Общество

Хиджаб: барышня в платочке или исламистка в покрывале

Хиджаб: барышня в платочке или исламистка в покрывале

«Это было бы так смешно, если не было так грустно», — в последнее время часто повторяю про себя эту фразу. Уже привыкла. Не успела прожевать «новогоднее преступление» Эльвиры Султанахметовой, как из ленты новостей выплыло — «Меня предлагали казнить за платок» — что ж, обычная школьная история. Жестковатое название. Или нет? Неужели весь сыр-бор из-за детской косынки?

Хиджаб (мусульманский платок) на самом деле давно волнует наших граждан. И я не про чиновников. Возьмем подборку аналитического центра «Сова» по ключевому слову. Например, «Московские мусульманки боятся появляться на улицах в хиджабе», — «взрывной» 2004 г. — что ж, люди напуганы. Тогда же шумело дело с фотографиями на паспорт с женщинами в платках. «Союз мусульманок Татарстана обеспокоен участившимися случаями отказа в приеме на работу женщинам в хиджабе», — более свежая заметка — наступил 2008 —й год. Что уж там скрывать, чурался народ мусульманского платка. Но вот «любовь» коснулась и детей: «В Башкирии четырех девочек, отдыхавших в мусульманском лагере, подозревают в экстремизме». Один из вопросов, который задала милиция детям, почему их мать носит хиджаб? Каково? Дал ли этот случай толчок или нет, но в школах пошли запреты на «ваххабитскую одежду». И это региональные дела, о них «верха» не знали. Или не хотели слышать.

В 2012 г. прогремело дело «Ставропольского платка», назову его так. Помню его хорошо — история докатилась до телевизора. Тогда упорствующая директриса из Ставрополья уволилась по собственному желанию, а родители пока отправили детей в хиджабах в школу. И когда в том же судьбоносном 2012 г. главу государства спросили про мусульманский платок — вот, мол, в Ставрополье, какой неприятный инцидент вышел, — В.В. Путин дипломатично напомнил журналистам о религиозных чувствах, но «у нас светское государство, и именно из этого мы должны исходить». Да, разговоров тогда на тему хиджаба была масса , но путь был указан. Министерство образования уже в 2013 г. в дополнение к закону об образовании (в новой редакции — ст. 38) выпустило «единые требования к школьной форме», где один из пунктов говорит об «устранения признаков социального, имущественного и религиозного различия между обучающимися».

А в Ставропольских школах таки ввели школьную форму, и запретили хиджабы. Еще в 2012 г.

Пресс-конференция (Москва, Независимый пресс-центр, январь 2015 года).

Адвокаты, духовенство, родители. История повторяется. Правительство Мордовии в 2014 г. выпустило свои нормы школьной формы, где черным по белому: головным уборам и «религиозной атрибутике» — нет (пункт. 9). Как выразился адвокат Марат Ашимов:

До самого последнего момента родители наделялись, что власть, чиновники поймут — данное ограничение противоречит конституционным нормам — статье 28 конституции, которая дает свободу на вероисповедание.

Но с первого сентября 2014 г. началось действие требований и детей просто выживали из школ. Верховный суд Мордовии иск родителям вернул, признав требования и пункт 9 законными. 11 февраля 2015 г. дело «мусульманского платка из Мордовии» будет рассматривать Верховный Суд РФ. (Несмотря на то, что там побывали родители из Ставрополья — их платки решили запретить. Теперь у них на очереди ЕСПЧ).

Мордовия — многонациональная республика, и в школе за последние 15 лет девочек никто не притеснял за ношение платков,

— Марат Ашимов, адвокат. Позже Рашит Халиков, экс-муфтий региона, подтвердил, что и 20-30 лет назад с хиджабами проблем не было.

У ВС будет непростая задача <...> В одних регионах, скажем, в Татарстане, платочки в школу носить можно. А в Чеченской республике их носить обязательно — там не может девочка, вообще, женщина прийти в государственное учреждение без платка, — что тоже является нарушением. И почему-то это не оспаривается

— Александр Верховской, член совета при президенте РФ по правам человека, директор информационного — аналитического центра «Сова».

