Политика

Регионализм – это новое падение Берлинской стены

Регионализм – это новое падение Берлинской стены

Европейский Свободный Альянс (European Free Alliance) — общеевропейская политическая партия, а точнее — блок более 40 региональных партий из различных стран ЕС. Альянс критично настроен по отношению к унитарным и централизованным национальным государствам, но при этом разделяет принципы евроинтеграции, требуя переформатирования ЕС в «Европу народов и регионов».

По итогам выборов текущего года коалиция ЕСА и «Зеленых» завоевала 50 мест в Европарламенте.

В конце октября на Аландских островах (Финляндия) состоялся организованный Альянсом международный семинар «Европейские автономии на пути к независимости». По его итогам на наши вопросы ответил исполнительный директор ЕСА, фламандский регионалист Гюнтер Даувен (Günther Dauwen).

— Сегодня в разных странах ЕС можно наблюдать существенный рост регионалистских настроений. Что вы считаете главной причиной этого?

— Глобализированная экономика зачастую приводит к финансовым, экономическим и социальным кризисам. Но эти же кризисы вызывают и переоценку ценностей. Люди больше не хотят пассивно принимать анонимные экономические решения, которые разрушают нашу демократию. Мы хотим жить в реально демократическом обществе, где граждане имеют средства контроля над властью. И в этом причина развития регионализма — люди хотят, чтобы избираемая ими власть была им более близка, более децентрализована, более прозрачна... Отсюда же следует и важность региональных идентичностей, локальных культур и языков.

Мы медленно, но верно движемся к новым демократиям XXI века. Но трудностей на этом пути будет много, поскольку многие национальные государства (такие, как Великобритания, Франция, Испания, Италия, Греция), кажется, все еще живут в XIX веке. Однако я полагаю, что европейский регионализм символически станет «новым падением Берлинской стены».

— Каковы были основные результаты семинара на Аландах?

— Мы регулярно проводим подобные встречи. На этот раз наши шотландские коллеги поделились итогами своего референдума, а каталонские — рассказали об организации регионального опроса. Выступили также представители Фарерских островов и хозяева с Аландов. Конечно, каждый случай регионального самоопределения уникален, но есть и множество универсальных черт.

— Почему, на ваш взгляд, сторонники независимости Шотландии не выиграли референдум?

— Психологически они выиграли, хотя фактор страха, нагнетавшийся сторонниками британского единства, был не пропорционален и не достоин современной демократии. Главное — шотландцы выиграли право решать судьбу своей страны. Это пока еще не независимость, но она становится лишь вопросом времени. Обещания «максимальной деволюции», которые щедро раздает Лондон, вряд ли будут выполнены. А планируемый референдум по отделению Великобритании от ЕС создаст новый контекст для шотландского. Шотландцы все же более настроены в пользу того, чтобы оставаться в Евросоюзе.

— Известно, что испанские власти не дали каталонцам права провести официальный референдум. Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация в Каталонии?

— В Каталонии уже достигнута точка невозврата. Мадрид постарался превратить каталонский референдум лишь в символическую гражданскую акцию, не влекущую никаких политических изменений, хотя почти 2 миллиона людей выступают за собственное государство. Напомню, что на последних выборах в регионе явка составила 3,4 миллиона человек, а теперь на опрос пришло 2,3 миллиона, причем в подавляющем большинстве — сторонники независимости, но их голос центральная власть слышать не хочет.

Если говорить о развитии ситуации, то сейчас ведутся переговоры об организации досрочных региональных выборов. Они должны быть назначены в течение трех ближайших месяцев. Сегодня многие каталонские партии готовят совместную декларацию независимости. И когда они выиграют эти выборы, такая декларация будет заявлена. Кроме того, уже идет разработка конституции Каталонии. Так что, несмотря на упрямство Мадрида, независимость будет обретена явочным порядком.

— Кем являются регионалисты на классической политической шкале — правыми
или левыми? Или это деление уже неактуально?

— Большинство партий, входящих в ЕСА, занимают левоцентристские позиции, некоторые — правоцентристские. Но мы в основном мыслим и работаем на другой шкале, которую я бы назвал шкалой самоопределения: культурное признание, автономия, независимость — различные позиции на этой оси.

— Что вы думаете о проблеме Крыма и самопровозглашенных республик на Востоке Украины?

— Мы поддерживаем процессы регионального самоопределения, если они являются прозрачными, мирными, демократическими и хорошо подготовленными. Шотландия и Каталония — примеры этого.

— Планирует ли Европейский Свободный Альянс развивать отношения с регионалистскими движениями стран, не входящих в ЕС?

— В ЕСА на протяжении его истории (напомню, что Альянс возник еще в 1981 году) состояли региональные партии из стран, которые были еще только кандидатами в Евросоюз. И сегодня мы готовы сотрудничать с различными движениями из стран, которые не входят в ЕС или являются кандидатами на вступление. Но все же, исходя из имени нашей организации, нас в первую очередь интересуют те движения, которые имеют историческую связь с Европой и сами географически расположены в Европе.

8 771
Вадим Штепа

Читайте также

Федерация
Регионализация и самосознание

Регионализация и самосознание

Регионализация русского народа неизбежно вызвала бы процесс общей ментальной перестройки, переоценки ценностей и как следствие — распад всего комплекса имперских мифов.
Невозможно продолжать и далее быть этногенератором мракобесия.

Алексей Широпаев
Федерация
Федерация как идея выживания России

Федерация как идея выживания России

Все сегодняшние разговоры о перспективах развития страны вертятся, как правило, в рамках одной парадигмы — видения России как унитарного государства, — великой державы, желательно в виде обновленного СССР или хотя бы в виде Евразийского союза. Так думают не только сторонники нынешней власти, но и ее противники.

Ирина Павлова
Общество
Деревня 2.0

Деревня 2.0

Города становятся не нужны. Ни как военные, ни как промышленные, ни как научные, ни как деловые, ни как административные центры. Не будет более никакой необходимости загонять миллионы людей на густо застроенные пятачки, занимающие все вместе лишь 1% всей земной суши.

Юрий Нестеренко