Культура

«Игра Престолов»: рекап

«Игра Престолов»: рекап

На кабельном канале HBO (а в России — на Амедии) стартовал очередной сезон знаменитого сериала «Игра Престолов» — фэнтезийной политической драмы по романам Джорджа Мартина. Мне думается, большинство тех, кто прочтет эти строки, уже знают содержание первых четырех сезонов сериала. Более того, в сеть слили уже четыре первых серии нового сезона, но мы поговорим о двух первых.

Образование политолога прививает вредную привычку искать политику даже там, где её нет. Стартовавший недавно новый сезон детского мультсериала My Little Pony тоже в первых двух сериях оказался антиутопической сатирой на казарменный социализм и (квази-)религиозные секты. Однако, несмотря на всю взрослость данной проблематики, только совсем уж воспаленный ум стал бы искать там антимарксисткие или русофобские смыслы. Иное дело «Игра Престолов» — она была о политике с самого начала.

Небезынтересно выяснить, что же считают нужным сказать сценаристы, режиссеры и продюсеры одного из самых популярных сериалов современности, главного хита кабельного канала HBO. Посему я хотел бы попросить прощения, что в данном рекапе не будет, например, Арьи Старк — уж слишком вдалеке она теперь от основных событий мира.

В первой серии обычно происходит своеобразный обзор ситуации в Семи Королевствах, на Стене и в Эссосе — формат сериала позволяет. И везде свои проблемы,одна хуже другой.

Первая проблема, которую хорошо видно по началу сезона — проблема «ручного управления» Семью королевствами все предыдущие два сезона. Весь третий и четвертый сезоны бразды правления находились в руках у всесильной десницы короля — Тайвина Ланнистера, решительного и готового на любые средства, диктатора и циника, но умного и проницательного. Однако все его политические решения так сильно были завязаны на долгосрочную перспективу и так сильно противоречили далеко не идиллическим отношениям с собственными детьми, что финал 4 сезона Тирион Ланнистер закончил отцеубийцей. И теперь судьба с таким трудом достигнутого мира в государстве снова под вопросом. Теперь править собирается Серсея, а ей Тайвин не доверял как не слишком умной.

Проблемы в столице — не единственное, что должно беспокоить. В Семи королевствах слишком много самостоятельных политиков со своими интересами, чтобы просто оставить его в покое после очередной тяжелой гражданской войны. На Севере пытаются укрепиться Болтоны, у Стены собирает силы для реванша недобитый Станнис Баратеон, какую-то свою игру ведет Петир Бейлиш. Ближайшим, кто хотя бы на словах говорит о процветании и мире для государства, оказывается евнух Варис, но его проблема в том, что он находится в бегах как невольный (а может и вольный) соучастник убийства Тайвина.

История Дейенерис Таргариен закончилась укреплением в Миэрине. Уже к концу 4 сезона вышли из-под контроля ее драконы, но теперь ей предстоит выяснить еще более неприятную вещь — люди опять оказались опаснее драконов. Старый порядок отказывается умирать просто так, и дело не только в том, что многие рабы не знают иной жизни. Господа тоже иной жизни не знают и стремятся если и не вернуть ее, то точно — помешать победителям чувствовать себя в безопасности.

При этом никуда не делись — совсем как в реальной жизни — риски объективные и не зависящие от конкретных людей. В Вестеросе подходит к концу осень и надвигается та самая многолетняя зима, которую страна встречает в крайне расстроенном состоянии — с вытоптанным урожаем, разоренными городами и надвигающейся с севера, из-за Стены угрозой нечеловеческого происхождения. Семи Королевствам все еще грозят испытания, которых они могут не выдержать. Вроде бы там есть люди, которые понимают весь риск гражданской войны накануне глобального противостояния с древним злом, но даже им приходится отвлекаться на дела куда более приземленные и сиюминутно-политические. Хочется верить, что в сериале покажут, хватит ли хотя бы им мудрости сосредоточиться на главном когда-нибудь.

Во второй серии все утопает в весьма будничной политике.
Самые большие проблемы — в Королевской гавани. Как я уже говорил раньше, Серсея Ланнистер так себе правитель, и сейчас она проявляет себя во всей красе своего не очень большого ума. Хотя она всего лишь королева-мать, и вот-вот влияния этот титул лишится (она выдаёт замуж сына-короля), самой себе она признаваться в этом не хочет. И даёт понять другим, что ждёт от них прежде всего преданности. Но не со всеми это прокатывает одинаково легко. Заполучить одновременно компетентного и лояльного военного советника ей не светит. Ещё дядя, Киван Ланнистер, слишком хорошо знает племяннице цену. Что неудивительно — он многие годы был вернейшим помощником старшего брата. Он добрее Тайвина, но не глупее, а главное — за ним стоит серьёзная военная сила.

