Общество

Как благодаря Путину я полюбил русских

Как благодаря Путину я полюбил русских

Вообще, Путину стоило бы сказать спасибо.

В какой-то степени.

Раньше как все было?

Живешь ты между людей, общаешься с ними, кое с кем дружишь, с кем-то просто общаешься. Этот твой круг меняется, кто-то приходит, кто-то уходит. Ссоришься, миришься. Жизнь была раньше.

Но жизнь была — я говорю про русский мир — построенная на «материальном». Политика вообще мало кому интересна, если это не что-то «горячее» (как в последнее время в России) — тут я уже не про русский мир, а про весь. А русским так особо скучна. Русские жили семьдесят лет в одной политике, без «материальных соблазнов», поэтому как только все появилось — они заинтересовались этими вещами. Путешествиями, машинами, одеждой, концертами. Сначала получили воздух свободы, а потом эта свобода свелась только к курортам и тому, как и где отдохнуть.

Даже бизнес в России — вещь не особо интересная. Так как все понимают, что честного бизнеса быть не может. Тут дай взятку, там заплати, а если раскрутишься, то еще и отберут все. Поэтому бизнесом занимались или поклонники адреналина (особо смелые), или согласные с правилами игры.

Раньше конфликты из-за чего возникали? Как подбирался круг общения? По каким причинам споры велись?

По материально-бытовым. По эстетическим. По вопросам вкуса.

Любит человек Петросяна, носит сандалии с носками, отдыхает в Турции в золотой цепи на шее — чужой. Читает Жванецкого, думает думу на горе в Непале и обут в непонятные кеды — свой. Такое примитивное разделение на группы. Доходило даже до того, что те, кто кладут в салаты сметану, сильно конфликтовали со сторонниками майонеза.

Или вот одна моя знакомая. Из «Комсомольской Правды». Адекватная девушка была. Разве что любила Лепса, но этот недостаток ей прощался. И еще пара знакомых из «Комсомольской Правды» — вообще демократы ярые. Если их фейсбуки почитать.

А откроешь их же на страницах газеты — пишут прямо противоположные вещи. И я уверен, что делают это ради выгоды, денег, карьеры, а не потому что раздвоение личности. Получается, где-то они врут, а где-то говорят правду. Предполагаю, что правду говорят в фейсбуке.

Но раньше ты бы этого и не узнал. О том, какие они «двуличные». Потому что были Ельцин (или даже ранний Путин), относительная свобода слова, и нет смысла как-то юлить. А теперь смысл есть.

Эта моя знакомая, которая Лепса любит, в фейсбуке в свое время и геев защищала со словами: «Есть у меня друзья среди них... Нормальные они».

Ну а потом всё... О геях забыла, переключилась на «Евровидение», Диму Билана и «не трогай меня, Кирилл, я не хочу о политике». Я ее спрашиваю: «А тебе не противно со Скойбедой по одному коридору ходить?». Она сразу злится и нервничает.

Некоторые говорят: «А что же делать?! Как же жить?! Терпеть приходится! Не под мост же жить идти?»

А кто говорит про мост? Зачем такие крайности.

Как жить?! Если ты такой принципиальный и демократ — иди ищи другую работу. В школу учителем, киномехаником, менеджером в агентстве по продаже квартир. Дворником. Кочегаром. Глядишь и новым Цоем станешь. Разве советские, польские, чехословацкие диссиденты днем в газете «Правда» или «Руде Право» на зарплате сидели, а вечером листовки против режима клеили? Да и не так чтобы совсем уж «диссиденты махровые», а просто порядочные люди с понятием совести.

В общем, благодаря тому, что все стали нервными, Путин совсем непредсказуемым, идет война, и Россия движется куда-то обратно в мир пещерных людей, изменилось деление на «свой» и «чужой». Наплевать уже на этого Лепса.

Но общаться с этими знакомыми-друзьями из «Комсомольской Правды» — совсем, совсем не хочется. Я и прекратил. Жизнь одна, и зачем мне люди, которые мне неприятны или даже противны?!

Или раньше как было... Жили люди стаями, ну то есть общались с похожими на себя. И жили комфортно. Не обращая внимания на толпу. А толпа дичала, дичала, увеличивалась, и в результате стало невозможно жить в своем закрытом мире, который ты долго создавал, огораживаясь от «несвоих». Толпа и ее идеологи лезут в твой мир, они им недовольны. «Ишь ты, какой интеллигент вшивый», — так примерно.

