Политика

Второй полюс. Утопия и антиутопия

Второй полюс. Утопия и антиутопия

Речь Владимира Путина в ООН и нынешний «раздел неба» над Сирией с американской авиацией наглядно доказали — Россия воспринимает себя «вторым полюсом» мировой политики.

Казалось бы, двухполярный мир рухнул вместе с Берлинской стеной и СССР. Мир стал глобальным и по факту многополярным. Конечно, США остались «первым полюсом», но возник и Евросоюз — его экономика крупнейшая в мире, но политика не во всем совпадает с американской. Стремительно прогрессирует гигантский Китай. Даже Бразилия и Индонезия превосходят Россию по числу населения, а по ВВП недалеко отстают.

Однако Россия до сих пор видит себя в масштабах второй крупнейшей сверхдержавы и здесь сохраняется историческая ностальгия по своей особой глобальной миссии. По «Ялте», в которой некогда делили мир. Не это ли символическое имя было истинной целью аннексии Крыма?

«Второй полюс» (оставим пока в стороне экономику) должен предъявить миру некое альтернативное глобальное мировоззрение. Но идеология «мирового коммунизма» устарела, а недавняя попытка сконструировать «русский мир» привела к обратному эффекту — она никого в мире не привлекла, но лишь рассорила страну с ближайшими соседями.

Как бы то ни было, в текущей российской политике очевидна реставрация «двухполярного» мышления, где собирательный «Запад» является привычным глобальным противником. Хотя многие условно «восточные» страны считают Россию частью этого самого «Запада». Но природа симулякра в том и состоит, что он выдает себя за «самую истинную» реальность.

Например, в противовес западной «вседозволенности» Россию ныне модно изображать защитницей «скреп» мирового консерватизма. Однако эта модель работает только на внутреннего потребителя — для окружающего мира вчерашние советские атеисты, разглагольствующие о «традиционных ценностях», выглядят нелепо и лицемерно. Кроме того, в мире и без того миллиарды традиционалистов — но невозможно представить, чтобы например мусульмане начали молиться в сторону Москвы, а не Мекки...

Впрочем, можно вообразить один утопический вариант, при котором Россия действительно станет «вторым полюсом». Но для этого ей надо взять на вооружение совсем другую идею — самого прогрессивного общества, которую так и не сумели реализовать в СССР. Это историческая игра на опережение, «прыжок из царства необходимости в царство свободы», говоря словами мечтателя Маркса.

Речь не идет о возврате к советскому коммунизму, но как раз напротив — об окончательном избавлении от его тоталитарных рудиментов.

Иными словами, необходимо сделать ровно обратное нагнетанию нынешних запретительных законов. Безусловная свобода слова и выборов, легализация любых политических партий и гендерных отношений, вообще — тотальный лигалайз... Ограничение лишь одно — никакого насилия и принуждения.

Разогнать немереное множество «надзорных и контролирующих органов» — пусть миллионы чиновников учатся производить что-то полезное. Полная десакрализация и минимизация государства до легко сменяемого наемного аппарата на службе у общества. Все имперские комплексы будут деинсталлированы как вредные вирусы.

Реальная федерализация или даже конфедерализация. Кстати, именно в таком случае никакого сепаратизма не будет — регионы сами не захотят уходить из такой свободной страны. Наоборот — другие страны сами пожелают присоединиться. Но уже никаких «зеленых человечков» не потребуется.

Есть только одно важное условие — эта утопия может стать мировым «полюсом» не потому, что она против других. Настоящие глобальные центры реализуют собственные проекты, они активны. А реактивные, основанные лишь на противодействии остальным, разрушаются оттого, что собственного смысла у них нет.

Ранний советский коммунизм предлагал миру свою картину «светлого будущего». Как бы к ней ни относиться, в свое время она была глобально привлекательной. Но когда в советской идеологии на место собственных, утвердительных ценностей пришла тотальная и самоцельная «борьба с врагами», это означало, что революция перешла в реакцию, утопия — в антиутопию. И потому неизбежно рухнула.

Сегодняшняя попытка российских властей создать «второй мировой полюс» — это реставрация советской антиутопии, когда вторжение в другие страны называлось «борьбой за мир». Империя вновь бьется за глобальное лидерство, тогда как в собственной стране нарастает мерзость запустения.

Поэтому аналогичный финал вполне предсказуем. И состоится гораздо быстрее, чем предыдущий. Кремлевские правители просто заигрались в виртуальную «Берлинскую стену» — но в реальности ее уже давно нет ...

13 647
Вадим Штепа

Читайте также

Политика
Без «Запада»: кризис российского мировоззрения

Без «Запада»: кризис российского мировоззрения

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, заключенное на минувшей неделе между 12 странами региона, кардинально меняет привычные координаты — геополитические, геоэкономические и геокультурные. Пока это преимущественно экономическое соглашение между странами, на долю которых приходится 40% мировой торговли. Но в перспективе нельзя исключать его превращения и в политический союз — по типу Европейского.

Вадим Штепа
Общество
Демагогемы

Демагогемы

Признаюсь, меня не перестаёт удивлять странная психологическая зависимость вполне приличных и пользующихся признанием у нормальной части общества авторов от тошнотворных, донельзя замусоленных и набивших оскомину штампов властного дискурса.

Лука Радищев
Политика
Сепаратизм как формула свободы

Сепаратизм как формула свободы

Президент Путин издал закон о запрете пропаганды сепаратизма. Чем этот кагебешно-вертикальный «одномерный человек» заслужил право запрещать просвещенным гражданам Великого Новгорода, Пскова, Смоленска, Твери, Рязани, Казани, Уфы, Дона, Кубани, Урала, Сибири, Северного Кавказа, Якутии, Бурятии и других придавленных Кремлем «провинций» — открыто помнить о своем вольном прошлом и мечтать о достойном — свободном от московской удавки — будущем?

Даниил Коцюбинский