Политика

Между «Казакией» и «Ичкерией»

Между «Казакией» и «Ичкерией»

Как известно, разношерстные «добровольцы», повалившие на Донбасс с весны прошлого года, конечную цель своей борьбы представляли смутно и противоречиво. Кто-то грезил перерождением РФ в некую «Великую Российскую Империю», зародыш которой зачинал в Славянске «белогвардеец»-реконструктор, другие мечтали об «СССР 2.0» или «Евразийском союзе», в самой ДНР возводили преемственность к раннесоветской химере «Донецко-Криворожской республики», ну а «казачьи» добровольцы грезили созданием «Вольной Казакии». Однако, как и многие подобные прожектеры, очень скоро они обнаружили — «что-то пошло не так».

Роль российских «казаков» в украинских событиях общеизвестна: «терские казаки» Бабай и ныне покойный «Динго» в Краматорске, донцы атамана Козицына на Луганщине, наконец, открытые признания официальных лиц Краснодарского края об участии кубанских казаков в событиях в Крыму. Вся эта активность долженствовала показать, что казачьи войска, «как встарь», по зову «царя-батюшки» встали на защиту Руси-матушки, веры православной и угнетенного злыми хохлами многострадального русского народа. Голоса немногочисленных казаков, выступивших против братоубийственной войны, сначала заглушались многоголосым ревом «Любо», а потом последовали и репрессии. Сейчас на слуху история с донским казаком Мелиховым, которому российские правоохранители не дали выехать в австрийский Лиенц, на освящение часовни в память о казаках, семьдесят лет назад выданных на расправу Сталину. После начались обыски уже у самого Мелихова. Ранее был осужден на четыре года, якобы за хранение оружия, новочеркасский активист Сергей Лошкарев, прославившийся, среди прочего, прямым видеобращением к лидеру «Правого сектора» Дмитро Ярошу.

Однако, как выясняется, поддержка «ЛДНР» вовсе не панацея от возможных репрессий. Я писал в свое время, что казаки, равно как и прочие «добровольцы», отвоевавшись в «Новороссии», рано или поздно захотят вернуться — ну, те, кому посчастливиться остаться в живых. И что вернутся они с теми самыми идеями, с которыми они шли воевать в Украину и которые им вполне может захотеться применить и на родине. Благо боевых навыков уже до черта, а кое у кого может оказаться и оружие, привезенное с того же Донбасса. Во что это может вылиться в России и особенно на ее Юге, с его пестрым этническим и религиозным составом, я тоже в свое время писал:

Кубанское «нереестровое казачество» в давнем контакте с разного рода «имперцами» и «националистами» из Крыма — иные из которых, опять же, нынче под Славянском и Краматорском. Где гарантия, что уже отвыкшие от мирной жизни боевики не захотят навести «Русский порядок» уже где-нибудь в России? Например, в той же Адыгее, где русские, составляющие свыше шестидесяти процентов населения, считают — и не без оснований — что подвергаются национальной дискриминации? Кто помешает «вернувшимся с войны» попытаться и здесь «восстановить справедливость»? Обмен обращениями между черкесскими активистами и Ляшко неплохой повод — «адыгов поддерживают бандеры, а значит они враги». Уже никто не будет разбираться — какие именно активисты подписали это обращение и насколько существенна их поддержка у адыгейцев. Украинский кризис наглядно показал, как ненависть к носителям определенных политических взглядов переносится на весь народ. А есть еще побережье, есть юго-восточные районы края, где пустеющие станицы заселяются кавказцами, в ходе чего нет-нет, да и случаются межнациональные конфликты.

Указанные процессы разворачиваются неспешно и незаметно, но от этого не менее неотвратимо. «Казаки» уже возвращаются в Россию: так, под давлением властей «ЛНР» ушел с Луганщины атаман Союза казаков Области Войска Донского Николай Козицын , пытавшийся создать на подконтрольной ему территории искомую «Казакию». Тот самый Козицын, что в свое время подписывал договор о дружбе и сотрудничестве с президентом независимой Ичкерии Джохаром Дудаевым. Впрочем, у казаков из войск территориально более близких к Кавказу, как правило, куда менее приязненное отношение к неславянскому населению.

Тут стоит сделать небольшое отступление, пояснив, что из себя представляет казачество на юге России на примере кубанцев. Условно кубанское казачество можно поделить на три категории:

1)​ Непосредственно потомки казаков, еще до революции поселенных на землях будущей Кубанской области: потомки запорожцев — «черноморцев» и донцов — «линейцев». После всех событий бурного двадцатого века на территории исторического проживания этих прямых потомков осталось немного.

