Общество

Российский футбол — квинтэссенция проблем управления

Российский футбол — квинтэссенция проблем управления

Недавняя унизительная ничья сборной России с Алжиром в матче Чемпионата мира по футболу в Бразилии продолжила бесславную череду провалов российского футбола.

Давно уже немногие всерьез надеются, что отечественные футболисты смогут рассчитывать на крупных турнирах на успех или даже впечатляющую игру. Заранее ожидается вялый перепас друг другу, словно из боязни ударить по воротам — а если уж ударил, то далеко от цели, вымученные победы над слабыми соперниками и бесконечные оправдания после турнира.

В очередной раз, теперь уже на фоне Алжира, наша команда выглядела вялой, предсказуемой, с огромным трудом создающей не слишком-то и опасные моменты.
Что было ожидаемо уже после матча с Ю. Кореей.

Все это типовые признаки игры сборной России, начиная с 90-х годов: беззубая игра, демотивированные футболисты и лихорадочный поиск виноватых после провала турнира.

Так играли уже те, кто сейчас стал тренером, и за 20 лет перемен не произошло.

На фоне не только Алжира, но и других команд турнира из стран третьего мира, которые с горящими глазами, на физической готовности и жажде победы устраивали настоящие феерии, даже играя с фаворитами, россияне выглядели уставшими игроками любительской лиги, которые, вероятно искренне желая победы, решительного ничего не могут противопоставить соперникам.

Отсюда бессилие и разочарование от их жалких потуг.

Теперь виновными будут объявлены неустранимые причины, вроде того, что наша команда не имеет ни одного легионера в составе (в 90-х наоборот, засилье легионеров называлось проблемой), что разрушена система детского футбола и нет звезд, что наша команда была одной из самых низкорослых на турнире. Озвучат и опять, до следующего раза, будут спокойно жить.

Все это прекрасно соответствует российской управленческой парадигме, которая процветает во всех сферах: от макроэкономики до работы мелкой компании по пошиву тапочек, из 5 человек.

И именно парадигма, стиль менеджмента, характерный для большинства сфер в России, является основным фактором, который год от года заставляет граждан страны сомневаться в целесообразности развития футбола вообще.

Как и в госаппарате, в российском футболе очень силен анти-отбор: уже на уровне детских турниров, еще с советских времен, существует открытая коррупция, когда за попадание в состав платятся деньги — родителями маленького футболиста. На финальном этапе это становится едва ли не единственным критерием отбора.

Замечаются только очень яркие таланты, но не все они проявляют себя так рано, кроме того, в окружении обеспеченных, но малоперспективных, талант быстро гаснет, не имея мотивации к росту.

Еще более открыто это проявляется в юношеском футболе и при переходе во взрослые лиги.

Продаются как места в составах (даже дублирующих), так и периодичность попадания в основу. Таким образом, уже на этом этапе команды, которые должны формироваться по спортивному принципу, сильно разбавляются людьми, не имеющими больших талантов, по сути — балластом, что естественно сказывается на качестве игры.

Точно такой же процесс приводит в верха российской власти людей некомпетентных, которые принимают дичайшие и алогичные решения, либо не принимают никаких решений вовсе, даже в критических ситуациях, занимаясь только личным обогащением. Далее вступает в силу социологический закон выравнивания по худшему образцу, когда система будет выживать из своих рядов тех, кто значительно более компетентен или, в случае с футболом, одареннее средней массы.

Как в управлении компанией, где подчиненный умнее начальника будет взят на работу лишь по недосмотру, а если и сам начальник не блещет интеллектом, то его подчиненные будут еще менее способными, так и футболист, слишком одаренный, станет скоро неудобным в коллективе. Что определит, в итоге, общее качество.

Помимо анти-отбора, у нас активно действуют демотивирующие факторы.

Наш футбол, по факту, олигархическая забава, когда клубы полностью содержатся за счет какого-то ведомства, компании, восходящей к члену списка Forbes, или живут за бюджетный счет.

Без этих источников клубы не в состоянии покрыть свои расходы даже наполовину, в отличие от зарубежных коллег, где клуб, прежде всего, бизнес-модель.

Это очень напоминает «голландскую болезнь в экономике», когда высокий спрос на ресурсы в стране порождает отказ от развития и управления эффективностью, пока доллары сами плывут к тебе рекой.

Зачем стараться и тратить силы, если и так все есть?

Щедро спонсируемые клубы и футболисты привыкают к гигантским доходам, на фоне которых заработки даже крупных руководителей и бизнесменов кажутся смехотворными.
И 20-летние футболисты — по факту, уже миллионеры, — сразу после спортшколы достигают вершины пирамиды потребностей.

Даже играя в низших лигах, футболист за несколько лет заработает столько, сколько многие не заработают и за 20 лет упорного, тяжелого труда. И в итоге, если у спортсмена нет иной мотивации, кроме финансового успеха, он достигает его даже в случае игры за аутсайдера низших лиг- настолько велика разница между доходами основной части населения и футболистами.

Те же, кто играет в премьер-лиге, а тем более в сборной, едва ли имеют сколько-нибудь существенные и не реализованные материальные проблемы.

Остается лишь спортивная мотивация, желание стать лучшим в своей среде, мотивация и фактор продолжения своего развития, как спортсмена.

Но это и есть «голландская болезнь», когда целые страны отказывались развиваться, пока поток денег шел прямо в руки независимо от результата.

И далеко не всем нужна еще и спортивная мотивация, когда удовлетворены все иные потребности.

