Общество

«Учения ФСБ в Рязани»: я это видел

 «Учения ФСБ в Рязани»: я это видел
Москва, 22 сентября 2014. Фото автора.

15 лет назад произошло нечто, позже ставшее известным как «Учения ФСБ в Рязани». Когда я был на пикете «ЯБЛОКА» 22 сентября у памятника Пушкину в этом году и девушка держала в руках плакат, а на асфальте перед ней лежал мешок с «сахаром-гексогеном», проходившие люди спрашивали — мол, а что такое гексоген?

Забыли, ребята?

15 лет назад я работал в рязанской милиции. После взрывов в Москве страна была в панике, назначались «домовые патрули», жители сами составляли расписание патрулирований, компании, устанавливающие на подъездах железные двери и домофоны становились топ-корпорациями, сравнимыми на время с нефтедобывающими.

Ребята, да как же вы все забыли? Вы забыли, как мерзли ночью у подъездов? Вы забыли, как провожали всех входящих в подъезд до дверей адресата с подтверждением того, что это знакомый для живущих в этой квартире человек? Вы забыли тот страх, когда каждый подозрительный предмет или машина, или незнакомец возле вашего дома вызывал подозрения и переживание за родных, близких, соседей, свою квартиру, свой дом?

Не надо этого забывать. Чтобы опять не наступить на те же грабли...

Как я участвовал в «Учениях ФСБ в Рязани» в 1999 году

Вот ...так уж получилось, что без моего желания пришлось в этом поучаствовать немного.

Двое милиционеров Отдела милиции общественной безопасности УВД Рязани, дежуривших 22 сентября 1999 года в районе УВД Рязанской области, на всю жизнь запомнили «учения ФСБ», прошедшие в Дашково-Песочне в 1999 году.

Накануне этим событиям исполнилось 15 лет. На митингах в Москве, посвященных именно этим рязанским событиям, которые проходили каждое 23 сентября примерно лет пять-семь, выступающие в один голос твердили, что если бы не рязанские учения, у них бы оставались сомнения в том, что к взрывам жилых домов в Москве в 1999 году были причастны вовсе не чеченские сепаратисты.

Как я об этом узнал

22 сентября 1999 года выдалось довольно прохладным днем. После взрывов в Москве рязанское милицейское руководство ввело дополнительный пост в квадрате, где расположен областной УВД — площадь Мичурина, с захватом улицы Фрунзе, Маяковского, Введенской и прилегающих к ним территорий.

Суточный наряд состоял из двух сотрудников муниципальной милиции Рязани (ОМОБ) — сержантов 1 и 3 роты батальона ППС этого подразделения.

Оттоптав с 9 утра территорию около УВД в совершенно человекоиздевательском режиме работы, по которому сотрудники сутки практически не имели возможности ни спать, ни сидеть, ни толком поесть, при этом находясь на улице в любую погоду (в результате чего один из них, которого не меняли на этом посту 4 месяца, заработал острый пиелонефрит почек), милиционеры ближе к полуночи собирались попытаться поспать в УВД.

Дверь им открыли сонные бойцы роты охраны УВД, которые дежурили внутри здания. Покурили, попили чая, расстелили бронежилеты в углу, справа от центрального входа, рядом с бронированным «стаканом» дневального и уже готовились попытаться поспать часик до очередной проверки. Кто-то уже даже заснул.

Началось

А началось все с диких воплей дежурного по УВД: «Какого х... я тебя спрашиваю — фсбшники уже что-то знают, крутятся там, а у нас в этом месте пост и мы ни х.. не знаем? Я тебе сказал — всех поднимай! Начальников отделов всех в УВД собирают, бегом на х...! Людей на х... оттуда всех подальше, не идут — на себе выносите! Я ща еще с тобой буду разбираться? Бегом!» — доносилось из дежурной части.

По нетипичным и чересчур громким для этого времени суток выражениям милиционеры поняли, что перспектива «часок соснуть» отодвинулась на неопределенный горизонт.

«Посыл» дежурного по УВД области был адресован, о чем было нетрудно догадаться, дежурному по райотделу.

Милиционеры поднялись, отряхнули и стали натягивать бронежилеты. Мимо пробежал водитель одного из замов начальника УВД, было похоже, что его «запустили» без особого его на то желания, вслед ему из дежурной части неслось что-то типа: «Я тебе ща этот кофе знаешь куда?»

Далее из дежурной части стали доноситься непрерывные чрезмерно громкие телефонные переговоры, команды по радиостанции, по селектору, стоял невообразимый шум, усиленный очень крепкими, эксклюзивными и чересчур уж громкими «словцами», вставленными для придания лучшего эмоционального оттенка крикам дежурного по УВД.

Ночной накал

Каким-то врожденным милицейским чувством двое милиционеров ОМОБ поняли, что ночь выдалась нестандартная, и что им лучше покинуть начинающее накаляться здание УВД.

Ребята собрались, подтянули бронежилеты, поудобнее повесили автоматы и вышли на улицу.