2)​ Члены так называемого «реестрового казачьего войска» или собственно ККВ. Это казачество на государственной службе, с выделением на него средств из краевого и федерального бюджетов, плотно интегрированное в структуру местной администрации. Порой сложно определить, где кончается чиновник и начинается «казак» — даже атаманом Кубанского казачьего войска и по сей день является вице-губернатор Краснодарского края, Николай Долуда. Из этого же контингента формируются и пресловутые «казачьи патрули», также получающие финансирование из краевого бюджета. Само собой, что данное «реестровое войско» идет в фарватере политики действующей власти.

3)​ Разнообразные «нереестровые» казачьи войска: на Кубани это «Всекубанское казачье войско», «Кавказская казачья линия» ( распространяющая свою деятельность как на Краснодарский, так и на Ставропольский края) и другие совсем уж карликовые структуры.

Примерно схоже состояние казачества и на Ставрополье, правда, тут интеграция в местную власть на порядок меньше. Разумеется, четкой границы между указанными категориями нет: «природные казаки» могут быть как «реестровыми», так и «нереестровыми» или вообще нигде не состоять, полностью забыв про свой «казачий род». Также как и в казачьих войсках могут состоять люди без казачьих корней вообще. Казаки ККВ могут, разочаровавшись, выйти из «реестрового войска» и уйти в то или иное «нереестровое». Стоит отметить, что если «государевы» казаки вынуждены следовать «генеральной линии» и поддерживать, хотя бы на словах, политику «межнационального согласия», то «нереестровые казаки», как правило, более откровенны в своих высказываниях, а порой и действиях. В их рядах хватает радикалов: русские националисты, «православные имперцы», «казакийцы» и даже язычники. К провластному казачеству у них достаточно пренебрежительное отношение, более того, «нереестровые», как правило, именно себя считают хранителями истинно казачьего духа и казачьих традиций. И, как следствие всего вышесказанного, именно «нереестровое казачество», чаще конфликтует с кавказскими «джигитами». Ярким представителем данной категории является атаман Кавказской казачьей линии Юрий Чуреков, с которым сравнительно недавно случилась следующая неприятность:

Силовики задержали в Ставропольском крае атамана Юрия Чурекова, являющегося членом организации «Кавказская казачья линия». Об этом РИА Новости заявил источник в правоохранительных органах. Задержанный подозревается в незаконном обороте оружия, а также его контрабанде с Украины. «Атаман был задержан по пути из Ростовской области. В его машине обнаружено около десяти автоматов и гранаты», — подчеркнул источник, добавив, что оружие Чуреков планировал продать в Ставропольском крае.В настоящее время атаман помещен в СИЗО.

Надо отметить, что Чуреков вполне себе активно сочувствовал донецким «ополченцам», что вообще достаточно типично для нереестрового казачества. Деятели типа Мелихова в нем скорее исключение — зачастую «нереестровые» даже более радикальны, нежели реестровые, вынужденные оглядываться на официальную позицию властей, заявляющих, что Россия «не причем» к войне в Украине. В то же время, несмотря на свою лояльность, атаман Чуреков нередко допускал достаточно смелые заявления касаемо российской политики на Северном Кавказе и обстановки в данном регионе в целом. Так, например, он прямо критиковал избирательность «защиты русских», правами которых (исключительно в Украине) внезапно озаботилось наше государство.

— Нам сейчас много говорят про то, как убивают русских на Донбассе, — говорит один из подписантов письма, атаман Кавказской казачьей линии Юрий Чуреков, — но ведь точно также убивают, грабят, насилуют русских и на Кавказе. Здесь, по сути, тоже прифронтовая зона — каждый год количество убитых идет на тысячи, но об этом молчат наши СМИ, так озаботившиеся судьбой русских в Украине. И идеологией, оправдывающей все это, зачастую становятся радикальные течения ислама.

