Федерация

Неизбежна ли татаро-башкирская война?

Неизбежна ли татаро-башкирская война?

Когда-то эти два народа жили в едином государстве и вместе строили великую империю. Они говорят на близких языках, но сейчас их отношения трудно назвать братскими.

Тот из этих двух народов, который исторически доминировал в регионе, считает язык другого народа диалектом своего великого и древнего языка. Да и само существование вторых для них под вопросом: «мы — единый народ».

Второй народ не согласен. «Вы — отдельно, мы — отдельно». Эти, вторые, отстаивают право на свою идентичность, свой язык, свое государство.

Первым претензии вторых на самостоятельность представляются блажью. По мнению националистов из числа первых, государство вторых — искусственное образование.

И, действительно, на значительной части территории государства вторых преобладают этнические первые, к тому же и часть вторых разговаривает на языке первых.

Вторые хотят укрепить свой суверенитет и сделать так, чтобы все жители их республики знали государственный язык.

Первые обвиняют вторых в навязывании языка и искусственной ассимиляции. Они требуют, чтобы их язык стал вторым государственным в республике вторых.

А если нет — то Юго-Во... простите, Северо-Запад Башкортостана должен быть присоединен к Татарстану.

Да, как вы уже наверняка догадались, первые — те, с историческим доминированием и закосом в шовинизм, — это татары. Вторые, с навязчивым нациестроительством, — башкиры.

Замороженные этнические конфликты

Шучу. Конечно, вы никогда не слышали об этом конфликте. Но это не из-за того, что противоречия незначительны. Они — сильнее российско-украинских. Об этом мало кто знает только из-за типично российского способа решения национальных конфликтов. Рецепт заключается в том, что нужно заставить молчать обе стороны, правительства республик должны соблюдать статус кво, а СМИ — игнорировать проявления противоречий и изображать межнациональную гармонию.

Проблема этого рецепта — в том, что он работает только до тех пор, пока властная вертикаль сильна. Как только она ослабевает, все противоречия с новой силой вырываются наружу. А из-за того, что конфликты замалчивались, их обострение застает все стороны врасплох, без наметок решения, с уничтоженной культурой диалога. Добавим к этому еще и вырождение региональных элит — и получаем безрадостную картину России, готовой взорваться десятками старых разломов на Кавказе и в Поволжье.

При постепенной демократизации культуру диалога можно было бы восстановить, но, откровенно говоря, у кого-нибудь есть надежда на постепенную либерализацию России? А это значит, что до последнего силовики будут подавлять нарастающее недовольство, а потом...

Конфликты на Кавказе зашли так далеко, что, кажется, шансов разрешить их мирно уже нет. Кумыки обязательно будут воевать с горными народами Дагестана, как уже воевали в 1990-х, и только потом — договариваться. Но у татар с башкирами потеряно еще не все.

Татаро-башкирские сложности

Все параллели должны где-то заканчиваться, и российско-украинские аналогии отпадают при взгляде на этнический состав Башкортостана. По последней переписи башкир в республике — 29%, а татар — 25%. При этом советские переписи давали примерно равное число татар и башкир. Татары обвиняют башкир в ассимиляции татар и приписках на переписях, башкиры рассказывают о том, что ранее отатаренные башкиры возвращаются к своей идентичности. На первом месте в населении Башкортостана — русские (36%), однозначно преобладающие в городах, тогда как на селе преобладают башкиры и татары.

Вообще-то в этом месте нужно было бы пуститься в пространные пояснения о том, почему конфликт местных русских с местными тюрками менее вероятен, чем война тюрков между собой. Но раз уж эта статья — о татаро-башкирской войне, достаточно сказать, что здесь у русских нет глубоко укорененных противоречий с другими народами — таких, как у татар с башкирами.

Границы Башкортостана, включившие такое число татар, сложились в первые годы советской власти. Все проекты государственности, предложенные татарами — и эсеровский Идель-Урал, и большевистская Татаро-Башкирская Советская Республика — предполагали общее государство «единого народа». Но башкиры, которые в Российской Империи были воинским сословием наподобие казаков, за время Гражданской Войны успели сформировать армию и установить свою власть в Предуралье. В состав Советской России они вошли в рамках договора, отдававшего в их власть Малый Башкурдистан, где однозначно преобладали этнические башкиры. Большевики, конечно, не преминули вскоре нарушить условия договора, а башкиры — несколько раз восстать из-за этого, но это уже другая история. А в нашей истории важно то, что в 1922 году Уфимская губерния со смешанным населением почти целиком была включена в состав БАССР. После этого Башкортостан еще немного обкромсали, исключив из его состава удаленные районы, населенные башкирами.

Сейчас границы Большого Башкортостана стали частью национального самосознания башкир, и сдавать их они никак не готовы. Понятно, почему башкиры стремятся растворить в себе местных татар: сама концепция Башкортостана как башкирского государства находится под угрозой, пока число татар в республике сопоставимо с числом башкир. Мотивация татар понятна и без объяснений: любая современная нация сопротивляется ассимиляции и стремится объединиться в национальном государстве.