Дальнейшие события они наблюдали, находясь возле здания УВД на улице Мичурина.
По словам одного из них: «было такое ощущение, что в Дашках упала атомная бомба». В течение часа из пустого в ночном режиме работы здания УВД превратилось в некое подобие оперштаба воюющей военной группировки, у которой линия фронта проходит в километре от штаба, при этом противник ведет интенсивное наступление.

За час-полтора в УВД приехали все начальники городских РОВД, их заместители и еще куча милиционеров высокого ранга. Из дежурной части, что было слышно даже на улице напротив окон «дежурки» в правом крыле здания, не переставали доноситься вопли приказного порядка.

Судя по радиопереговорам (динамик громкой связи рации дежурного по УВД был на максимальной мощности, его было слышно даже на улице возле окон), в Рязани в эти часы (примерно с половины двенадцатого ночи и до утра) милицию подняли всю, какую только смогли поднять.

***

Не вдаваясь в дальнейшие подробности «ночного кошмара» для рязанской милиции, можно сделать несколько отметок:

1. НИКТО из рязанской милиции не был в курсе того, что (как выяснилось через два дня) ФСБ запланировало провести учения с имитацией закладки заряда в доме по улице Новоселов 14/16. Что вызвало у них панику.

2. Два дня федеральные и мировые СМИ твердили о неудавшейся попытке теракта в Рязани, которая была сорвана случайно — лишь благодаря бдительности жителя дома Алексея Картофельникова.

3. Милиционеры Инженерно-технической службы ОМОБ в первые же дни заявляли, что по результатам проверки вещество в мешках, обнаруженных в подвале дома, являлось гексогеном.

4. В первые дни после 22 сентября высокопоставленные госчиновники, вплоть до министра Рушайло, гордо раздавали комментарии по поводу того, как им «с помощью граждан» удалось предотвратить крупный теракт в Рязани.

5. Федеральные СМИ, являющиеся дополнением пресс-служб Кремля, например ИТАР-ТАСС, также гордо сообщали о срыве теракта в Рязани.

6. В Рязанской области НИ ОДНО подразделение не было в курсе проводимых учений, вплоть до... местного УФСБ, которое сразу после интервью директора ФСБ Патрушева «об учениях» сделало заявление, что они не были в курсе учений, и, отрабатывая версию сорвавшегося теракта, готовились к задержанию лиц, причастных к закладке заряда в доме на Новоселов. И «террористы» эти, к чести рязанских фээсбэшников, уже были вычислены, но, как неофициально рассказывали представители рязанских спецслужб, при докладе в Москву рязанские контрразведчики получили команду не трогать «террористов».

7. Взрывотехники ОМОБ утверждали, что их прибор определил содержание гексогена в мешках, причем сказано это было не в курилке, а в официальном рапорте, что и было повторено много раз в СМИ в первые дни.

***

Выводы:

Не открою тем самым никакую тайну, не буду принимать ничью сторону. Но — ТАКИЕ ДЕЛА так не делаются нигде в мире, если говорить об этих «учениях» пятнадцатилетней давности.

То, что в известность не поставили хотя бы высшее руководство УВД, подводит к выводу, что этот «учебный» теракт в 5:30 утра (на это время был установлен взрыватель) 23 сентября 1999 года, ДОЛЖЕН был состояться.

Подобная «искренняя проверка» со стороны «руководства учений» могла привести к тому, что «террористов» могли тупо перестрелять или здорово избить при задержании не только взбешенные и паникующие милиционеры (кадры взрывов домов в Москве были у всех перед глазами), но и местные жители, попадись «террористы» им под руку в ту ночь.

В курс дела об «учениях» не были введены и местные власти, губернатор Любимов был в явной панике, хотя и с трудноскрываемым удовольствием раздавал интервью направо и налево, рассказывая, что благодаря его постоянным телеобращениям посредством специально созданного для этого на средства областных налогоплательщиков телеканала «Край Рязанский», рязанцы проявили бдительность и «помогли правоохранительным органам предотвратить теракт».

То, что об учениях не знали даже местные рязанские чекисты, еще раз подтверждает — ТЕРАКТ должен был удачно состояться. Раз об «учениях» не поставили в известность даже местных коллег, можно сделать вывод — сделано это было для того, чтобы НЕ БЫЛО СВИДЕТЕЛЕЙ в случае, если бы с этим домом что-то случилось...

Кто ответит за издевательства над жителями дома? Среди ночи людей поднимали с кровати и в ночных пижамах, с накинутыми наспех куртками, в тапочках, выгоняли на улицу, на холод, при этом проводившие эвакуацию милиционеры бегали по этажам с круглыми глазами и орали, что дом заминирован, срочно убегайте отсюда! Вы можете представить себе состояние людей, которые перед этим постоянно смотрели по телевизору о том, как в Москве взрывают жилые дома?

Людей «эвакуировали», правда не всех — как рассказывали милиционеры, в доме оставалось минимум 2 человека: одна старушка не могла ходить, а ее дочь отказалась уходить без нее. Люди после эвакуации так и остались в доме. Вдвоем во всем доме.