Кроме того, Чуреков, как и Мелихов, отстаивал идею «казачьего народа». Впрочем, как раз в данной позиции нет ничего особенного для казачества, об этом открыто говорили и говорят многие казаки, как реестровые, так и нереестровые. Более того, фактически именно эта концепция излагается не где-нибудь, а на официальном портале администрации Краснодарского края:

...пройдя через горнило испытаний в начале ХХ века, казачество сохранилось как этнос. В наибольшей степени этнические процессы происходили в Донском, Кубанском и Терском казачьих войсках, каждое из которых отличается своей неповторимой культурой и самобытностью. Особенно выделяются Кубанское и Терское войска (так называемые Кавказские). Их культура развивалась под влиянием донского и запорожского казачества, а также влиянием культуры горских народов (манеры поведения в быту, в семье). К началу ХХ века эти войска представляли собой действительные этнические группы, причем замкнутые, поскольку притока извне уже не было, и представляли собой неотъемлемую часть Северо-Кавказской цивилизации.

В общем и целом, это можно считать официальной позицией ККВ касаемо данного вопроса. Однако Чуреков делал из этой гипотезы вполне конкретные выводы касаемо административно-территориального обустройства Северного Кавказа.

— Реабилитация казачества означает, помимо признания его народом, и полное возвращение всех прав, которыми обладало казачество до революции, — конкретизирует Юрий Чуреков, — территориальных, политических, экономических и военных. В идеале, должен быть восстановлен порядок, когда Терской, допустим, областью правит атаман Терского казачьего войска, Кубанской — Кубанского и так далее. Это не вызовет сильного сопротивления у горских народов — многие из них уже устали от беспрестанных межнациональных разборок в своих республиках. Атаманом должен быть именно природный казак, а не так, как сейчас — когда войском может руководить человек, не имеющий казачьих корней вообще. Возвращение земельных прав — это самое важное. Ну и возвращение всех дореволюционных названий населенных пунктов, улиц и так далее. Мы бы сами снесли все памятники Ленину и Дзержинскому, но нам не дают воли.

Несмотря на всю свою симпатию к «ополченцам», к которым атаман регулярно мотался с гуманитарной помощью, главную опасность для русских и вообще славян Чуреков видел в совсем ином регионе. Об этом прямо говорится в обращении казачьего атамана на казачьем форуме:

Мы, казаки Северного Кавказа, встревоженные внезапным изменением геополитической обстановки на юге России, намерены создать Кавказскую Казачью Линию. Ее границы пройдут от г. Ростова по Волго-Донскому каналу включая города Волгоград, Астрахань, Махачкалу, Кизляр, Моздок, республики Ингушетию, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево- Черкесию, Краснодарский край и Азов. Рабочее название (Азово — Царицынская Кавказская Казачья Линия)... Ситуация критическая. На лицо повторение событий 1989-94гг. в Закавказье, Средне-Азиатских республиках и республиках Северного Кавказа. Нависла реальная угроза исламско-ваххабистской интервенции на исконно российских землях, изгнание и геноцид всего немусульманского населения. Мы, казаки Северного Кавказа, предпримем все от нас зависящее чтобы не допустить отторжение Северного Кавказа от России. Ваххабистское подполье просто распухло от денег российских налогоплательщиков.
Руководство Северо-Кавказских республик неспособно нормально управлять своими народами. До 80% передаваемых Россией средств на так называемые дотации на экономическое развитие, исчезают. Если бы государство хотя бы часть этих средств тратило на восстановление казачества, Россия уже давно бы забыла о ваххабитах и терактах. Казаки, как и в 1612 году, обращаются ко всем народам России: „Помогите нам не допустить создание на юге РФ исламского государства!“

Интересы казачества Чуреков не отделял от русских интересов, также как и его соратник по созданной в свое время партии «Братство» Сергей Попов. Последний прямо говорил, что задачами партии является «признание русских государствообразующим народом в РФ», а вслед за этим и «признание народом казачества». Напрашиваются параллели с известным «обращением» к председателю Государственной Думы Сергею Нарышкину от полевых командиров Алексея Мозгового и Павла Дремова, заявлявших, что «конфликт на Украине возник, в частности, еще и потому, что в России на государственном уровне отсутствует национальная идея и на законодательном уровне никак не закреплены права разделенного русского народа».

«Время показало, что только при наличии Национального проекта и консолидации русского народа можно отвечать на современные угрозы, — говорится в документе. — Ни в рамках партийного проекта, ни тем более на базе конфессионального собора решение таких задач невозможно». Мозговой и Дремов призвали депутатов Государственной думы России поддержать созданный российскими интеллектуалами «Русский Проект», в рамках которого предполагается на начальном этапе создать Комиссии по проблемам русского народа при Федеральном собрании РФ и заксобраниях субъектов Федерации. А после на их основе собрать Русское Народное Собрание.

