Злоба дня

Владимир Владимирович Каддафи

Владимир Владимирович Каддафи

Муаммар Каддафи долгое время воспринимался западным миром, как экстравагантный, но далекий авторитарист, пребывающий где-то in another world. Пока не случилось Локерби. Своя рубашка ближе к телу, и с этого момента Запад поставил себе задачу рано или поздно свергнуть (или поспособствовать свержению) ливийского диктатора.

События в Украине Западом (прежде всего, его европейской частью) также рассматривались через призму далекой проблемы, в целом «чужой войны», несмотря на географическую близость происходящего. В ДНР/ЛНР уже сбивали военно-транспортные самолеты, несколько вертолетов, но флегматичная Европа не обращала на эти «мелочи» большого внимания. Между тем, трагедии с Боингом могло бы и не быть, задумайся западные лидеры о необходимости жестких санкций в отношении Кремля гораздо раньше. Например, еще в период противостояния Януковича и Майдана.

Понадобилась искупительная жертва Небесной Сотни, чтобы в Брюсселе и Берлине задумались о том, что, возможно, их многолетний партнер Владимир Путин делает на постсоветском пространстве что-то не так. Авторитарно-имперские амбиции РФ мало волновали тех же голландцев в 2008 году, когда страна, урча от удовольствия, присоединялась к откровенно политическому проекту Газпрома «Северный поток». Теперь же военнослужащие Нидерландов рвутся в зону АТО, где от них вряд ли будет существенная польза — Киев, судя по всему, в состоянии решить военные проблемы без посторонней помощи. А вот политическая и экономическая поддержка молодой украинской национальной демократии необходима как воздух — пока Путин у власти, «братские» объятия России вряд ли ослабнут.

Царь Владимир, конечно, не примет ответственности за сбитый Боинг. В контексте его понятий это проявление человеческой слабости — а, как известно, Путину все человеческое чуждо. Он отталкивается во многом от сущности своего электората, который в своих настроениях фундаменталист. «Русские не могут сделать ничего плохого!» — такая простая формула стала для большинства россиян безусловным архетипом, путеводной звездой, причем на протяжении многих поколений. В свою очередь отступление правителя от этой формулы грозит исчезновением народной любви и (самое страшное!) понижением рейтинга. Русский народ довольно-таки ЖИВОТНЫЙ в том смысле, что не приемлет рефлексию со стороны власть предержащих (причем даже тех, кто проводит либеральные реформы). «Назвался груздем — полезай в кузов!». Так что хозяин Кремля пойдет в своем безумии до конца. Он — раб лампы, заложник рейтинга, пленник народной любви.

Другое дело — расчетливый и рациональный Запад, с которым «после Боинга» уже не получится жить как раньше. В последние годы в европейских странах образовался устойчивый слой прокремлевских лоббистов, как правило, состоящий из политиков-маргиналов или «героев вчерашних дней» типа Герхарда Шредера или Гельмута Шмидта. В немецкой прессе их иронично называют Verstehers — «понимальщиками», поскольку в своих пророссийских аргументах они постоянно твердят о необходимости «понимать» Россию, ее особый путь и тонкую ранимую душу. Но даже «понимальщики» не захотят иметь дело с террористами и людьми, спонсирующими терроризм. А признание ДНР/ЛНР террористическими организациями — вопрос ближайшего времени

События все больше приобретают необратимый характер. Путин и его «ястребы» не могут абстрагироваться от провозглашенного мессианства «русского мира», Запад не может не пойти на закручивание гаек — ему тоже важнее внутренний электорат и собственная система ценностей. В рамках этого фаталити возможна любая авантюра со стороны Кремля, вплоть до открытой агрессии в отношении Украины. Быть может, малазийский Боинг и станет той искупительной жертвой, после которой цивилизованный мир начнет наконец действовать. Но быть может эта трагедия станет тем самым Рубиконом для «русского мира», когда все мосты уже будут сожжены.

13 556

Читайте также

Политика
Прямой Путин

Прямой Путин

Вся махина российской пропаганды ясно говорит, что Москва рядом с ТАКОЙ Украиной мирно жить не собирается. Россия заточена на войну. Подобного агитпропа мы не знали со времён Эренбурга. Ещё шаг — и появится слоган «Убей украинца!». Неужели ещё непонятно, КАК Кремль собирается действовать? И не надо говорить потом, что Путин никого не «предупредил».

Алексей Широпаев
Фотосет
Москва сказала «нет» войне

Москва сказала «нет» войне

Более 50 тысяч москвичей вышли на улицы города заявить о своей солидарности с народом Украины. Антивоенный пафос «Марша мира» не остался незамеченным в Киеве. Депутаты Верховной Рады встретили овациями сообщение о том, что в мероприятии участвуют десятки тысяч человек.

Русская Фабула
Общество
Почему Путин не Гитлер, а Эрнст не Рифеншталь

Почему Путин не Гитлер, а Эрнст не Рифеншталь

Этично ли сравнивать Путина с Гитлером?
А почему нет?
Сравнивать — это ведь не ставить знак равенства, не говорить, что Путин — это Гитлер наших дней. Можно сравнить и в результате процесса сравнения понять, что они не похожи. Или похожи. Каждый сравнивает по-своему. Сравнение — вещь субъективная.

Кирилл Щелков