На ночном холоде выведенные жители просто стали мерзнуть, так как многие из них вообще были в пижамах.

Директор кинотеатра «Октябрь» распорядился, чтоб людей впустили в помещение, напоили горячим чаем. Полрайона в ту ночь не спало — жители соседних домов, расположенных возле заминированного здания, стали сами проводить уже свою эвакуацию на случай, если мощность заряда окажется очень большой и волна сметет и соседние строения.

Хаос, нервы, паника, злость и прочее — таких результатов хотели добиться организаторы «учений»? Ладно — если даже и «учения» — перед людьми никто не хочет извиниться? 10 лет прошло — извинений нет. Это тоже было «заложено» в плане «учений» вместе с зарядом в подвале здания?

Стратегическая деталь:

Приведем один факт, который кое-что поставит на место. Взрывотехник ИТО ОМОБ (фамилию не называю по понятным причинам), принимавший участие в разминировании дома, в разговоре с коллегами говорил, что заряд был боевой. Детонаторы, часовой механизм, вещество первой детонации, а главное — основной заряд.

Одному из милиционеров ОМОБ, дежурившему в ту ночь в УВД и ставшему свидетелем творящегося «ночного хаоса» среди рязанской милиции, этот взрывотехник утром 23 сентября, когда сотрудники сдавали оружие в своем отделе, после смены, сказал: «прибор точно указал, что это гексоген. Там сработка была по нескольким пробам и разным характеристикам».

А теперь вопрос — зачем было проводить учения с боевым зарядом огромной мощности? Для убедительности? Но ведь простой человек ни за что не определит гексоген по внешнему виду. Скорее подумает, что это крупа или какие-то мелкие макароны.

К чему это? В армии, когда солдат учат бросать гранаты, им не дают боевые, да еще и во взведенном состоянии.

Подобного рода «учения», даже если это были «учения», ставили под угрозу жизнь не только милиционеров, спасателей и жителей дома, но и, судя по мощности заряда — жителей минимум еще одной девятиэтажки, находящейся рядом с заминированным зданием.

А если бы попытка разминирования привела к детонации? Это просто означало бы, что рязанцы не готовы к подобным действиям? Не слишком ли круто для «учений»?

В войсках на потери среди личного состава во время учений отводится 1 %. Организаторы рязанских «учений» подняли этот коэффициент до возможных 100 %.

P.S. На одном из митингов в Москве, посвященном тогда еще 10-летию «рязанских учений ФСБ», прозвучало:

Все эти «учения» и прочие эксперименты над населением возможны сейчас потому, что они допустимы самим населением. Суд по взрывам домов в Москве не был интересен москвичам. Возможный теракт в Рязани, вдруг ставший через несколько дней «учениями», о которых знал только очень узкий круг федерального руководства ФСБ, не интересен рязанцам. Россияне не хотят про это думать, им гораздо приятнее думать о внушаемой им с телеэкранов «стабильности»...

В Москве акция, посвященная событиям в Рязани, прошла 22 сентября у памятника Пушкину. Одиночный пикет с одной стоявшей на холоде и под дождем девушкой, которая сама сделала плакат и сама сделала «мешок с гексогеном». ОМОНовцы, дежурившие рядом, подошли к ней и предупредили о «недопустимости нарушения законодательства при проведении одиночных пикетов».

В самой Рязани этого даже не заметили. И так до очередного грома, чтобы потом начать креститься. Уже на кладбище.

Вспомнили?

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

47 448

Читайте также

Политика
Чеченский нацдем

Чеченский нацдем

В истории ичкерийского сопротивления прослеживаются организационные структуры и знаковые фигуры, которые, как правило, стояли перед эпохальным выбором — пойти путем радикального ислама или попытаться реализовать идею почти светского государства с привычными демократическими институтами, пусть и с элементами типично чеченского традиционализма.

Аркадий Чернов
Политика
Павел Басанец: «Кремлевский режим падет, когда в Украине наступит мир»

Павел Басанец: «Кремлевский режим падет, когда в Украине наступит мир»

Мне приходится общаться со многими военнослужащими, и не только с офицерами высокого ранга, но и со средним звеном. Например, недавно я побывал в весьма известном российском подразделении, и общение обнадёжило — никакого одобрения украинской авантюры я от офицеров не услышал. Еще более радикальные настроения среди ветеранов, где, кстати, немало этнических украинцев — в советское время их удельный вес в ВС (в том числе в элитных подразделениях) был весьма высок. И, конечно, для десантников и спецназа «казус Ерофеева-Александрова» не пройдет незамеченным.

Русская Фабула
Политика
Кремль, выборы, конспирация

Кремль, выборы, конспирация

Сегодняшняя власть действует более открыто, чем сталинская. Но в ее деятельности и сегодня есть открытая и закрытая линии. И эта закрытая линия касается не вопросов национальной безопасности, что можно было бы как-то понять, объяснить, оправдать, а действий в отношении собственного населения.

Ирина Павлова