Предложение если и не тождественное «присвоению статуса государствообразующего народа», то, во всяком случае, достаточно к нему близкое. «Казаки-белогвардейцы» (и Мозговой и, тем более, Дремов, подчеркивали свою принадлежность к донцам) проливая кровь за «Новороссию», оказывая ей моральную, материальную, информационную и всякую иную поддержку, на каком-то этапе своей деятельности возомнили, что идеи, которые они отстаивали на территории соседнего государства окажутся востребованы и в самой России. И более того — имели наивность поверить, что государство окажет им в реализации их планов какую-то поддержку. Что же, где после своего обращения оказался Мозговой — общеизвестно. Что будет с Юрием Чурековым вопрос пока открытый, однако вариантов ответа на него не особо много. Чекистскому проекту «Новороссия», столь же лживому, сколь и кровавому, на самом деле не нужны ни казаки, ни русские националисты (о чем иные из деятелей ДНР говорят открытым текстом). Неосоветскому режиму, вскормленному нефтедолларами, видать уже колет глаза «антисоветизм» некоторых казачьих деятелей — отсюда и преследования Мелихова и, возможно, Чурекова, тоже, кстати, собиравшегося в Лиенц:

Не попали в Лиенц и еще несколько казаков. Ростовчанина Евгения Калиту обвинили в причастности к убийству, а потом арестовали на 10 суток за сопротивление полиции. Владимира Шевчука, вице-президента фонда священника Илии Попова, обвинили в использовании нецензурной лексики и задержали на сутки.
Олег Гапонов пропустил регистрацию на международный рейс в аэропорту Ростова-на-Дону из-за провокации хулигана. А одного из кубанских казаков притормозили гаишники — и проверяли документы, пока тот не опоздал на самолет.

В стране, где празднование «Великой Победы» превратилось в фанатичный культ, не терпящий инакомыслия, где собираются возвращать памятник Дзержинскому и готовят закон об уголовном преследовании тех, кто посмел сравнить большевизм с нацизмом, где все СМИ зашлись в «антифашистской» истерии, память о тех, кого собирались почтить в Лиенце современные казаки — не нужна, более того, она опасна. А уж если указанная память сопряжена с отказом поддерживать братоубийственную войну в Украине или попыткой как-то поднять вопрос о статусе русского народа — опасна вдвойне.

Пока сложно сказать, получит ли все вышесказанное какое-то продолжение. Просматриваются два выхода: первый, о котором я уже говорил раньше и который, похоже, начал отчасти реализовывать Чуреков, если верны предъявленные ему обвинения. Отчаявшись добиться чего-то от власти, обозленные арестами, посадками, а то и прямыми убийствами своих лидеров, казаки, возможно совместно с националистами, начнут сами добиваться справедливости. Оружие совсем необязательно привозить с Донбасса — его на Северном Кавказе и так хватает. Вспомним, как казаки, отстоявшие пресловутого Можаева — «Бабая» от ареста, недвусмысленно пригрозили белореченским полицейским, что им: «все равно где захватывать участок — на Донбассе, в Крыму или на Кубани». След Бабая потерялся где-то на Донбассе, но это не значит, что он не всплывет где-либо еще. А не он — так найдется достаточно других «Бабаев», способных применить полученный на Донбассе опыт в родных пенатах. Уже были прецеденты убийства «ополченцами» российских полицейских, так что и тут особого барьера, я думаю, не возникнет. В перспективе вполне может появиться своя, доморощенная «ЛДНР», только на этот раз еще и наложенная на всю этническую и конфессиональную сложность Кавказа, со всеми ужасающими для региона последствиями.

Возможен и иной вариант: «непримиримых» посадят или нейтрализуют какими-то иными способами, возможно — снова отправят на Донбасс, где данные товарищи самоутилизируются в боях с ВСУ или в очередных местечковых разборках. Погрязшие в непрерывных склоках, казаки не без удовольствия и сами включатся в процесс затаптывания «ближнего» — в том, что случилось с Чурековым, некоторые обвиняют, например, того же Козицына, якобы недовольного тем, что многие донские казаки уходили в «Кавказскую казачью линию»

Сам же Чуреков предположительно дал показания против упомянутого выше Мелихова, якобы приказавшего указанному атаману вывозить оружие на Кавказ:

Следователь мне зачитал постановление Ставропольского суда о том, что 3-го числа был арестован Чуреков, житель Ставрополя, который вез оружие с Украины. И, якобы по оперативным данным, есть основания считать, что команду для перевозки оружия дал я. А раз дал я, значит, надо провести обыск и найти этот арсенал. Это было основание, абсолютно абсурдное, непонятное. Как я мог дать команду?! Все прекрасно знают и мою позицию по Украине, и по тем казакам, которые на Украину поехали, она крайне отрицательная. Поэтому связи с этой категорией людей у меня быть никакой не могло. Тем не менее, явилось основанием для проведения обыска.

