Право

О пользе дискриминации

О пользе дискриминации

Пока в России идет очередной инквизиторский процесс над атеистом Русланом Соколовским за ловлю покемонов в церкви и нелестные высказывания в адрес любителя дорогих яхт, часов и автомобилей г-на Гундяева (он же — агент КГБ «Михайлов», он же патриарх Кирилл), продолжается террор против крымских татар (в том числе и по религиозной линии, хотя как раз эти мусульмане доселе не замечены ни в одном теракте) и запрещают «Свидетелей Иеговы», у нас в США, как я и предсказывал, вторую версию трамповского «антимигрантского» указа постигла та же участь, что и первую. Федеральный судья, на сей раз хавайский, счел, что указ направлен против мусульман и нарушает, таким образом, конституционные принципы религиозной свободы. И хотя я был противником этого указа с самого начала, данные события вновь заставляют меня вспомнить анекдот про определение двойственного чувства («когда твоя теща падает в пропасть на твоей машине»). То есть с одной стороны меня не может не радовать очередное поражение путинского ставленника, мечтающего о полюбовной сделке с Империей Зла, врага свободной прессы, независимого суда и свободы торговли, неумного клеветника и безответственного демагога, преуспевшего пока лишь только в том, чтобы позориться и выставлять себя на посмешище на весь мир. Но с другой стороны, как я уже подчеркивал, трампы, ле пены, гитлеры и иже возникают не на пустом месте, а как болезненная, аллергическая реакция социального организма, чья иммунная система разрушена и утратила способность реагировать на угрозы и проблемы адекватно. И то, что эта реакция нездоровая и способная породить еще больше бед, чем вызвавший ее раздражитель, отнюдь не означает, что сами эти угрозы и проблемы не реальны.

Вот уже около двух тысяч лет религия служит одним из главных катализаторов насилия на планете. Само собой, люди воевали и раньше, но в эпоху язычества религиозные различия были, как правило, делом третьестепенным (что вполне логично — если богов много, каждый может выбирать их себе по вкусу, и где тут повод для ненависти?) И лишь монотеизм (на мой взгляд, едва ли не худшее изобретение в истории человечества) породил и довел до крайности религиозную нетерпимость (что опять-таки логично — если есть лишь один истинный бог, то все, кто его не признает — или даже признает неправильно — суть нечестивцы, подлежащие обращению или уничтожению). Понадобилось полторы тысячи лет резни, прежде чем до наиболее просвещенных представителей человечества начало доходить то, что было очевидно их давним языческим предкам: вера есть личное дело каждого, а не повод убивать друг друга. Тем не менее, красивые декларации о религиозных свободах, недопустимости дискриминации по религиозному признаку и т. п., закрепленные в различных авторитетных документах, включая Билль о правах, проблему не решили. Ибо, как и многие прекраснодушные демократические концепции, оказались шараханьем из одной крайности в другую и завели в типично левую ловушку уравниловки.

Ход рассуждений понятен. Религиозное насилие порождается уверенностью адептов каждой веры, что истинна именно она. Но доказательств, что какая-либо религия истиннее прочих — что истинна хотя бы одна из них! — нет от слова «совсем». Значит, если мы не можем выделить какую-то одну религию — и более того, хотим исключить саму возможность борьбы за такую привилегию — мы должны декларировать (и закрепить законодательно!), что все верования равноправны. Правильно?

Неправильно.

И не только потому, что от принятия соответствующих документов количество фанатиков, желающих резать неверных, не уменьшится. Им так, понимаете ли, бог велит, а он по определению выше законов США или толерантной Европы. Прежде, чем объявлять кого-то равным другим, неплохо бы выяснить, признает ли соответствующее равенство и вытекающие из него правила он сам — иначе получается игра в одни ворота. Но главное даже не это, а то, что порочна сама постановка вопроса. На самом деле никаких религиозных прав и свобод быть не должно вообще.

Как так? А вот так. Как не должно быть каких-то специфических прав болельщиков или там фанатов аниме. У всех этих людей, разумеется, есть права, которые должны быть защищены — это те же права, что и у всех остальных граждан. Включая право купить билет на матч или диск с фильмом, а также организовывать свои фан-клубы и мирно там собираться. Но согласитесь — было бы в высшей степени нелепо вписывать в национальные Конституции и международные правовые документы «право каждого болеть за определенную спортивную команду или не болеть ни за какую» (не говоря уже о какой-то специальной «защите чувств болельщиков» — даже несмотря на то, что спортивные команды, в отличие от бога/богов, бесспорно и однозначно существуют в реальности). Так и само слово «религия» и производные должны быть исключены из всех подобных документов.

Религия — это всего лишь разновидность идеологии или, шире, мировоззрения. Одна из. И только как к таковой к ней и следует относиться. И во всех документах, определяющих права и обязанности, должно фигурировать именно понятие «мировоззрение».

И как только мы проделаем такую замену — пока, увы, лишь мысленно — становится ясно, что простого изменения термина недостаточно. Что во многих случаях менять надо суть. Ибо идеологии, совершенно очевидно, не равны и не равнозначны, и даже признавая, что ни одна из них не может считаться обязательной для всех абсолютной истиной (иное — уже тоталитаризм, даже если обязательной объявить либеральную демократию), необходимо так же признать, что разное отношение к ним оправдано и даже необходимо. Включая и дискриминацию в том числе. Ибо идеология, в отличие от пола, этнического происхождения или расы, не только не является врожденным фактором, в котором человек не виноват — она, что гораздо более важно, является фактором, прямо определяющим поведение человека.

