерация или Малороссия?

Лидер партии УДАР Виталий Кличко, похоже, уже примеряет доспехи унитарного вождя:

Разговоры о возможности федерализации — это провокация. И мы должны сделать все, чтобы такие «идеи» не имели шансов на воплощение. Федерализация Украины — путь к ее уничтожению. И те, кто призывают становиться на этот путь, — люди, которые работают против Украины. Их нельзя называть украинцами.

Это вообще-то что-то новенькое в украинской оппозиционной риторике... Скорее соответствующее российскому официозу, где всякий политический оппонент — не оппонент, а «враг страны».

Что ж, пусть Кличко откажет еще историческим деятелям, высказывавшимся за Украинскую федерацию — Михаилу Грушевскому и Вячеславу Чорновилу — в праве называться украинцами...

Федерация — один из возможных проектов государственного будущего Украины, заслуживающий свободного обсуждения. Те, кто видит за федерацией «распад страны», пусть посмотрит на США и ФРГ. Федерализм — это прямая избираемость региональных властей и налоговая децентрализация. Может быть, именно этого сокращения собственных полномочий и финансовых возможностей киевские чиновники и боятся как «распада»?

Позволю себе автоцитату из недавней статьи — с кратким описанием новейшей украинской политической истории:

В свое время Леонид Кучма в книге «Украина — не Россия» пытался доказать, что его страна традиционно более демократична по сравнению с северным соседом. Однако принятая в период его президентства Конституция 1996 года утвердила жесткую унитарность государственного управления. Показательно, что в постсоветской Украине вообще никогда не было губернаторских выборов. За исключением Крыма — но и там выборы президента республики состоялись лишь единственный раз в 1994 году, а затем были упразднены вместе с самой этой должностью.

Ситуация не изменилась и с приходом Ющенко, громко декларировавшим свою проевропейскую ориентацию. Но при этом он напрочь игнорировал рост регионализма в современной Европе, предпочитая по старинке рассуждать об украинской «единодержавности».

Победа Януковича с его Партией регионов в 2010 году во многом была реакцией именно на этот унитаризм. Однако название этой партии оказалось фейком — при Януковиче уровень областного самоуправления никак не поднялся, нынешний президент лишь рассадил в губернаторские кресла своих однопартийцев. И теперь украинская чиновничья вертикаль закономерно затрещала по швам...

Сегодня в Украине большинство региональных ресурсов и налогов, как и в России, уходит в столицу. Этим украинская власть очень похожа на российскую.

Но, как видим, похожа на российскую и украинская «демократическая» оппозиция — она также мыслит сугубо централистски. Хотя реальной демократией, которая напугала систему, заставила Януковича идти на уступки и отправить в отставку Азарова, стал даже не киевский Майдан, но именно регионалистский феномен — взятие местными громадами областных администраций.

Этим громадам между собой делить нечего — они легко установят прямые и взаимовыгодные межрегиональные отношения на федеративной основе. За счет разницы экономических специализаций у западных и восточных регионов Украины есть колоссальный потенциал обмена и сотрудничества.

Что же касается сепаратизма, его невозможно «запретить». Его просто надо сделать бессмысленным с той же экономической точки зрения — чтобы товары и услуги, производимые внутри страны, выдерживали конкуренцию с зарубежными. Чтобы социальные стандарты не заставляли завидовать соседям. А в политике — чтобы уровень гражданских свобод в стране вызывал бы опасения их потерять в случае вхождения в состав другого государства.

В последнее время идеи федерализма вдруг стали высказывать коммунисты и регионалы. За этим некоторые гражданские активисты просматривают спекулятивный замысел раскола Украины и поглощения ее Россией по частям. Но дело в том, что полноценная федерация как раз противоположна всяческим «расколам» — она строится на взаимной заинтересованности ее субъектов. Поэтому вместо «отрицания» федерализма эту идею надо просто отобрать у бандитов, ностальгирующих по советской империи — и истолковать ее в современном, прогрессистском, европейско-гражданском смысле. Примерно так, как предлагает один из стратегов Майдана, психолог Алексей Арестович (о региональном самоуправлении речь идет примерно с 8:30):

Вообще, давно уже пора учиться мыслить не категориями межгосударственных разборок прошлого века, но современными трансграничными проектами. Таковыми сегодня являются еврорегионы, интегрирующие территории соседних стран. Еврорегионы уже вышли за пределы ЕС — например, между российскими и украинскими областями их существует 4: «Донбасс», «Днепр», «Слобожанщина», «Ярославна». Конечно, Россия стремится проводить через этот трансграничный формат свое политическое и экономическое влияние. Но что мешает то же самое делать Украине, транслируя свои цивилизационные интересы на российскую территорию? Еврорегионы — формат принципиально взаимный. Кстати, на западе Украины также есть два еврорегиона с сопредельными странами ЕС — «Буг» и «Карпаты». Если что и мешает их активному развитию, так это недостаточность у украинских областей полномочий для ведения внешних связей. Но в федеративном государственном устройстве эти препятствия будут устранены.

Пока же наблюдается странный парадокс — отвергая федеративную трансформацию страны и поддерживая государственный унитаризм, украинская оппозиция тем самым по факту поддерживает восседающего на этой «вертикали» Януковича!

Без федерации Украина рискует так и остаться «Малороссией» — уменьшенным подобием нынешней унитарной России. И кроме того — обречет себя на бесконечные метания между западными и восточными регионами. Федерация же просто снимет эти противоречия. Неважно, из какой области будет следующий президент — все равно его полномочия будут существенно сокращены. Как по сравнению с Радой, где представлены депутаты ото всех регионов, так и с самими регионами, чьи политические и экономические права кардинально возрастут.

Конечно, нормальному федерализму надо учиться не у России — но у той же Германии с ее традиционным самоуправлением различных земель. Возможно, именно полноценный федерализм подскажет путь выхода из нынешнего украинского кризиса. А также — повлияет на Россию, вернув ее саму к забытым конституционным принципам федерации.

17 746
Вадим Штепа

Читайте также

Политика
Вопросы для украинской оппозиции

Вопросы для украинской оппозиции

Даже сегодня, когда Украина находится накануне серьезных событий, сторонники Евромайдана верят в какое-то чудесное разрешение сложившейся патовой ситуации. И это в условиях, когда так называемые лидеры украинской оппозиции практически исчезли из поля зрения, хотя и с самого начала не проявляли признаков стратегического мышления.

Ирина Павлова
Злоба дня
Ордынский тренд

Ордынский тренд

Каталония, при всём её стремлении к независимости, не мыслит себя вне Евросоюза. А вот «донецкие и луганские активисты» намерены двигаться в совершенно противоположном направлении — и географически, и цивилизационно. Т.н. «евросодом» они нА дух не переносят. Они демонстрируют совсем не европейский, а евразийский, ордынский тренд. Донецк и Луганск — это уродливая, совковая пародия на Каталонию.

Алексей Широпаев
Политика
Федерация Галичина. Сеанс альтернативной истории

Федерация Галичина. Сеанс альтернативной истории

В конце концов Майдан разошелся по своим будничным делам — но эти активисты пошли дальше. В начале весны (они ее так и назвали «Украинской весной») они объявили о создании Львовской, Тернопольской и Волынской народных республик. И что все вместе они объединяются в Федерацию Галичина, которая требует радикальной евроинтеграции.

Вадим Штепа