По информации Дмитрия Чернова, одного из координаторов «Ставропольского вече Руси», арест Чурекова и обыск у Мелихова — «это звенья одной цепи».

И Мелихов, и Чуреков выступают за казаков как отдельный народ. Получается, что одновременно у двух таких ярких лидеров (условно говоря, «казачьих сепаратистов») в один день возникают проблемы. Поэтому мы полагаем, что это спланированные чистки, — заявил он в комментарии КАВПОЛИТу. — Конечно, подкинуть 10 автоматов сложно. Но, как я думаю, он вез оружие не для того, чтобы продать, а в целях самообороны. Северный Кавказ — это неспокойный регион, и на полицию надежды нет. Приходится рассчитывать только на собственные силы.

Тут надо добавить, что Мелихова и Чурекова роднит и еще один нюанс — оба были горячими сторонниками участия казачества в политической жизни, создания казачьих партий — против чего, кстати, активно выступают «реестровые» атаманы.

Я никогда не делал секрета из своей деятельности. Очень многие современные казаки считают, что необходимо сохранять традиционную культуру и не лезть в политику. А что такое традиционная культура в их понимании? Воинская культура, всевозможные спортивные игры, песенная, народное творчество и так далее. Еще, может быть, какие-то исторические изыскания, которые отражают историю казачьего народа. Я считаю, что важнее политическая культура казаков. Ведь именно благодаря политической культуре они смогли еще в Российской империи и до вхождения в Российскую империю существовать как государство, которое внедрило те демократические принципы, ставшие впоследствии основой всего современного мира. Выборность атаманов, выборность систем местного самоуправления. Это дико звучит для XVII века, но так и было. И политическая культура, которая позволяла исполнять казачий принцип, состоящий в том, чтобы из равных выбирать лучшего и этого лучшего наделять властью, сегодня как нельзя более актуальна...Казаков притесняли всегда, особенно после Гражданской войны, именно из-за их политической культуры, самостоятельности и той степени ответственности, о которой я вам говорил. Они не перекладывали свои ошибки на других и были ответственны за свою жизнь. И вот с такими ответственными людьми любой власти довольно сложно. Потому что они всегда будут отстаивать базовые принципы — справедливость, собственное достоинство и право жить, пусть и в соответствии с действующим законодательством, но свободно — свободно выражать свои мысли, идеи. Кому это понравится? Поэтому нас притесняли всегда. А для того чтобы нас исключить из политической жизни страны, создали реестровое казачество, назвав их истинными казаками. Это абсолютная глупость, потому что в этот реестр набрали людей, которые в большинстве своем никогда к казачьим родам никакого отношения не имели. Я не говорю, что там все из Пензы или Тамбова. Нет, есть, конечно, там и родовые казаки с Дона, с Кубани, с Терека, но основная масса все-таки эта. Это во-первых. Во-вторых, собрали там людей, которые не нашли себя в жизни по своим дарованиям. А здесь все-таки государственная халява — подежурил, гусениц в лесу пособирал либо двух пьяниц поймал — вот тебе 7 тысяч за дежурство в течение месяца. Для сельской местности этого вполне достаточно. Поэтому люди согласились на такую придворную работу челяди — убираться по чуть-чуть. А казаки никогда не были придворной челядью. Они были хозяевами на своей земле. Вот и все.

В сухом остатке после всех «чисток» станутся только самые верные, «реестровые» казаки, кричащие «Любо» при первом кивке власти и, боже упаси, не помшыляющие о том, чтобы заняться политической деятельностью. Послушные СМИ может, скажут о разоблачении «фашиствующих казакобандеровцев», прикормленные казачьи атаманы их осудят, провластные блогеры с их диванным маккиавелизмом расскажут о мудрой политике вождя, пресекшего «махновщину» и «сепаратизм». А возможно об этом вообще никто и нигде ничего не скажет.

