Общество

Дом, милый Дом, сермяжные грабли

Дом, милый Дом, сермяжные грабли

Проиграв Ливонскую войну, Рюриковичи отправились на свалку истории как брошенный цветок. Проиграв Японскую войну, Романовы отправились под колесами реальности в лучший мир. Проиграв Афганскую войну, коммунисты испарились, оказались холостым патроном в обойме истории. Бывали исключения — вернув Кёнигсберг, Петр Третий получил пинок и быстро растворился. Проиграв первую Французскую войну, Павлу Первому весело зарядили в ухо табакеркой и шелковый шарфик накинули. Экий у нас народ неудобный для правителей, быстро всех приводит к общему знаменателю. Попробуем покопаться в такой хронической нелюбви народа к неудачникам на троне. Российское население любит империю, оно не может без нее жить, оно «мать родную» и фигурально, и буквально продаст за империю. Кровавые палачи — Иван Грозный, Петр Первый, Ленин, Сталин — это истинно народные герои — страх, трепет и обожание, типа Стокгольмского синдрома. Тираны, как жена народа, даже если молчат, их лучше не перебивать, а народ под тиранами — как монашка с мужиками в лесу — вдосталь и без греха. Главное поставить гроб вселенского убийцы в центре страны: вечно у нас стоит не то, что нужно, значит беременность империей еще не прошла. Само собой, лет через пятьдесят молодые люди будут рассуждать с умным видом: «Зря тогда расстреляли Великого Вождя за то, что проиграл войну с Украиной, зато он знал, как с гопотой обращаться». Кстати, те народы, которые начали строить империю даже после нас, лопнули от надрыва быстро и со страшной силой, всех забрызгав: им быстро вылечили клаустрофобией клептоманию к чужим странам, и теперь живут припеваючи. Что нам уроки немцев с японцами — у нас своих граблей с избытком. Если во времена империй русский имперец звучало гордо, то сейчас это просто гопники.

Главным лозунгом Царской империи было объединение братьев славян. Сами, конечно, «братья» почему-то невесело «объединялись». Самые жестокие и частые войны были с «братьями»-поляками — глупые были поляки, не понимали своего счастья и отправлялись на тот свет пачками ради своей странной свободы и сотни лет шли понуро в Сибирь. Хватили Магдебургского права, пусть теперь хлебают баланду в Нерчинске или Гулаге. Вот туркмены с чукчами почему-то не особо считали себя братьями-славянами. Ну не беда: тот, кто останется в живых, сразу станет братцем.

Незадача... Почему-то империи все всегда загнивают, особенно в 20 веке, жизнь империй — дефка капризная. Стоит населению прекратить бурно расти и всё, кранты: мало кто находится воевать, невозможно сохранить военного монстра, быстро все протухает. Фундамент империи испаряется.

Еще в конце царственного 19 века прозвенел первый звоночек. Оказалось, что освобождаемые болгары вообще-то не очень стремятся «освобождаться», да и почему-то живут лучше освобождаемых (Тотлебен). Освобожденные болгары, вообще, потом почему-то полвека воевали на стороне противника. Стоило замшелой империи Царской России получить оплеуху от свежерожденной имперской Японии, потерять часть колоний, так сразу лафа закончилась. Имперский народ понял, что с Царем не срастется расширять империю и быстренько забыл свое обожание древней властью. В придачу какая-то невнятная, бесконечная война с немцами бушевала на территории наших Европейских колоний. Это — неправильно, это — нетерпимо: настоящая война может быть только на чужой территории. Позволив горсточке демократов скинуть Царя, имперский народ даже разрешил им немного поиграться в парламенаризм в 17 году. Недолго музычка играла, пришла какая-то банда большевиков из-за бугра и захватила власть. Поначалу никто ничего не понял в этой катавасии, империя стала рушиться, соседние народы захотели свободы, а тем более обещанной. Но имперский таракан в голове даже без главы живет десятки лет.

Когда большевики стали первым делом мочить финнов, случайно рядом оказались, народ имерский сразу все и понял — вот она, родная власть: поначалу не задалось, но потом притрахались. Для народа главное имперский центр, оттуда растут ноги империи, поэтому центр — это самое святое, и, само собой, лучше крутой Вождь на троне, он и делает большое мочилово. А кто тама сидит — Царь, Предсовмин, Генсек или Президент или пожизненный Президент — какая разница, как Вождь называется. Лишь бы строил империю. Мало ли что большевики болтали про права наций, главное — дела. А вот в лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» народ просто сразу влюбился, тем более он был реальным: стадами гнали штыками чужих работяг в красный загон. Гениально. Можно, наконец-то, опять строить свою мировую империю даже с улучшителем вкуса. Прежняя верхушка с жалким лозунгом «Неделимой России» уже была не нужна, поэтому народ просто вырезал весь цвет образованной России, исчезли все частицы, из которых состояла историческая Россия. Где сейчас тот русский офицер, для которого честь и служба Родине были намного важнее жизни. Черные воронки растворили Россию на век, тираны России как самки богомола после спаривания съедают мозг людям. Ведь разрушив все, забыв свое прошлое, легче создать новую империю.

