Общество

Свобода первой и последней свежести

Свобода первой и последней свежести
«Президент Путин любит начинать свой день с просмотра прессы»

— Свобода — не вседозволенность! — любит говорить муж татарской гимнастки и персонаж популярной украинской песни.

— Свобода — не вседозволенность! — приговаривают доблестные офицеры Департамента по противодействию экстремизму и готовят документы для обвинительного заключения:

...полностью сознавая последствия своего деяния, разместил на своей общедоступной странице ВКонтакте изображение кошки, схожей с Гитлером до степени смешения, причём правая передняя лапа кошки направлена вперёд и вверх под углом в 45 градусов и копирует приветствие, распространённое в немецко-фашистской партии, преступность которой установлена Нюрнбергским трибуналом; таким образом, совершил преступление, предусмотренное ст. 280, 282 УК РФ.

— Свобода — не вседозволенность! — повторяют рукопожатные либералы. Когда им какой-нибудь мерзкий хам вроде автора этой статьи напоминает афоризм Вольтера, который готов был отстаивать право на свободу слова даже для тех, чьи убеждения ему отвратительны, рукопожатные либералы очень витиевато доказывают, что свобода слова нужна, конечно, всем, но не все её достойны. Поэтому, когда режим сажает (второй раз!) Бориса Стомахина за его призывы давить русских свиней — это кошмар, а когда за тот же «виртуальный экстремизм» сажают русских националистов — это нормально, и нечего тут разжигать. Ну вы же понимаете, что Стомахин — старый и больной человек, и он никого не убил! А «русские национал-экстремисты» из вконтактика — они, конечно, тоже никого не убили, но они же пропагандируют ФАШИЗМ! А фашизм — это ужас-ужас-ужас. Да. И это не обсуждается. А если вы это не понимаете — поучитесь, а потом приходите к приличным людям.

Поскольку в России реальная свобода слова и не ночевала (так, бывала проездом, ненадолго), мы не имеем возможности оценить её достоинства и недостатки. Поэтому в спорах о границе политических свобод оппоненты отправляются за границы российского государства. То есть начинают забрасывать друг друга примерами из политического опыта других стран. Во многих европейских странах запрещено сомневаться в историчности Холокоста и/или геноцида армян в Османской империи в 1915 году. За их публичное отрицание можно получить реальный тюремный срок. В большинстве восточноевропейских государств запрещена (чуть не написал «к возделыванию») коммунистическая и национал-социалистическая идеологии, а также символика коммунистов и нацистов. Впрочем, нацистская идеология и символика под запретом в большинстве стран Европы.

А вот в США благополучно существуют и коммунистическая, и нацистская партии, и великое множество радикалов самых экзотических направлений. И, тем не менее, американская демократия до сих пор не рухнула, вопреки чаяниям российских патриотов... Но тут на помощь запретителям приходит универсальная формулировка «Россия — не Америка». Спасибо, кэп! И ведь не поспоришь! Действительно — не Америка!

В мае 2014 российский УК пополнился статьёй, карающей за «реабилитацию нацизма» (до пяти лет лишения свободы). А сейчас в Украине разворачивается нешуточная общенациональная дискуссия на тему — вводить или не вводить уголовную ответственность за отрицание Голодомора?

Не исключено, что после этой публикации мне закроют въезд в Украину. Однако я всё же поделюсь своим взглядом на проблему. Голодомор — это исторический факт. Можно ли его рассматривать как целенаправленную антиукраинскую акцию — вопрос неоднозначный, потому что от искусственно спровоцированного голода умирали и в Украине, и на Кубани, и в Поволжье. Но, как бы то ни было, это преступление большевистской власти, которое должно получить адекватную оценку.

Но именно ради того, чтобы злодеяние красных получило адекватную оценку, дискуссия по этой проблеме должна проходить открыто, без запретов и умолчаний. И, разумеется, уголовную ответственность за отрицание Голодомора вводить не следует.

Равно как и не следует запрещать в Украине коммунистическую идеологию и символику (хотя главари КПУ должны ответить за предательство народа). Не потому, что нам очень дороги идеи Ленина-Троцкого-Сталина-Симоненко. А потому, что нельзя допустить возрождения в Украине ВЧК-КГБ с тризубом вместо серпа-молота.