То есть каждый вправе иметь свое мировоззрение, и оно не может считаться преступлением само по себе, каким бы оно ни было (и соответственно — не подлежит уголовному или административному наказанию). Более того, он имеет право свободно свое мировоззрение выражать — до тех пор, пока это не означает призывов к незаконному насилию. (Заметим, что уже последний пункт в Европе нарушается сплошь и рядом: к примеру, за отрицание Холокоста — именно за отрицание, а не за призывы к таковому! — там могут посадить, а вот за куда более агрессивный антисемитизм в исламской обертке, именно что призывающий уничтожить Израиль, почему-то нет, более того, скорее привлекут к ответственности именно за антиисламские высказывания. Где разум, где логика?) Но в то же время — к носителям определенных идеологий вполне оправдано повышенное внимание служб, отвечающих за общественную безопасность. Включая и наблюдение, и недопуск на определенные должности, и отказы в визах. Если в документах на въезд в США присутствуют вопросы о членстве в коммунистических и нацистских партиях — и при этом положительный ответ не означает автоматический отказ, но является поводом для дальнейшего разбирательства с конкретным случаем — то совершенно логично, чтобы тот же принцип действовал и в отношении ислама. Ибо и теория (каноны), и практика соответствующих идеологий заставляют относиться к ним иначе, чем, например, к буддизму. И да, при этом нельзя всех под одну гребенку. Среди мусульман есть замечательные люди. Среди нацистов они тоже были, некоторые даже спасали евреев с риском для жизни и покушались на Гитлера. Но считать замечательными их всех по умолчанию было бы большой ошибкой. Да, это дискриминация. И это абсолютно правильная и справедливая дискриминация. Идеологии так же не равны, как и люди.

При этом никакая идеология не вправе претендовать и на специальную защиту чувств своих приверженцев, каковые чувства являются исключительно их личным делом и личной проблемой. Сжигать Коран (Евангелие, Тору...) так же допустимо, как сжигать «Mein Kampf» или «Капитал». Или сборник статей Новодворской. Или «Происхождение видов» Дарвина. Или «Гарри Поттера» (кстати, доводилось мне видеть фанатов последнего, своей нетерпимостью ничуть не отличающихся от самых ярых религиозных мракобесов). Естественно, при соблюдении двух условий: что не нарушается чужое право собственности (то есть жгут купленное на свои деньги, а не чужое) и неприкосновенность чужой территории (то есть не вторгаются в чужие дома и фан-клубы, в случае верующих именуемые храмами, вопреки воле их владельцев). На своей территории владелец (арендатор, пользователь) вправе устанавливать особые правила поведения — но безусловно не вправе делать этого за пределами таковой, в общественном пространстве (как физическом, так и информационном).

С точки зрения последнего пункта да, акции в церквях в стиле Pussy Riot или Соколовского можно считать нарушением — но, во-первых, лишь в том случае, если правила поведения в церкви, которые они нарушили, были явно и четко оговорены, в стиле «посетителям запрещается играть на смартфонах», а во-вторых, гостя, нарушающего установленные хозяином правила поведения — но не совершающего при этом насилия и не портящего чужую собственность — можно лишь выставить за порог и не более чем. И, еще раз подчеркну, этот подход должен быть совершенно универсальным для любой частной территории и любых граждан, без какого-либо выделения верующих в отдельную категорию.

Если же чья-то обидчивость на ненасильственные действия принимает насильственные формы — таких «обиженных» (а вовсе не обидчиков) надо давить всей мощью государства. И если их процент среди носителей определенного мировоззрения слишком велик — «презумпцию виновности» необходимо распространять на него целиком. Не пытаясь отождествлять черное с белым на том лишь основании, что и то, и другое — цвета.

____________________

1. Например, Коран:
«Избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте!» (9:5)
«Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха (...) и не подчиняется религии истины» (9:29), «Сражайтесь с ними (иудеями и христианами), — накажет их Аллах вашими руками» (9:14)."
«Началась между нами и вами ненависть и вражда навсегда, пока вы не уверуете в Аллаха единого». (60:4)
«Мохаммед — посланник Аллаха, и те, которые с ним, — яростны против неверных, милостивы между собой». (48:29)
«И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху». (8:39) (2:193)
«Сражайтесь с теми из неверных, которые близки к вам. И пусть они найдут в вас суровость». (9:123)

5 943
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Общество
Гей-консерваторы против поколения «снежинок»

Гей-консерваторы против поколения «снежинок»

В шумный субботний вечер в одном из баров Нижнего Манхэттена мы встретились с одним из друзей скандального журналиста Майло Яннопулоса и организатором проекта «Сладенькие мальчики за Трампа» (Twinks for Trump) Луцианом Винтричем (Lucian Wintrich), чтобы задать ему вопросы об этом проекте, выборах в США и о том, что такое альт-райт.

Русская Фабула
Политика
Презумпция виновности

Презумпция виновности

Кисо обиделось. Оба былых кандидата в согреватели путинского трона — состоявшийся Медведев и несостоявшийся Иванов — с присущими кремлевской гопоте интеллектом и дипломатическим изяществом хором отреагировали на версию главы Службы безопасности Украины В. Грицака о причастности России к терактам в Брюсселе, заставив весь интернет в очередной раз вспоминать пословицу о самовоспламеняющихся шапках.

Юрий Нестеренко
Общество
Хиджаб: барышня в платочке или исламистка в покрывале

Хиджаб: барышня в платочке или исламистка в покрывале

«Это было бы так смешно, если не было так грустно», — в последнее время часто повторяю про себя эту фразу. Уже привыкла. Не успела прожевать «новогоднее преступление» Эльвиры Султанахметовой, как из ленты новостей выплыло — «Меня предлагали казнить за платок» — что ж, обычная школьная история. Жестковатое название. Или нет? Неужели весь сыр-бор из-за детской косынки?

Анна Разваляева