А для тех, у кого она таки присутствует, есть еще одна болезнь нашего футбола, делающая свое черное дело и с такими волевыми людьми.

Не секрет, что наш чемпионат коррумпирован.

Играют как договорные матчи, так и пропускают наверх команды из политически важных регионов, — на текущий момент.

Власти некоторых, особо важных, субъектов РФ могут прямо вмешиваться в ход матчей своих команд и корректировать судейство. Об этом говорит и предсказуемый список состав команд, борющихся за медали, периодически присходящие странные матчи, судейские скандалы, а также отсутствие наших рефери на крупных международных турнирах последнего времени.

Соответственно, в условиях, когда большая часть матчей команды имеет заранее оговоренный исход, когда на ход матча влияют сверху, это убивает спортивный принцип, желание борьбы и вообще какой-либо фактор интриги.

А если от футболистов часто не зависит исход матча, то зачем им тогда совершенствоваться и вообще активно участвовать в процессе? Им, как «черной пехоте» времен войны, просто оставляют роль активных статистов, которые безлики, лишены субъектности, но нужны для массовки.

Происходит психологическая реакция отторжения на навязанный исход, где футболист лишь безымянный исполнитель, чье мнение никого не волнует. Игроки просто отбывают номер в мачте, ходят пешком по полю, когда нужно забивают или пропускают. Спортивная мотивация совершенно теряется, когда ключевые матчи предсказуемы, остается только финансовая, — а деньги будут в любом случае.

Среда российского футбола становится лишенной спортивного принципа и борьбы за лидерство; находясь в ней, игроки быстро теряют навык активной игры, сражения за победу и сильно сдают в плане мастерства. Что видно на примерах звездных легионеров, поигравших здесь.

Пока играют команды отечественного чемпионата, то при часто унылой и беззубой игре болельщикам кажется, что это признак грамотной обороны команды и желания не проиграть, а на деле это лишь апатия.

Когда же наши команды любого уровня выходят на игру вне условий деградировавшего отечественного футбола, то чаще всего мы наблюдаем матчи команд, где одна из них заряжена на борьбу, на голову превосходит соперника в мастерстве, а другая как будто скомплектована из людей, только вчера увидевших футбольный мяч и совершающих детские ошибки.

Это результат нахождения в российской футбольной среде, где системные ошибки нарастают, но не решаются, а спортивный принцип соблюдается тем меньше, чем выше уровень. Атлетизм и зараженность на борьбу у одной команды, как в случае с Алжиром, сочетается с апатией, бесплодными попытками обострить игру у другой — с предсказуемым исходом.

Конечно, у нас были победы в Еврокубках, призовое место сборной, но в обоих случаях ходят слухи о скандалах с подкупами, сильна заслуга легионеров в наших клубах, а также случайных факторов, которые делали чемпионами Европы Данию и Грецию.

По крайней мере, эти успехи не излечили от названных проблем наш футбол, как впрочем, датчан и греков не сделали сборными первого порядка, что еще раз доказывает: только стабильность — признак класса.

В сухом остатке, мы имеем после очередного провала сборной России те же фундаментальные проблемы, что и у общества в целом.

Анти-отбор, выравнивание по худшему, разъедающую все коррупцию, которая приводит к апатии и снижению качества всего, до чего дотянется, самоуспокоенность, пустая бравада и нежелание что-то менять, пока есть сырьевые доходы — до турнира; жалкие оправдания с попытками найти виноватых — после провала.

Причем и виновники, в лучших отечественных традициях, находятся обезличенные и аморфные: провалы в своей экономике списываем на общемировой кризис и происки Запада, футбольные провалы: на разрушенную систему, избыток или наоборот недостаток легионеров, судейство и усталость игроков.

Нет виновных лично, нет мер и плана, сроков по устранению проблем.

Потому — спасут ли российский футбол титулованные тренеры, когда они видят все пороки этой системы?

Или они просто соберут из имеющегося материала что-то более-менее похожее на команду, чтобы, отработав свои гонорары, после предсказуемого исхода, передать все ту же систему преемнику?

Ответ очевиден.

Российскому футболу нужна смена парадигмы и слом устоявшейся порочной системы.
То же требуется и для системы управления в стране в целом.

9 203
Спорт

Читайте также

Политика
Пролетая мимо России

Пролетая мимо России

Верные решения можно принять только после верного анализа верной информации. Казалось бы, простейшая аксиома. Но пожирающая сама себя вертикаль власти не способна её усвоить.

Игнат Калинин
Политика
Грузия после Михо

Грузия после Михо

Менеджмент, который продемонстрировал Михаил Саакашвили, особенно — в борьбе с коррупцией, пока в посткоммунистическом пространстве беспрецедентен. Как беспрецедентна и его роль в Украине в роли транслятора опыта, буксира для целой страны. Если случится чудо, и этот эксперимент окажется успешным, то вполне возможно он станет новым явлением и инструментом практики глобализации. Но Михо этот текст посвящен лишь косвенно: интересно посмотреть, как выглядит Грузия после него.

Владимир Скрипов
Общество
Сбой обратной связи

Сбой обратной связи

Что может современная российская Дума сказать российскому министру образования о требованиях народа в области образовательных услуг? Однако, министерство не получает требований не только со стороны народа, но и стороны бенефициаров государства. Не зря социально ответственных министерств не существовало вплоть до недавнего времени, времени национальных революций — естественному государству они просто не нужны, а потому никаких внятных требований к ним сформулировано быть не может.

Артем Северский