Дорогие украинцы, вы и чихнуть не успеете, как «борьба с рашизмом, большевизмом и отрицанием Голодомора» станет самоподдерживающимся процессом, и остановить его будет не проще, чем катящийся под горочку асфальтоукладочный каток. Допустим, соответствующие законы приняты. Любители поплясать под «Интернационал» и демонстративно покушать шашлычок в день памяти жертв Голодомора очень быстро поймут, что были неправы. Буквально после первых десяти громких процессов, завершившихся обвинительным приговором. Наиболее толковые сбегут из Украины, отправятся по пути Золотого Батона и будут гарцевать в интернете под защитой российско-чеченских штыков. Останутся дураки, которые опасности не представляют. А что же тогда будут делать политологи в погонах и «эксперты-лингвисты», привыкшие к непыльной работе, поднаторевшие в изобличении врагов народа? Правильно: за отсутствием реальных преступлений по профилю займутся фабрикацией дел. Зря не верите. Было время, когда и в России дела по «экстремистским» статьям можно было по пальцам перечесть.

Но это ещё не всё. «Это у вас в ордыно-мордовской Параше всё через жопу, а в цивилизованной Европе нацизм под запретом, и ничего, все довольны! Демократия процветает, а если кучка отморозков не может изрыгать свои ублюдочные идеи — так это для их же пользы!» На самом деле всё немножечко сложнее. Пока карательные органы сурово пресекают малейшие поползновения отрицателей холокоста и гитлеропоклонников, пока властители дум призывают «не допустить повторения», в свободных от нацизма странах разбухают, точно дерьмо на дрожжах, диаспоры диких и злобных врагов цивилизации. И они куда опаснее, чем все пресловутые неонаци, даже в сложении с неокомми. Однако цивилизованная общественность замечает их опасность только тогда, когда вспыхивают погромы в пригородах, или когда в чистых городах бородатые фанатики взрывают бомбы, или когда боевики в арафатках отрезают перед камерами головы журналистам.

Но, поразившись дикарской жестокости, общественность быстро успокаивается и идёт пересматривать фильм «Shoah». И вновь убеждается, что нет ничего страшнее беспримесного зла по имени Фашизм, этого восстания средневекового зверства против духа Просвещения. А головорезов с экзотическим гортанным акцентом и пустыми глазами надо попытаться понять. Они живут среди нас, они никуда не денутся, надо с этим смириться. Да-да. А вы думаете иначе? Может быть, вы, это самое... фашист?

Как говорили в России ещё в начале путинской эры, «пока ловили лысых — проглядели бородатых».

И так мы переходим к третьему аспекту. Бороться с «человеконенавистническими» идеологиями просто бессмысленно. Потому что свято место пусто не бывает. Или, если вам так больше нравится, «было бы болото, а черти найдутся».

Можно запретить символы и лозунги, но нельзя запретить человеческую природу. В массе населения всегда имеется определённый процент глупого, ленивого, завистливого и злобного быдла, наподобие прилепинского «Саньки». (Многие критики писали об этом кибальчише-перестарке без восторга: здоровый лоб ни черта не делает, не работает, не учится, тянет пятихатки у мамки, подъедается у ученика покойного отца, и уверен, что несёт всесветную миссию). Всегда будут появляться не совсем адекватные философы-иллюминанты, соблазняющие быдло миром молочных рек и кисельных беергов, для достижения которых надо только перерезать буржуев (варианты: неверных собак, белых свиней, зажравшихся креаклов). И всегда будут находиться прекраснодушные интеллигенты, которые вместо того, чтобы сломать сопатку раздухарившемуся быдлу (пока оно всех не потоптало копытами) и жёстко разделать под орех бредни завирального идеалиста, принимаются мемекать, что, мол, «их надо понять».

А ещё — всегда будут неудовлетворённые своим положением подростки. Особенность современной цивилизации — запаздывание социального взросления. Противоестественное запаздывание, если говорить начистоту: молодёжь постиндустриального мира вынужденно пребывает в «подростковом» статусе лет до двадцати. Являясь физически взрослыми людьми, по социальному статусу они таковыми не считаются. И простой, как палка-копалка, лозунг «Гайдар в 16 лет полком командовал, а ты чем хуже?» будет будоражить юные умы.

Дмитрий Саввин, колумнист сайта «Пётр и Мазепа», автор весьма содержательной и взвешенной статьи «Не гуляйте по минному полю», убеждён, что коммунистическая идеология должна быть осуждена и запрещена. Увы, это бессмысленно. Античеловеческие утопии были, есть и будут — см. выше. В I тысячелетии нашей эры колоссальной разрушительной силой обладали секты, из которых произросли современные «мировые религии». Отребье, ведомое харизматичными психопатами, уничтожило цивилизацию античного Средиземноморья. Радагаст, Одонацер и Аттила явились на готовенькое. Силу Pax Romana подорвали фанатики, животно ненавидящие ум, просвещение и красоту, отлично показанные в фильме «Агора».

