Общество

Почему Путин не Гитлер, а Эрнст не Рифеншталь

Почему Путин не Гитлер, а Эрнст не Рифеншталь

Этично ли сравнивать Путина с Гитлером?

А почему нет?

Сравнивать — это ведь не ставить знак равенства, не говорить, что Путин — это Гитлер наших дней. Можно сравнить и в результате процесса сравнения понять, что они не похожи. Или похожи. Каждый сравнивает по-своему. Сравнение — вещь субъективная.

Также можно сравнивать бутылку пива с огурцом — в них найдется что-то общее — отдаленная схожесть формы, к примеру. Можно сравнить Москву с Пхеньяном. Оба города — столицы, но никто не говорит, что они похожи. Есть только что-то общее в архитектурном стиле пары станций метро. Не более. Можно даже Надежду Кадышеву с Мадонной сравнить. И у них найдется общее: обе поют.

Этично ли называть Путина Гитлером наших дней? Вряд ли. Хотя вопрос этики — тоже вещь субъективная. Понятно, что в России при ее карательной системе любого, кто скажет, что Путин в чем-то похож на Гитлера, затопчут и распнут. А в суде нормальной страны любой адвокат докажет, что человек, сравнивший Путина с Гитлером, подразумевал не чудовищность российского вождя, не уверял, что тот преступник, а просто говорил, к примеру, о путинском росте. У Путина рост 170, а у Гитлера 175. Они похожего роста.

Когда кто-то говорит о Гитлере, то он знает об этом человеке все. Или почти все. Гитлер давно умер, его биография известна, преступления ужасают. Но если бы вы говорили о Гитлере, скажем, в 1939 году, то еще бы не знали ни о предстоящей войне, ни о холокосте, ни о той же блокаде Ленинграда. В 1939 году Гитлера запросто сравнивали со Сталиным. Сталин, разумеется, был «более великий», но с Гитлером он в то время дружил, значит, для советской пропаганды немецкий вождь являлся человеком хорошим.

Почему современная Россия избегает использовать термин «Вторая мировая война»? Некоторые говорят: «Потому что для нас война — Великая отечественная, она для нас существеннее». Может и так. Но о Второй мировой войне не говорят, прежде всего, потому, что с 1939 по 1941 года, когда мир воевал с фашизмом, СССР с ним дружил. А потом «не срослось», близнецы-диктаторы стали воевать друг с другом. И если современная российская история станет рассказывать школьникам о правдивом прошлом, то те просто сойдут с ума. Начало Второй мировой войны — союзники Гитлера. Великая отечественная — враги Гитлера. Окончание Второй мировой войны — враги Гитлера. После войны — враги врагов Гитлера, то есть своих бывших союзников.

Говорить о том, похож Путин на Гитлера или нет, можно будет только через много-много лет, когда президент России уже попадет в мир иной, а в его биографии поставят окончательную точку. Откроют архивы, посчитают плюсы и минусы деятельности Путина. Кто знает, что будет завтра? Вдруг Путин введет бесплатную медицину, деньги от продажи нефти поделит между гражданами страны, вернет свободу слова и возглавит гей-парад? Тогда, ясное дело, он для мировой истории станет лучше Гитлера, просто Карлсоном и Мэри Поппинс в одном лице. Ну а вдруг Путин завтра возомнит себя одним из четырех «всадников Апокалипсиса» и начнет разбрасывать по миру атомные бомбы? Тогда, несомненно, для мира он станет хуже Гитлера. Но вряд ли в живых останется кто-нибудь, кто сможет это констатировать.

Сравнивать мертвого с живым — это как сравнивать незаконченный сценарий с фильмом, давно ставшим частью мировой классики. Но сравнивать какие-то конкретные поступки, атмосферу в стране — почему и нет? Кто сказал, что думать (а сравнивая что-то человек «работает мозгом», анализирует) плохо?

Гитлер разжигал в народе самые низменные инстинкты. Путин лично не требует сжигать геев, не заставляет и не просит свой народ ненавидеть людей других политических взглядов. Это делают люди из его команды. На словах Путин — куда больший демократ, чем многие граждане страны. И сравнивать его с нацистским вождем — неправильно. Ничего общего. Правда, Путин и не торопится остановить проводимую пропагандистской машиной кампанию, рассчитанную на отупение народа и превращение его в стаю диких животных. Он помалкивает, скромно улыбаясь. А часто молчание хуже действий.

Скандальные, сомнительные и откровенно преступные заявления в России делает не Путин, а другие люди. Тогда вопрос. Можно ли сравнить того же Дмитрия Киселева или Охлобыстина с Геббельсом? Тоже нельзя. Геббельс никогда в открытую с трибуны не призывал сжигать людей в печах. Нацисты это делали тайно (во всяком случае, сначала), евреи ехали в концлагеря, уверенные в том, что будут там жить (плохо, но жить), работать и чего-то ждать. Они и не догадывались, что едут в крематории. Да и нацистские вожди не рассказывали своим гражданам о том, что хотят кого-то засунуть в печь или закопать чье-то сердце. Получается, если сравнивать слова Геббельса или других идеологов Третьего рейха с заявлениями Киселева и Охлобыстина, то российские деятели похуже нацистских. А если сравнивать дела, а не слова — хуже уже нацисты. Но кто знает, какие дела ожидают Россию через год? Или два? Или даже через неделю.

Можно ли сравнивать автора сценария и режиссера олимпийской церемонии Константина Эрнста и Лени Рифеншталь? Почему нет? Рифеншталь не была осуждена Нюрнбергским трибуналом. Более того, она прошла процесс денацификации, а в 1948 году Международный олимпийский комитет вручил ее фильму «Олимпия» золотую медаль. Задним числом. Получается, де-юре Рифеншталь никакая не преступница, а просто талантливый «деятель искусств», в какой-то момент оступившийся. Снявший хороший фильм об Олимпиаде. По логике, Эрнст должен был бы только радоваться сравнению с Рифеншталь и ждать своей золотой медали.