Среди прочих его обвинений в адрес племянницы — удаление ею из столицы брата. Лорд-командующий королевской гвардией Джейме Ланнистер волею сценаристов (и наперекор книжному первоисточнику) уехал на юг, в Дорн, с «деликатной дипломатической миссией».

Для позабывших спешу напомнить, что южнейшее из Семи Королевств, Дорн, живёт своей жизнью и политическая игра Мартеллов, правителей края, весьма сложная. Многие годы назад он породнился с объединителями Вестероса, Таргариенами, и без пяти минут королева Элия Мартелл, сестра нынешнего властелина края Дорана Мартелла, погибла во время свержения династии. В конце четвёртого сезона погиб, пытаясь отомстить за Элию, брат Элии и Дорана Оберин, человек горячий и мстительный. Это вызвало в Дорне бурю возмущения. В кадре нам виден только отголосок этой бури — любовница Оберина Элия на аудиенции у принца требует расправы над гостьей двора, дочерью Серсеи Мирцеллой и угрожает поднять народ. На что Доран отвечает, что решать не ей и не народу. Сюда-то и направляется Джейме. Это с самого начала опасная авантюра, ответ на откровенный дорнийский шантаж (не ясно, санкционированный ли Дораном), и, похоже, нас ждёт ещё один жестокий конфликт. Страна вновь на грани гражданской войны. И все из-за скоропалительных решений Серсеи, продиктованных даже не эмоциями, а какими-то безусловными рефлексами защиты детей так, как она ещё понимает.

На Стене продолжает изыскивать силы на продолжение борьбы Станнис Баратеон, самый непопулярный, но и самый удачливый пока из противников Королевской гавани. И хотя поиск союзников у него продвигается туго (почти анекдотом выглядит письмо леди одной из северных земель, десятилетней девочки, заявляющей Станнису, что они признают только Старков своими королями), сдаваться он все же не собирается. Джон Сноу, барстард Неда Старка, мог бы стать для Станниса тем Старком, но предпочел верность ордену Ночного Дозора. И был награждён за то сполна, когда его избрали лордом-командующим.

На другой стороне Узкого моря, в рабовладельческих (прежде) землях — все та же опасно напряженная обстановка. На улицы подчиненного Дейенерис Миэрина вот-вот выплеснется гражданская война — пока в форме террора «сынов Гарпии» (сторонников старого порядка) против Безупречных. Но и изображать из себя справедливого «не политика, а королеву» у завоевательницы не получается. Когда по самоуправству ее сторонники убивают дожидавшегося суда «сына Гарпии», показательная расправа над ними только провоцирует беспорядки.

Вторая серия как минимум для двух женщин — Серсеи и Дейенерис — сплошная череда накапливания ошибок. Ни одного правильного хода в течение серии, а ведь их нестабильные края ждут совсем не такого.

11 203

Читайте также

Культура
Лицо русскоязычной национальности

Лицо русскоязычной национальности

Крепкая картина латышско-армянского режиссера «Люди там» (2012 год) о русскоязычных гопниках из спального района Риги вызвала противоречивые споры и неоднозначную реакцию в латвийском обществе. Русская аудитория в республике ожидаемо записала Карапетяна в русофобы, латвийская же предпочла обсудить проблемы, поднятые в фильме.

Аркадий Чернов
Культура
«Налет»: J'adore hardcore

«Налет»: J'adore hardcore

Первый сезон «Налета» (Braquo) снял Оливье Маршаль, режиссер, чьи заслуги на стезе возрождения французской криминальной драмы сложно переоценить. Бывший полицейский, автор «Набережной Орфевр», «Однажды в Марселе» и «Неприкасаемых» (Les Lyonnais); хорош был уже его полнометражный дебют, без затей названный «Гангстерами».

Дмитрий Урсулов
Культура
Игра Престолов: анатомия власти

Игра Престолов: анатомия власти

На прошлой неделе миллионы людей отправились в глубочайшую депрессию. Нет, Папа Римский жив, равно как и Джастин Бибер. Просто на телеканале HBO случилась Красная свадьба - девятый эпизод популярнейшего сериала “Игра Престолов”.Автор этих строк был поклонником книжной серии еще до того, как это стало модно, и предлагает вам свой собственный анализ политики Семи Королевств.

Михаил Пожарский