Друзья мне пожаловались. Соседи по дому вполне серьезно осуждают их, что они за границей часто отдыхают и «молоко с рынка не покупают». Еще одни знакомые в ужасе от того, что их ребенку десятилетнему вдалбливает в голову учительница. Третьих на работе заставляли что-то там подписывать в стиле «Путин наше все».

Не получается уже отгородиться от агрессивного мира. И те люди, которых удовлетворял стиль жизни «я к вам не лезу, и вы меня не троньте», теперь этого стиля жизни лишаются. И думают, что делать. И не просто думают и мечтают (Чехов, «Три сестры», «В Москву, в Москву...», но никто никуда не поедет), а уже и делают. Что для русского человека — гигантский прогресс. Не только мечтать, но и делать. Некоторые уезжают из России, другие занимают активную позицию, третьи спиваются или вешаются (это я шучу — повесившихся, слава богу, среди моих знакомых пока не было).

Опознавательным знаком «свой-чужой» стали не носки в сандалиях, а Крым. Украина. Война.

Поддерживаешь ты систему или нет. А если поддерживаешь, то только на словах и на работе, или еще и в голове. Есть у тебя ум и состояние думать самому или нет. Кто тебе ближе: родные или родина.

Вот пример. Павлик Морозов наоборот.

Мама моя, которая живет в России, рассказывала. Есть у нее соседи. Адекватные были люди, Окуджаву слушали. И тут они ей звонят как-то в дверь. Говорят: «Мы несем заявление, пошли с нами».

Какое заявление? Куда?

А у них сын в США живет. И они значит куда-то там в МВД сами, по своей воле, а не так, чтобы насильно, несут бумагу, что он там живет. Донести. Так как «правила такие». И предлагают маме понести бумагу на меня. Она их послала и сразу стала «чужой».

Особо жалко русскую эмиграцию. Точнее не жалко даже, а забавно наблюдать. Часть, которая среди таких же как они и общается, и живет — там без проблем. А те, которые среди «коренного населения» работают, там уже сложнее. Их же спрашивают, что они думают обо всем и как. Многие врут, что «осуждаем», многие говорят правду — «Любим Путина!».

А если любите — чего обратно не едете? Или если любите и изнутри Чехии, Германии, США (в зависимости от того, где кто живет) не просто его поддерживаете, но и боретесь (есть и такие, которые ведут борьбу «за правое дело» — газеты издают эмигрантские, на митинги ходят, где против «поганого Запада» выступают), а при этом уезжать не хотите, то чего вы тогда хотите? Значит, вы хотите изнутри изменить жизнь страны, в которой вы живете? Мечтаете, чтобы сюда русские танки приехали? Так что ли? И вы бы радовались: «Свои, свои». Если гора не идет к Магомеду, то Магомед к горе? Это я о том, что гора — это эмигрант, который не возвращается домой. А родина — великая православная Русь — это Магомед.

Иногда я встречаюсь с русскими туристами, приезжающими в Прагу. Буквально на днях общался с группой. Человек десять.

Они уже не обсуждают, где пива выпить и какой сувенир купить. У них все мысли о врагах.

Причем, сами начинают.

Стою я и подбегает тетка. А я просто стою. И обо мне ей известно, что я: а) русский, точнее даже не русский, а откуда-то из бывшего СССР, б) живу в Праге.

Все. Ничего иного она обо мне не знает. Может я племянник Путина или агент его.

Но она подбегает и как взвизгнет мне в ухо: «А вы в курсе, что такое информационная война?». Я говорю: «Да». Она: «Вас тут оболванивают, врут вам, я бы лично этих фашистов душила украинских!». И к ней пара присоединяется, вроде в кедах и в очках (но вовсе не «свои»): «Вот мы из Пскова, первый раз на Западе, у нас в отеле даже русского ТВ нет, одна ваша пропаганда». Спрашиваю, сколько им лет. По 20. Муж с женой. Кричать продолжают: «За что вы нас так ненавидите?».

Ну и только одна мысль и вопрос в голове крутится. Ребята, а что вы в Праге отдыхаете, а не в Крыму или в Чечне?

Не спрашиваю. Смысла нет. Визга будет еще больше.

А в этой группе туристов из десяти человек есть еще одна пара, тоже в кедах и очках.

Говорят: «Выпьем пива?». Выпьем.