Поляки и прибалты и финны под шумок просто нагло смогли освободиться. Но не тут то было. Народ превратил всю страну в военно-промышленный концлагерь, от такого счастья никто не сбежит. Поставим настоящего Вождя (прозывался тогда Генсеком), уже проявившего себя настоящим имперцем. Пятнадцать лет готовились к великому освобождению Европы, грабанули сначала естественно свой народ, замочили демократов и свободомыслящих, умертвили голодом лишние рты — слабых, старых, детей и матерей. И вновь наступила очередь загонять новых соседей в свою конюшню. Имперцы уже в варианте гопников, ведь несут счастье людям, окончательно освобождая их от всех проблем, навсегда — либо раб, либо труп. Не понимают странные соседи, что смерть — дефка безотказная, когда мы мирно бомбим их города. Процесс прервали немецкие пролетарии, нагло захотевшие свою империю, хотя уже успели обжечься на британских пролетариях. Дальнейшая дележка небольших народов не удалась, и пролетарии схлестнулись, пришлось даже просить милости у «империалистов» всего мира. Дальше началась самая веселая народная забава: с гиканьем раскатывать на танках по беззащитным городам Европы, весело давить всяких чехов и венгров, бормотавших про какие-то свободы. Откуда мы знаем, что это такое — империя гопоты превыше всего. Танки — прекрасный аргумент к добровольному единению пролетариев в наш лагерь, и колючая проволока обязательна, чтобы все не разбежались от нашего светлого будущего. В самой мирной стране мира гранаты учили кидать с детства.

Проигрыш войны в Афганистане и капитуляция в восточной Европе скомпрометировали Политбюро по полной. Имперцы никогда не поймут, что деньги могут кончиться, штыки кончатся, с одежонкой ватной как всегда напряг, даже убогая жрачка заканчивалась — фанатикам нет дела до реальности, хотя сбор картошки всегда их поставит раком. Все наши братья-пролетарии почему-то от нас быстро разбежались, как галактики после большого взрыва, имперский народец сел на жопу и зарыдал об СССР. Танкам стало негде гулять, пришлось уже по Москве. Имперцы опять позволили горсточке демократов скинуть (сами стесняются) очередного Вождя-говоруна и подельников Политбюро. В результате появилось что-то совсем непонятное, операция по смене ориентации прошла не очень удачно, и «имперцо» до сих пор крайне возмущено. Президент-весельчак оставшегося обломка — вроде имперец: опять танки пуляют в Москве, и чеченцев мочит, как все вожди за последние 200 лет. При этом якшается с демократами и разномыслие разводит, так и перерубил сук на котором сидел и кое что себе отхватил. Настоящему имперцу пофиг, кого ненавидеть, пофиг, кого мочить, кого назначит Вождь, того и будут мочить, главное — единодушно мочить, как цепные шавки по команде. У него — инстинкт, поэтому он ненавидит разномыслие, оно ослабляет империализм, больше всего он дрожит от страха и ненависти, увидев свободного русского человека, только любит сны о бывшей империи. Любой русский антифашист, кому не нравится война, само собой самый главный враг убогой империи и неважно, что оппозиция — это прогресс, что это — реальная забота о благе народном. Оппозиция не понимает саму душу народную, не может прорваться сквозь дебри непонимания, поэтому легко может быть уничтожена — какие еще народные митинги и протесты у овощей, которых едят бояре. Найти демократа в России тоже, что засунуть руку в мешок с гадюками и вытащить ужа.

Наступил новый-старый цикл — это как обделаться на морозе, поначалу даже тепло. На рубеже тысячелетий нарисовался новый герой народа, Вождь-крутой, Вождь быдла, Вождь гопоты, с манией величия. Мочить всех, все опять превращая в наш сортир — это дело почетное и привычное, зебра не может поменять свою окраску. Народец по праздникам стал называть Президента — Иосиф Виссарионыч. Настоящий вождь — само собой, пожизненная должность; демоверсия игры «Президент» в стране быстро закончилась, как обычное издевательство над юзерами. «Вытащил» страну из какашек, так что сидите и не чирикайте. Хотя, судя по нашим дорогам, у нас самих недавно кончилась тотальная война. Но как учит камасутра — безвыходных положений не бывает. Немножечко денег подкопили с продажи Родины (сырья), замочили привычно демократов, выключили свет разума в конце туннеля, слова опять начали менять свой смысл, установил вроде бы единомыслие в стране и стал актуален новый лозунг — «Русский мир», в котором предприниматели — это те, кто предпринимает попытки выжить. В стране началась массовая имитация оргазма в соцопросах. Немного труднее гейпарады разгонять, дубинки пропадают, а с садо-мазохистами воообще у омона проблема. Было приказано называть крах экономики страны — небольшим ростом, хотя как можно сымитировать эрекцию, у любимицы народа Псаки — сиськи бы отвалились от смеха. В борьбе за справедливость у нас всегда побеждает тот, кто сидит в Кремле. Убого, конечно, после всемирной империи большевиков, но советское поколение уже практически сменилось, поэтому «Русский мир» — мир хищного экономического карлика, и снова вирусная база обновлена. Тоталитаризм с интернетом  — просто судьба решила приколоться, особенно, когда уже школьная форма продается в сексшопе. Только женщины у нас пытались бороться за свободу для народа — но их быстренько перестреляли (Старовойтова, Политковская, Эстемирова, Бабурова), их пепел не стучит в наши сердца. Политковская сразу получила пять мировых премий, посмертно. Хорошая новость — в России почти перестали убивать журналистов, как раньше по десятку-другому в год. Закончились.