Но на «воре и шапка горит». Поэтому в современной России, если кто-то сравнит что-то из времен нынешних с гитлеровским периодом, то его сразу поведут на казнь. Восстанут депутаты, к ним подключатся еврейский конгресс, мусульмане и католики, государственные телеканалы и ветераны. Кстати, ощущение, что чем больше проходит времени с момента окончания войны, тем активнее становятся ветераны. Словно их количество растет, а не наоборот (что логично с точки зрения средней продолжительности человеческой жизни).

В современной России нельзя не только сравнивать, но и спрашивать. Телеканал «Дождь» — тому подтверждение. В России отсутствует любой здравый смысл в отношении к своей истории.

Смотрите. Современная Россия вроде как сталинский период и преступления того времени осуждает. Официально. И Ленина осуждает. А царя признает. И торжественно хоронит его кости. Но при этом Сталина трогать нельзя. Зато главный союзник власти (практически превратившийся в саму власть) — РПЦ. С которой вроде как коммунисты боролись, вплоть до расстрелов. Но РПЦ не позволяет трогать святыни прошлого, а святыни прошлого — это в том числе и уничтожение РПЦ.

А по телевидению в России так: по одному каналу бегают неуловимые мстители и убивают белых, по другому — белые убивают красных, так как белые хорошие, и царь великолепный. Тут же любой человек с ума сойдет?

Раз современная Россия в качестве национальной идеи выбрала лозунг: «Не тронь прошлое!», то определитесь хотя бы по паре вопросов. Царь или Ленин? Если царь, почему нельзя сносить Ленина в Киеве. Если Ленин — почему в светском государстве всем заправляет РПЦ, не особо любимая Лениным.

... Можно ли Гитлера сравнивать с Пол Потом? Кампучийский вождь убил почти 4 миллиона человек. Граждан своей страны. Гитлер предпочитал убивать граждан чужих стран. Получается, для тех же немцев Гитлер лучше Пол Пота? Однако немцы при одном слове «Гитлер» самозамуровываются в песок, бетон и в дерево. Потому что в современной Германии эта тема закрыта. Нюрнберг поставил точку. Уничтожал ли Сталин граждан своей страны? Уничтожал. Он уничтожил жителей России никак не меньше, чем Гитлер граждан Германии. Но в России Сталин еще долго будет героем и «эффективным менеджером».

А Ельцин? Уничтожал ли он своих граждан? Во время той же войны в Чечне? Да. Получается, он был плохой? Убивал людей и развалил СССР, о чем сожалеет Путин. Значит и Ельцина стоит осудить? Но как же осудить человека, который назначил действующего вождя? Никак!

Поэтому официальная Россия дико боится и не хочет обсуждать прошлое. Любое. Лучше молчать. Разбираться в прошлом — запутать самих себя и всех вокруг. Да и делать это опасно, так как если начать систематизировать те или иные события, то в результате придется ответить на главный вопрос: а что такое демократия? Является ли Россия демократическим государством?

Обсуждать будущее — тоже как-то странно. Что обсуждать то? Тут Россия — явно не Германия «раннего» Гитлера, поднявшего экономику за счет тех же военных заказов. В России построили только объекты в Сочи, они новые. А все остальное — оно старое, еще с советских времен. Оно ломается, рушится, падает, самовозгорается, отказывается включаться и не вовремя выключается. Дальше будет только хуже.

Скажем, взорвется где-нибудь в России АЭС (не дай бог). Не потому что террористы, а потому что у всего есть срок действия и критический момент, когда просто латанием дыр не поможешь (особенно если половина бюджета на латание кладется в карман). Но народу-то это не объяснишь? Что виноваты сами.

Народу надо сказать: враги, террористы, геи, либералы, шпионы и шендеровичи. Во всем виноваты они.

Тема прошлого в России под запретом. Будущего — под запретом. Единственное, что можно и чем живет страна — это поиск врагов и борьба с ними. Геев и западных извращенцев в роли врагов государству уже недостаточно. Стране нужны новые враги. Почему их не сделать из тех, кто помнит о прошлом и сравнивает?

22 801

Читайте также

Культура
«Счастливого рождества»: На хрена нам война?

«Счастливого рождества»: На хрена нам война?

Этот красивый фильм, помимо его универсального пацифистского послания, проникнут любовью к Европе. Любовью негромкой, само имя континента ни разу не звучит. Любовью не к конкретной европейской стране, а к Европе в целом, общей и единой, какой она тогда еще не была, но прообраз которой можно разглядеть и в этой рождественской мессе врагов, которым надоело быть врагами.

Дмитрий Урсулов
Политика
Станет ли Михаил Ходорковский лоббистом санкций против РФ?

Станет ли Михаил Ходорковский лоббистом санкций против РФ?

Угроза секторальных санкций остановила военное вмешательство России в конфликт на Востоке Украины. Более того, угроза санкций заставила резко изменить политику РФ в отношении Украины: РФ признала новые власти Украины, даже провела с ними переговоры, немного смягчилась воинственная риторика российских СМИ. Но серьёзные секторальные санкции так и не были введены.

Кот Котофеевич
Общество
Что нас объединяет?

Что нас объединяет?

Нетрудно заметить, что на протяжении многих лет то и дело возникает тема поисков некой идеи или хотя бы имени, способного объединить российской общество в осмысленное целое. Как правило, подобные инициативы исходят от Кремля, заинтересованного в сохранении своего контроля над огромной и разнородной страной. Очевидно, что все попытки такого рода оказывались безуспешными.

Алексей Широпаев