Бессмысленно запрещать серпы-молоты — хотя бы потому, что мировой коммунизм уже не тот, что в 1960-х — начале 1980-х. Сейчас пальму первенства в номинации «Враг цивилизации номер 1» оспаривают исламский экстремизм и негритюд. А в последнее время власти нашей горячо любимой Ресурсной Федерации провозгласили себя главными защитниками «русского мира» и «консервативных ценностей». Это не беда, что русский мир оплачен братьями Ротенбергами и Алишером Усмановым, а на знамени несёт пресветлый лик Кадырова. Да и российский фундаментализм на поверку оказывается мифом — особенно, если учесть процент разводов и абортов, да подсчитать, сколько мужчин имели опыт гомосексуальных контактов («да ты чё, петухов драть не западло!»). Для того, чтобы шантажировать цивилизованных людей, сгодится и фальшивый «русский мир», и надуманный «консерватизм».

Можно запретить разрушительные идеи. Но невозможно запретить одержимость.

Нравится нам это или нет, но полная свобода слова является наименее худшим вариантом. «Дабы дурь каждого была видна». Когда умученный «путинкой» организм орёт «Сталина на вас нет, вы ещё не видели настоящий голодомор и репрессии!», большинство окружающих смотрят на него так, будто он обкушался огурцов с молоком и не успел добежать до туалета. А вот если его за эти выкрики привлекут к суду и сажают, то для многих он превратится в мученика, осуждённого фашистской хунтой за свободу слова. Причём громче всех орать про «жертву диктатуры» будут кремлёвские СМИ. Зачем делать мучеников из придурков?

Вот только есть одно «но»: те, кто насаждает античеловеческие ереси, не собираются дискутировать с оппонентами, понимая, что в условиях дискуссии их шансы невелики. Да, они с удовольствием пользуются свободой слова. Но — в весьма специфической манере. Их цель — манипуляция сознанием, отключение рационального мышления, взвинчивание истерии, доведение паствы до экстаза. Тактика — беспардонная ложь, чудовищные вымыслы, полное игнорирование альтернативной точки зрения, чередование запугивания с шапкозакидательством.

Невозможно поверить! На первый взгляд это кажется чудовищным: во Львове националисты отрезали язык подростку за то, что он говорил по-русски! А также: жёлто-голубые под радужным знаменем — первый гей-батальон Нацгвардии готовится к отправке на Донбасс! Новости экономики: пока нас пугают так называемым падением рубля, госдолг США штурмует новые высоты! Знаменитый сотник Майдана продаёт почку, чтобы расплатиться за ипотеку!..

После того, как человеку долгое время промывали мозг агрессивной безальтернативной пропагандой, переубедить его бывает нелегко. Он уже подсел на психический наркотик. Мир прост, как окна РОСТА. Враги — тупы, жестоки, омерзительны, смешны и убоги. Наши — мудры, сильны и величественны, и в конце концов всех побеждают.

Так что же? Даёшь свободу для всех — но как быть со злостными манипуляторами? Ввести ограничения — а кто же у нас будет мудрым Прогрессором, который ведает, кому во имя общего блага лучше бы залить глотку расплавленным свинцом? Какой рецепт предлагает автор?

А нет у меня никаких универсальных рецептов. «Свобода слова, печати, собраний и союзов» для всех без исключения. Потому что свобода, как осетрина, бывает только первой свежести. Свобода второй свежести — это уже несвобода. А что касается неизбежных издержек всеобщей свободы — надо думать головой и держать порох сухим, вот и всё.

12 061

Читайте также

Политика
Иран лучше России?

Иран лучше России?

Мы постоянно слышим опасения о том, что Россия превращается в «православный Иран». Однако об Иране, в свою очередь, говорят, что он стоит на пороге своей «перестройки и гласности». По мнению мировых лидеров, куда большую угрозу человечеству представляют Россия и «Исламское государство». Иран — враг «Исламского государства», а значит, он превращается чуть ли не в союзника Запада. Также Иран — крупнейшая «нефтяная» страна, мечтающая «заменить» или хотя бы немного вытеснить из этой ниши Россию. Правительство Ирана уже неоднократно заявляло, что готово поставлять нефть в Европу, чтобы та была менее зависима от режима Путина.

Русская Фабула
Политика
Возвратная путинизация Украины

Возвратная путинизация Украины

Война когда-нибудь закончится. И что тогда? Продолжать закручивать гайки, искать новых внутренних врагов (сотрудничавших с сепаратистами, сочувствовавших сепаратистам, потенциальных сепаратистов)? Или, наоборот, с доброй улыбкой позволить чекистским агентам разрушать державу на средства российских налогоплательщиков?

Владимир Титов
Общество
Русские и либерализм

Русские и либерализм

Да что такое эти «либеральные ценности»? К чему они русскому человеку-то? Но если русский человек позволит себе хотя бы небольшой культурно-, так сказать, исторический экскурс, то придется ему признать, что без этих самых либеральных, или «либерастических», ценностей его, русского человека, собственно и не существует.

Михаил Сарбучев