Однако проблемы, указанные как Чурековым, так и много кем еще никуда не денутся — ведь воюют в Украине далеко не одни русские и казаки. И если эти последние могут только мечтать о своей «автономии», то кое-кто давно уже владеет настоящим удельным княжеством, фактически неподотчетным Москве. И данное княжество этому кое-кому явно мало, а ситуация — явно благоприятствует: Ставропольский край падет в руки Кадырову как спелый плод и расправа над «непримиримыми» в казачестве этот процесс только ускорит. Изменения коснулись и Краснодарского края: ушел правивший Кубанью пятнадцать лет губернатор Александр Ткачев, служивший своеобразным противовесом Кадырову на Северном Кавказе. Он мог позволить себе разного рода неполиткорректные высказывания, он же время от времени заигрывал и с «казачьим национализмом»: то заявит, что «казаки — это народ, как русские, татары, мордвины и т.д», то скажет, что «Когда в Москве еще крепостными торговали, у нас на Кубани уже выбирали атаманов на альтернативной основе». Понятно, что все это пиар и показуха, но тем не менее некие зачатки регионализма в Ткачеве имелись, пусть и донельзя изуродованные пресловутыми «скрепами». Именно эти зачатки (в сочетании с предвыборной демагогией и банальными коммерческими интересами) не позволяли Ткачеву потакать кадыровским аппетитам (подробнее об этом в моей статье «Союз Гоблина и Тролля»). Сейчас же Ткачев ушел в Минсельхоз и Кадыров не скрывает радости по этому поводу.

Назначенный же на место Ткачева его бывший зам Вениамин Кондратьев хоть и не новый человек на Кубани, но все же никогда не считался здешним «тяжеловесом», являясь по большому счету креатурой Москвы. Способность нового кубанского главы противостоять чеченскому волку вызывает большие сомнения, так же как и возможности «провластного» казачества, лишенного ярких лидеров и запуганного репрессиями. А с Донбасса возвращаются «комбаты Дикие» и не факт, что они не везут с собой все то же оружие, причем в куда больших количествах, чем то, что вменяется в вину Юрию Чурекову. Впрочем, оружия на Кавказе хватит и без всяких Донбассов.

Джинн, выпущенный Кремлем в Украине, растет и крепнет с каждым днем, питаясь кровью, проливаемой на Донбассе и загнать его в бутылку будет все труднее. Не знаю, чем думали в Москве, когда решили «затушить пожар керосином» — то есть Майдан войной, как можно было решить, что, выпустив на просторы Донбасса казаков, чеченцев и кого угодно, Россия застрахована от такого же варианта дома. А в итоге Россия все быстрее скатывается к точке невозврата, после которой появится своеобразная «вилка»: или бородатые «бабаи», насаждающие по стране «донбасские порядки» — или иные бородачи, вламывающиеся в начальственные кабинеты и отвешивающие подзатыльники кубанским, ставропольским, кабардино-балкарским и прочим чиновникам с возгласами «Скажи „Чечня — круто“! Скажи, да!».

11 580

Читайте также

Федерация
Неизбежна ли татаро-башкирская война?

Неизбежна ли татаро-башкирская война?

Когда-то эти два народа жили в едином государстве и вместе строили великую империю. Они говорят на близких языках, но сейчас их отношения трудно назвать братскими.

Петр Гантимуров
Федерация
Может ли Россия стать федерацией?

Может ли Россия стать федерацией?

Генпрокуратура и Роскомнадзор впали в настоящую истерику, блокируя информацию о новосибирском мероприятии. Предупреждения получили 14 сетевых изданий, внезапно, без всякого суда, закрывались аккаунты в соцсетях. Ну ладно, Вконтакте — но даже и в Фейсбуке. Неужели и Цукерберга запугали?
Происходит известный сетевым аналитикам «эффект Стрейзанд» — когда попытка удалить какую-то информацию, напротив, приводит лишь к ее более широкому распространению.

Вадим Штепа
Федерация
Последний договор эпохи Федерации

Последний договор эпохи Федерации

31 августа 1996 года войдет в будущие учебники не только как день прекращения первой чеченской войны. Хасавюртовские соглашения фактически стали последним документом, который доказывал, что Россия является федерацией. Потому что только в условиях федерации возможно свободное моделирование пространства и прямые переговоры с самоуправляемыми субъектами. В поздние ельцинские годы, не говоря уже о путинских, Россия фактически перестала быть федерацией, эволюционировав к жесткой унитарной «вертикали».

Вадим Штепа