Стали спрашивать, как в Праге работу найти, как проще легализоваться. По профессии врачи. Говорят: «Сил нет находиться в России этой».

Хотят уехать. И не так, как многие пафосно говорят: «Не мы, так хоть дети наши поживут нормально». Они хотят и сами нормально пожить, и дети чтобы были в порядке.

Я признаюсь в страшном. Мне глубоко наплевать на то, что будет с Россией. Для меня главное, чтобы она не портила жизнь мне, миру и тем 10-15% ее жителей, которые не согласны с официальной политикой.

Ведь вот какая вещь... Даже если представить, что вся правда — она наоборот. То есть Путин хороший, самолет сбил Порошенко, Запад враг и прочее — даже если это представить — то сторонники этой теории — эти 86 или сколько там процентов — они то не успокоятся, пока морально или физически не уничтожат меньшинство.

Разница — она уже не во взглядах. А в подходах. 14% жидобандеровцев, педерастов и либералов — говорят спокойно, рассудительно, тихо, не повышая голос. А большинство, которое за Путина, оно же орет и в лицо тебе плюнуть готово (как минимум). Меньшинство не хочет уничтожить большинство, оно просто хочет жить так, как хочет оно.

Кеды, очки, трусы, музыкальные вкусы — все это уже не показатели. Люди «кучкуются» уже по иным принципам. Теперь даже человек, с презрением относящийся к МХАТу Дорониной, может быть ярым путинистом.

Зато круг общения становится в разы интереснее и качественнее. Потому что из него автоматически выпадают те, которые, как выяснилось, были в нем случайно.

Мой круг общения формировался не по принципу: «Кто на каком языке говорит», а по принципу «Лишь бы человек был хороший». Это не нравилось многим русским эмигрантам: «Неправ ты, Кирилл, зачем тебе чехи, нет там души». Так говорили они. Ну и после этих фраз они автоматически выпадали из любого моего круга.

Сейчас мой круг общения формируется по тому же принципу.

Но благодаря Путину, войне и современной России за последние месяцы в нем в разы возросло количество русских.

Многие русские «на чужбине» стали тянуться друг к другу, чтобы убедиться в том, что среди русских есть не только эта жуткая толпа, которую мы видим и слышим круглые сутки. Не только мизулины, милоновы, казаки и попы (с ударением на Ы, хотя на О тоже можно).

Встретить русского, живущего в другой стране, но не являющегося фанатом российского режима — это радость. Как для грибника найти какой-то там супергриб. И оказывается, что этот русский — он и приятный, и образованный, и в театры ходит, и с чехами дружит, и вообще — идет не в средневековье вместе со своей родиной, а вперед. Вместе с миром.

Единственная проблема — этим русским стыдно быть русскими. Патриоты скажут: «Закомплексованные твари, Западу продались, березки продали, иконы сожгли, от национальности отреклись».

А я очень даже понимаю тех, кто испытывает это чувство стыда. Я сам такой.

А Путину еще раз спасибо. Благодаря нему я полюбил русских (не всех).

18 820

Читайте также

История
Измена родине — вещь относительная

Измена родине — вещь относительная

Нет никакой единой для всех вечной и навсегда данной, неизменной родины. Родина — она для всех нас разная. Она исторична и обусловлена культурно-социально. Одна родина у народа, другая — у номенклатуры. И, бывало, народ не считал за грех предать родину «начальства». Против этой родины восставали, от неё бежали в раскольничьи скиты, в Сибирь, на новые, девственные земли. И даже в другие страны, как, например, казаки-некрасовцы — участники Булавинского восстания, после разгрома ушедшие в Турцию.

Алексей Широпаев
Общество
Русские и либерализм

Русские и либерализм

Да что такое эти «либеральные ценности»? К чему они русскому человеку-то? Но если русский человек позволит себе хотя бы небольшой культурно-, так сказать, исторический экскурс, то придется ему признать, что без этих самых либеральных, или «либерастических», ценностей его, русского человека, собственно и не существует.

Михаил Сарбучев
Злоба дня
Трое в лодке: кто станет российским президентом?

Трое в лодке: кто станет российским президентом?

На главный пост в стране сейчас могут претендовать всего трое. Одному 44 года, двоим другим — по 52. Расцвет политических сил даже и к условному 2024-му году. Правда, один из троицы, казалось бы, растерял былую влиятельность, другой — напротив, ещё не набрал вес, и только третий совсем недавно получил ключевую должность в государстве.

Дмитрий Витушкин