Когда слушаешь родителей, становится не по себе — это же психологическое давление на ребенка, травля детей взрослыми (!). Учителя не дают спокойно находиться в школе своим же подопечным. Вот папа показывает видео, как его дочку в хиджабе не пустили на линейку для первоклассников. Или прессинг на всю семью:

Чиновник заявил, что мы, многодетная семья — пятеро детей, — и он приостановил выдачу госсубсидий по причине, что мы нарушаем закон — дети ходят в платке.

После всего закрадывается вопрос: а стоит ли игра свеч? Как говорят родители: «Платки — наше религиозное предписание, но и наша историческая традиция». Так не проще найти альтернативный вариант детям и не кидать их на съедение бюрократической машине?

Правила или религия

Милая активистка в красочном мусульманском платке уверяла присутствующих на пресс-конференции, что хиджаб — приятный головной убор, не религиозная одежда. Носить его — благо каждой женщины и девочки. Ей трудно не поверить.

И тут же прямо и доходчиво Нафигулла Аширов, муфтий ДУМ Азиатской части России:

Мы не говорим и не принуждаем всех носить платки, но, тем не менее, религия говорит, что те женщины мусульманки или женщины, которые не носят платки, становятся грешницами. У них есть выбор: быть грешницей или не быть грешницей.

Неуютно становится. Это про выбор. С одной стороны муфтий, с другой — чиновник. И они дерутся меж собой. А посреди них — девочка. Кстати, Совет старейшин татар республики Мордовии «Якташлар» считает, что хиджаб — совсем не традиционная одежда.

Так что же на головах у девочек — хиджаб или платок? С чем борется чиновник: религией или правилами? Александр Верховской, заявил на пресс-конференции, что «тема платочков как-то связана с политической радикализацией ислама». Возможно, но в школах начался абсурд.

Инна Загребина, адвокат и эксперт центра «Сова», председатель правления Гильдии экспертов по религии и праву, главный редактор журнала «Юридическое религиоведение».

— Вы подняли правильную тему (на пресс-конференции), что в школах с одной стороны ввели предмет «ОПК» («основы православной культуры»), с другой — начали запрещать платки. Я, как родитель, нахожусь в смятении, что происходит? Мусульманский платок на головах у девочек — что это такое? Религия или головной убор, как мне его воспринимать?

— Здесь можно сказать — это и традиционный платок для мусульман, для татар в данном случае, которые испокон веков ходили в этом платочке. Мамы, бабушки и т.д. И в том числе — это религиозное установление. Это и религия в том числе.

— На моего ребенка, не мусульманина, будет ли иметь влияние платок на голове у соседки по парте?

— До сегодняшнего дня мы не знаем ни одного случая, чтобы дети как-то друг к другу плохо относили из-за платков. Одни дети с крестиками, другие с платочками. А вот как раз из-за проблем преподавания проблем было достаточно много.

— Можно так сказать, что законом в школах внедряется пропаганда («ОПК»), но запрещается индивидуальное (хиджаб) — а как же конституция?

— Нет, так сказать нельзя, просто здесь речь идет о незаконном ограничении в праве на свободу совести.

Эх, Россия славится

Да, она экстравагантная барышня с закидонами. В последнее время ей приспичило запрещать. Не всегда понятно: что и зачем. Но это разгребут другие, главное — сделать.

«Здесь, то, что мы сейчас слышим (истории родителей из мордовских школ на пресс-конференции — авт.), право на реализацию свободу совести, ограничено типовой инструкцией», — Анатолий Пчелинцев, почетный адвокат России, член экспертного совета комитата Госдумы РФ. И эта инструкция прижилась. Правительство Ростовской области не отстало от Ставрополья и Мордовии и так же запретило у себя «религиозную одежду» в школах. Правда, в ВУЗах ситуация обстоит легче. Где-то ректор, как в РНИМУ им. Пирогова, после споров со студентками, идет на своеобразный компромисс и разрешает девушкам медицинский аналог хиджаба.