Наш народ, даже сидя глубоко, где остались дипломы и мечты о прекрасном будущем, смотрит героически свысока и учит все народы жизни, сидя в деревянном сортире как на троне. Особенно лютуют наши тетки, беременные от комбината хлебо-булочных изделий. Хотя вместо того, чтобы открыть счет в нашем банке, лучше сходить к психиатру. Даже патроны кончились на границе — всех разбегающихся просто так выпускают из страны, мы бы все сбежали от самих себя, но кому мы нужны, кто будет нас кормить. Самое главное, естественно, отрезать себе память, забыть все прошлое, нарисовать себе рай в Гулаге и строить новый Гулаг, и телевизор бухтит как голос в голове у шизика. Стоит забрать у русского империю, и, не дай бог, сломается телевизор — он потеряет себя как нацию и сразу сопьется. Любая русская деревня вышибет эту дурь — демократию, сказав, что надо радоваться, что не всем наливают фронтовые сто грамм, хотя сами уже давно растят и воспитывают пивной животик. Интересно, кто может уничтожить правду в интернете, слова никогда не потеряют свою силу, даже птички-мозгоклюйки Кремля беспомощны. Естественно, кто не в нашей Империи, тот против нас, поэтому, само собой, все в мире — враги, за конопляным полем всегда находится говорящая река. Место злых духов заняли американцы (евреи, поляки, украинцы, грузины, сирийцы, турки). Когда познакомишься поближе с нашим имперцем, сразу начнешь любить соседскую собаку. Кстати, в ответ на мировые санкции против клептомании надо запретить чупа-чупс как оскорбление верующих — в стране можно лобызать только руку сигаретного короля в рясе. «Заради» всего этого каждый имперец с легкостью готов с надеждой, но без шансов кинуться в бой, поступиться честью и совестью, профинансирует и подружится с урками на оккупированых территориях, снимет погоны для анонимных боевых действий, проведет танковые референдумы, в Донецке узнает из какого места выделяется адреналин, примирится с небывалым ростом цен, в которые стали вносить ритуальные услуги. А сзади Китай ржет как конь, вытаскивая свою дубину. Под занавес — Россия впервые в своей истории работает ландшафтным дизайнером сирийских деревенек, отдавая свои деньги и войска под начало самого кровавого палача 21 века — Асада.

16 208

Читайте также

История
Афганская война в фактах, свидетельствах и оценках

Афганская война в фактах, свидетельствах и оценках

Принимая решение о вводе войск в Афганистан, Политбюро учитывало не только внешнеполитические, но и внутриполитические факторы. Оно было готово терпеть оппозицию в качестве замкнутой субкультуры, но бурная активность конца 70-х гг. переполнила чашу терпения авторитарного режима.
После ввода войск в Афганистан, предполагавшего ухудшение международных отношений, оглядываться на Запад было уже не нужно…

Даниил Коцюбинский
Политика
Операция Преемник. Кто после Путина?

Операция Преемник. Кто после Путина?

В октябре 2015 года Владимиру Путину исполнилось 63 года. За восторженными поздравлениями в связи с достижением почтенного возраста скрывались и тихие неудобные вопросы — а что будет, когда...? Ведь Владимир Путин — это «Россия, вождь, учитель и отец», но он не бессмертен. А вспоминая Булгакова, можно предположить, что все смертные — частенько смертны внезапно.

Данила Столь
Общество
 «Учения ФСБ в Рязани»: я это видел

«Учения ФСБ в Рязани»: я это видел

15 лет назад произошло нечто, позже ставшее известным как «Учения ФСБ в Рязани». Когда я был на пикете «ЯБЛОКА» 22 сентября у памятника Пушкину в этом году и девушка держала в руках плакат, а на асфальте перед ней лежал мешок с «сахаром-гексогеном», проходившие люди спрашивали — мол, а что такое гексоген?
Забыли, ребята?

Дмитрий Флорин