Башкиро-татарский пакт

Россия заморозила этнический конфликт между татарами и башкирами. Когда лед растает, этот конфликт вырвется на свободу. Это не может не происходить на фоне суверенизации республик. Перспектива жить в националистическом государстве башкир может испугать татар так же, как перспектива независимой Грузии испугала абхазов и осетин, Молдовы — гагаузов, Хорватии — сербов.

И тогда в один краткий момент — когда все претензии сторон уже были озвучены, но кровь еще не сделала татар и башкир злейшими врагами — появится возможность мирного разрешения противоречий.

Башкиры хотят сохранить границы Башкортостана и его концепцию как государства башкир. Татары стремятся сохранить лидерство в волгоуральском регионе, татары Башкортостана хотят сохранить свой язык и идентичность, цель части татарских националистов — Большой Татарстан.

Согласовать эти интересы можно.

Башкиры должны получить гарантии башкирскости Башкортостана и нерушимости его границ. Татары должны получить гарантии того, что им не будет навязываться башкирская идентичность и язык, а Татарстан — перспективу лидерства в регионе.

Общие контуры татаро-башкирского пакта могут быть таковы:

Народы Башкортостана имеют право получать среднее и высшее образование на родном языке при обязательном изучении башкирского языка как предмета;

Татарский язык может использоваться в общении с органами власти Башкортостана, но не становится равным башкирскому официальным языком;

В органах власти Башкортостана вводятся национальные квоты, которые закрепляют лидирующую роль башкир и представительство других народов;

Башкортостан отказывается от любых манипуляций с переписями населения (например, проведение переписей под международным наблюдением) и попыток ассимиляции татар;

Татарстан отказывается от любых территориальных претензий к Башкортостану и от предоставления двойного гражданства татарам Башкортостана;

Татары Башкортостана отказываются от претензий на создание национально-территориальной автономии.

Слабое место такого решения — в том, как согласовать исторические нарративы татар и башкир. Башкирская концепция «отатаренных башкир» будет стимулировать смену татарской идентичности на башкирскую. Надежды на честный академический диалог, в котором ученые придут к консенсусу, пока нет. Как с этим быть — непонятно.

Возможна ли альтернатива?

Элементы этого плана могут показаться несправедливыми и татарам, и башкирам.

Однако татары должны понимать, что мирное решение — это единственный способ сохранить лидерство в регионе. Татары Башкортостана тогда смогут служить связующим звеном между двумя республиками. В случае войны — даже если татары победят — Татарстан получит злейшего врага у границ, проблемы с международной легитимностью и подозрительность со стороны других соседних республик. А мирно башкиры не смогут отказаться ни от нынешних границ, ни от роли их народа в республике.

Башкирам, в свою очередь, нужно осознать, что сохранить нынешние границы Башкортостана и статус единственной титульной нации в условиях независимости и демократии можно только договорившись с другими народами республики. Другие варианты — национальная диктатура, этнические чистки или новый тоталитарный суверен, признающий власть башкир в Башкортостане — в перспективе не сулят ничего хорошего.

Что стоит понять русским? Сейчас русскому языку отдается непропорциональное преимущество даже в таких казалось бы националистических республиках, как Татарстан и Башкортостан.

Русский тотально преобладает в бизнесе, СМИ, книгоиздании, государственном управлении во всех республиках — даже там, где доля тех, для кого он родной, невелика. В Башкортостане легко сделать карьеру, не зная ни башкирского, ни татарского. Но смешно говорить о какой-то карьере без знания русского. Смешно сравнивать и то, как башкирский язык преподается русским детям в школе, с преподаванием русского башкирам.

При любой «башкиризации» или «татаризации» доля русского языка в публичной сфере и образовании в течение десятилетий будет выше доли русских в республике. Ведь мы же стремимся к равноправию и справедливости? Или все-таки к тому, чтобы нести свет великой русской культуры неблагодарным ук... простите, ну вот опять вырвалось.

А о распределении политического представительства можно договариваться. К счастью, времени для этого будет больше, чем у татар с башкирами.

37 275

Читайте также

Литература
После России

После России

Предлагаем вниманию читателей повесть, актуальность которой становится со временем всё более пугающей, а описанная в ней реальность за прошедшие со времени написания семь лет выглядит уже не только фантасмагорией...
Пророчество, провокация, предупреждение?..

Фёдор Крашенинников
Федерация
Может ли Россия стать федерацией?

Может ли Россия стать федерацией?

Генпрокуратура и Роскомнадзор впали в настоящую истерику, блокируя информацию о новосибирском мероприятии. Предупреждения получили 14 сетевых изданий, внезапно, без всякого суда, закрывались аккаунты в соцсетях. Ну ладно, Вконтакте — но даже и в Фейсбуке. Неужели и Цукерберга запугали?
Происходит известный сетевым аналитикам «эффект Стрейзанд» — когда попытка удалить какую-то информацию, напротив, приводит лишь к ее более широкому распространению.

Вадим Штепа
Политика
О праве наций на самоопределение

О праве наций на самоопределение

Чаще всего в рассуждениях на эту тему приходится слышать о неком неразрешимом противоречии между двумя фундаментальными принципами: собственно правом наций на самоопределение и принципом нерушимости границ. На самом деле это чепуха, ибо никакого принципа нерушимости границ не существует и не может существовать.

Юрий Нестеренко