Справедливости ради, не мы первые начали. Турция, Айзербаджан, Таджикистан, Сирия — мусульманские страны, где хиджабы в официальных учреждениях и школах запрещены. Иран, Афганистан, Саудовская Аравия — наоборот, обязателен. Тунис — в хиджабе так же не допускали в госучреждения, но после революции 2011 г. запрет сняли, сообщает Василий Кузнецов, руководитель центра арабских и исламских исследований института Востока РАН. Он так же полагает, что женщины, например как в Египте при Мубараке, иногда носят хиджаб для «демонстрации политической позиции». И они «необязательно поддерживают исламистов». (Не задумывалась о связи хиджаба и исламистов раньше. Ну что же).

Любимая Европа. Если тут есть проблемы с хиджабами, то они касаются мигрантов, считает В. Кузнецов. Во Франции же была запрещена религиозная атрибутика вообще: «И вопрос коснулся ношения никабов». А в Норвегии за нательный крест уволили телеведущую — запрещать, так все.

— Одни в разговоре упоминают понятие «мусульманский платок», другие и это в основном официальные лица — «хиджаб». Так в чем разница?

— Я не слышал понятия «мусульманский платок». Есть понятие «хиджаб», как форма одежды — платок, покрывающий голову. Есть «никаб» («то, что закрывает лицо»), есть «паранджа».

(Если так, то вчитываясь во все требования, что коснулись головных уборов, очевидно — они написаны про эти самые «никабы», а не многострадальные «хиджабы»).

— Для одних хиджаб — головной убор, для других — религиозная одежда. Как гражданину светского государства, мне как относиться к хиджабу?

— <...> Французская модель светскости была сформулирована еще в 1905 г. Главная идея заключается в том, что публичные права общества должны быть избавлены от линии церкви. <...> Есть американская модель, идея которой была принципиально иной. В США <...> задача состояла в том, чтобы государство выстроило такую систему отношений, где группы (различные конфессии — авт.) могли существовать, не мешая друг другу. И, в отличие от Франции, в США в некоторых школах преподают креационизм (теологическое учение о сотворении мира — авт.). <...> На мой взгляд, для российского общества, учитывая поликонфессиональность, многоэтничность, историческую традицию, я бы говорил, что французская модель, она нам дальше. Американская модель понимая светскости — ближе.

— Т.е. надо научиться воспринимать американскую модель светскости и тогда мы сможем правильно понимать хиджабы?

— Это немножко грубовато, но в общем — да.<...> Исторически вот это понимание светскости, оно для нас ближе. Потому что было бы странно в регионах, где большинство населения составляют мусульмане, запретить ношение хиджабов, например. Вы прекрасно знаете, что на Северном Кавказе это нереально. И я не понимаю, зачем создавать проблему вокруг общества?

А вот раньше

Когда возникает спорная ситуация, мы всегда оглядываемся в прошлое. И царское время почему-то всегда эталон. Петр Валентинович Мультатули, сотрудник института стратегических исследований, историк, пишет в своей монографии «Николай II мусульмане»:

В царской православной России все дети мусульман были обязаны посещать мусульманские школы и медресе, где получали начальное и среднее образование. <...> Так, на личные средства императора содержались школы для крещёных татар города Казань.

11 675

Читайте также

Право
О пользе дискриминации

О пользе дискриминации

Прежде, чем объявлять кого-то равным другим, неплохо бы выяснить, признает ли соответствующее равенство и вытекающие из него правила он сам — иначе получается игра в одни ворота. Но главное даже не это, а то, что порочна сама постановка вопроса. На самом деле никаких религиозных прав и свобод быть не должно вообще.

Юрий Нестеренко
Политика
Химера ЕврАзЭС

Химера ЕврАзЭС

Неизбежный разрыв, на ближайший период, тесных связей с Украиной (которая, к слову, активно приглашалась в ЕврАзЭс), уже очевидно архаичное и не имеющее какого-либо влияние СНГ и твердое нежелание участвовать в этом проекте со стороны Азербайджана вынуждают Россию более активно взаимодействовать с пока еще лояльными государствами.

Олег Дергилёв
Общество
Дело принципа, или Мухи и котлеты

Дело принципа, или Мухи и котлеты

Во время или вскоре после майских протестов в Турции один из министров правительства Эрдогана — кажется, это был министр иностранных дел — заявил: «Сначала Бог, потом нация». Эта реплика обнаглевшего исламиста помимо своего локального, турецкого смысла (вызов светским основам республики), несет и смысл универсальный.

Дмитрий Урсулов