Перевод

Хорошая работа, если от неё можно отдохнуть

Хорошая работа, если от неё можно отдохнуть

Почему богатые сейчас отдыхают меньше, чем бедные

Значительную часть человеческой истории богатые больше отдыхали. В «Аббатстве Даунтон», драме о жизни высших сословий начала XX века, одна надменная аристократка никогда не слышала слова «уикенд»: для неё каждый день был наполнен досугом. С другой стороны, бедные чаще всего вкалывают. Ганс-Иоахим Вот, историк-экономист университета Цюриха, показал, что в 1800-м средний английский рабочий трудился по 64 часа в неделю. «В XIX веке вы могли легко понять, насколько беден кто-то просто по тому, как много он работает» — говорит мистер Вот.

Сегодня в развитых экономиках дела обстоят иначе. Продолжительность рабочего дня падала на протяжении прошлого столетия. Но богатые начали работать дольше, чем бедные. В 1965-м мужчины, окончившие колледж, способные больше зарабатывать, имели больше свободного времени в сравнении с теми, кто имел только диплом об окончании школы. Итоги опроса по использованию американцами своего времени, опубликованные в прошлом году, показали, что американцы со степенью магистра и выше работают на два часа в день больше, чем те, кто всего лишь окончил школу. Другое исследование показало, что доля окончивших колледж американских мужчин, работающих более 50 часов в неделю, выросла с 24% в 1979-м до 28% в 2006-м, но упала для выпускников школы. Богатые, очевидно, более не класс лентяев.

Этому существует множество объяснений. Одно из них связывается с «эффектом замещения». Высокие зарплаты повышают стоимость досуга: чем больше отдыхаешь, тем больше теряешь денег. С 1980-х зарплаты тех, кто на самом верху, резко выросли, в то время как у людей со средним достатком доходы стагнировали или падали. Таким образом, неравномерность стимулировала богатых работать больше, а бедных — меньше.

Природа современных экономик, когда победителю достаётся всё, может усилить эффект замещения. Масштаб мировых рынков подразумевает, что инновационный бизнес пожинает огромные прибыли (YouTube, Apple или Goldman Sachs). Награда за то, что вы обгоните своих конкурентов, может быть невероятной. Исследование Питера Куна из университета Калифорнии в Санта-Барбаре и Фернандо Лозано из колледжа Помоны показало, что такая зависимость сохраняется и для высококвалифицированных работников. Хотя они не получают немедленной оплаты за свои дополнительные часы, наиболее успешные работники, часто работающие дольше других, получают выгоду на рынках, где победителю достаётся всё. В то время как в начале 1980-х мужчина, работающий по 55 часов в неделю зарабатывал на 11% больше, чем работающий по 40 часов на той же должности, на стыке тысячелетий этот разрыв увеличился до 25%.

Экономисты склонны предполагать, что эффект замещения на определённом этапе переходит в эффект дохода: рост зарплат позволяет людям удовлетворять больше их материальных потребностей, поэтому они отказываются от дополнительной работы и предпочитают увеличивать свой досуг. Миллиардер, который может себе позволить собственный остров не имеет особых стимулов работать на час дольше. Но новые социальные нормы, похоже, перевернули эффект дохода с ног на голову.

Статус работы и досуга в богатом мире изменился со времён «Аббатства Даунтон». В 1899-м Торстейн Веблен, американский экономист, пробовавший себя в социологии, изложил свой взгляд на вещи. Он говорил, что досуг являлся «знаком почёта». Богатые люди могли заставить других делать грязную и скучную работу, что Веблен назвал «индустрией». Но в то же время класс лентяев Веблена не был полностью праздным. Вместо этого они «творили»: вели непростую и креативную деятельность вроде писательства, филантропии и дискуссий.

Теория Веблена нуждается в обновлении, говорится в недавней публикации Оксфордского университета. Работа в развитых экономиках становится более требовательной к знаниям и интеллектуальной. Стало заметно меньше скучных профессий, вроде лифтёров, и больше гламурных, типа модных дизайнеров. Это означает, что люди больше, чем всегда, могут наслаждаться креативной работой в офисе. Работа стала доставлять удовольствие, на которое богатые люди стремятся потратить своё свободное время. С другой стороны, обилие отдыха больше не является знаком социальной силы. Вместо этого оно символизирует бесполезность и безработицу.

Эти наблюдения поддерживаются социологией. Места, где люди менее счастливы, — это сферы ручного труда и низкоквалифицированных услуг. Удовлетворённость работой возрастает с престижем должности. Исследование Арли Рассел Хочшильд из университета Калифорнии в Беркли предполагает, что работа стала более интеллектуально стимулирующей, люди стали наслаждаться ею и дома. «Я прихожу на работу для расслабления» — говорит один из интервьюируемых миссис Хочшильд. И зажиточные люди часто чувствуют, что теряют время дома. Исследование, проведённое в 2006-м, показало, что американцы с доходом на семью более 100 тыс. долларов тратили на 40% меньше времени на пассивный досуг (вроде просмотра телевизора), чем те, кто зарабатывал менее 20 тыс. долларов.

Вынужденные расслабляться

А что же менее образованные работники? Увеличение времени досуга, вероятно, отражает уменьшение перспектив занятости у низкоквалифицированных работников и сокращение мест для работы руками. С 1980-х выпускники старших классов чувствовали себя всё хуже на рынке труда. В 1965-м уровень безработицы среди тех, кто имел только диплом об окончании школы, был на 2.9 процентных пункта выше, чем у имеющих степень бакалавра. Сегодня этот разрыв составляет 8.9 процентных пунктов. «Менее образованные люди не обязательно стремятся к тому, чтобы больше отдыхать» —объясняет Эрик Хёрст из университета Чикаго, — «часть времени они проводят без работы вынуждено». Также может быть изменение в эффекте дохода для тех, кто получает низкую зарплату. Информационные технологии, открывающие огромный мир высококачественных и недорогих развлечений дома, позволяют меньше работать, чтобы получать разумное удовлетворение от собственного досуга.

Источник: The Economist, перевод Александра Купцикевича

10 376

Читайте также

Общество
Постгосударственная эпоха

Постгосударственная эпоха

В перспективе государства — негибкие, консервативные, отягощенные бюрократией и кучей всевозможных норм и правил, часто косных и контрпродуктивных — определенно проигрывают распределенным сетевым сообществам и в области научно-технического прогресса, и в области торгово-коммерческой, и в области военно-политической.

Юрий Нестеренко
Перевод
Некоторые мысли по вопросам образования

Некоторые мысли по вопросам образования

Манифест современного сциентизма от Доминика Каммингза под названием «Некоторые мысли по вопросам образования и политических приоритетов» наделал немало шума после своей публикации в Guardian в середине октября 2013. Всего «некоторые мысли» насчитывают 237 страниц, мы предлагаем ознакомиться с «введением» — его вполне достаточно для понимания, на каком уровне ведутся дискуссии об образовании в развитых странах.

Русская Фабула
Фотосет
Скромное обаяние норвежской монархии

Скромное обаяние норвежской монархии

На днях королевская семья Норвегии в полном составе отпраздновала 40-летие наследной принцессы Метте-Марит. Любопытно взглянуть на то, как отмечают дни рождения природные аристократы. Чем отличается подлинная элитарность от российской подделки?

Русская Фабула