Экономика

Спаси и сохрани!

Спаси и сохрани!

Один мой знакомый антикоммунист (это уже хорошо его характеризует, согласитесь) подарил мне свою новую книгу под названием «Запрещенная экономика. Что сделало Запад богатым, а Россию бедной». На обложке книги внизу было набрано крупными буквами, превышающими фамилию автора: «НИКОЛАЙ СТАРИКОВ рекомендует прочитать». Таким жульническим образом издатели привлекают внимание малообразованной публики, кумиром которой является питерский дурачок Стариков. Это само по себе уже знак запрета для публики умной, но я пообещал автору прочесть его труд и, как благородный господин, прочёл. От корки до корки. И понял, чем теперь бредят некоторые антикоммунисты от наступившей идеологической бедности. Сообщаю: некоторые антикоммунисты бредят автаркией! Натуральным окукливанием — хотя сами этого, наверное, не понимают.

Вся книга — сплошная апологетика капитализма под государственной протекцией. На массе исторических примеров автор старается доказать читателю пользу и необходимость закрывания страны. Само словосочетание «закрывание страны» звучит угрожающе и, скорее всего, протекционисты в ответ на это обвинение резко запротестуют, по-лошадиному мотая головами. Но именно этим — катастрофой в виде закладки России в гроб — и закончится подобное закрывание в современном мире.

Итак, что же нам предлагается вместо путиномики? Старые рецепты: давайте огородимся от остального мира пошлинами, квотами и запретами. Не навсегда, боже упаси, мы ведь цивилизованные люди, — только на время! А уж потом, когда с помощью таможенных плотин и экономических загородок мы разовьем нашу промышленность, когда она встанет на ноги и окрепнет, а значит, сможет на равных конкурировать с мировой, вот тогда и можно будет отбросить костыли. То есть сначала рассаду на подоконнике в молочных пакетах, а потом — в открытый грунт. Только так мы спасем и сохраним страну. Вот ведь в Англии и во всех-всех-всех прочих странах именно таким образом выстраивали промышленность: сначала сами огородились ввозными пошлинами, а потом отменили и даже стали требовать от других стран отмены ввозных пошлин, чтобы заваливать их дешевыми товарами своей промышленности, хитрецы...

При этом действовать нам предлагается не безоглядно, а по уму: не огораживаться ввозными пошлинами от того сырья и тех товаров, коих у нас нет и быть не может. Например, бананы, кофе и какао ввозить беспошлинно, ибо от них нет никакой нужды загораживаться, напротив, это даже вредно, поскольку ударит по нашему потребителю и шоколадной промышленности.

А вот если мы хотим развить, например, у себя тазикостроение и корытопроизводство (условно), то нужно или поставить заградительные пошлины на импортные тазики с корытами или просто ввести квотирование — не более ста тыщ корыт и тазиков, ввозимых в Россию за год. И тогда наше собственное производство корыт и тазиков достигнет неимоверных высот! После чего необходимо будет убрать квоты и пошлины на корыта и тазики, чтобы составить нашим производителям здоровую конкуренцию со стороны иностранных фабрикантов, дабы наши тазики не постигла судьба «Жигулей».

Выглядит на первый взгляд как бы убедительно. И примеров исторических действительно приводится много.

Но...

К чему это приведет? Кто сказал автору и его единомышленникам — всем этим стариковым, калашниковым, бабкиным и пр., что при возведении Россией заборов из пошлин, против ее товаров в ответ не воздвигнут заборы другие страны? Конечно, воздвигнут! И как мы тогда будем продавать наш металл, удобрения, зерно, лес, корыта, тазики? Протекционизм — дело опасное. История экономики знает массу примеров, когда торговые войны перерастали в войны горячие, когда страны, стараясь открыть закрывающиеся рынки, переходили на язык пушек и канонерок. И в самой книге, что интересно, подобные примеры описываются! Так зачем же нам на ровном месте вести дело к напряженности и войне? А иначе как актом вражды сворачивание торговли и установление рогаток не назовешь, и пример взаимоотношений России и Турции последнего времени — тому лучшее подтверждение. Торговая война почти равна настоящей.

Другая грань проблемы — емкость рынков. Для высокотехнологичных изделий, типа самолетов, емкость рынка с целью выхода на прибыльность должна быть колоссальной. Наши 140 миллионов россиян для такого товара — мизер. Но кто же нас пустит на мировой рынок тех же самолетов, если мы сами добровольно от этого рынка закроемся квотами и ввозными пошлинами?

Зайдем с другой стороны... А кто вообще станет решать, какие именно отрасли развивать стране, а какие нет? Государственные бюрократы? Конечно! Больше просто некому, ведь именно они, в соответствии со своими фантазиями, будут устанавливать плотины и рогатки. Внося тем самым совершенно неэкономическую информационную помеху в действие естественных регулировочных механизмов, которые иначе называют рыночными.

Нам свой собственный пошив трусов нужен? Или дешевле китайское купить, а собственную дорогую рабочую силу поберечь для крупных дел? А производство телевизоров нам нужно или по современным нормам это простой товар? В США, например, телевизоры не производятся. Америка их закупает. А нам нужно? Кто ответит? Чиновник, пососавший палец и посмотревший на потолок?

Спору нет, огородившись ввозными пошлинами, можно в России наладить высокотехнологичное производство. Например, уже упоминавшихся в тексте бананов. А что? Пропустить в вечной мерзлоте трубы с горячим паром, питаемые отдельной АЭС, накрыть двойной вакуумированной теплицей, в полярную ночь освещать пальмы лампами дневного света. Ни у кого в мире такого высокотехнологичного производства бананов не будет! Но зачем это делать, если в Африке и Турции бананы сами растут почти задарма на халявном тепле?

Пример с бананами понятен даже протекционистам, недаром они предлагают на кофе и бананы отменить все ввозные пошлины, поскольку у нас данные плоды не вызревают. А трусы и футболки у нас вызревают? Или им привольнее расти в Китае? Какое производство вообще выгодно в условиях России, кто может сказать, не сделав рыночный замер, открыв рынок?

Да, мы можем делать телевизоры. Да, мы можем на склоне горы поставить небольшую плотинку, и денежная река, которая по всем физическим законам должна течь вниз, создаст небольшую искусственную запруду на склоне. В ней разведем рыбу. Но нужно ли огород городить, если прудик сам собой образуется внизу, под горой — без всяких плотин, и значит, рыба там будет дешевле?

В идеале в глобальном мире (а он объективно глобализируется) никаких искусственных препятствий для капиталов и товаров быть не должно. Только тогда автоуравновешивающаяся экономическая система сама распределит и производство, и такой специфический товар, как рабочая сила, по географическим регионам планеты. Тогда производить ту или иную номенклатуру товаров будет выгодно там, где это реально выгодно, а не в политических границах стран. Именно к такому миру мы идем. Именно прообразом такого мира является Евросоюз, где испанец может поехать работать в Германию. Вот в этом направлении и надо двигаться, работая над отменами виз, снятием административных и финансовых барьеров и пр. А тащить планету в обратную сторону, в сторону века колонизаторов и канонерок, право, не стоит.

Упаси нас господь от таких рецептов...

19 050

Читайте также

Культура
Дьяволы у порога

Дьяволы у порога

Вармердам один из тех режиссеров, кто любит морочить голову аудитории. Его творчество изобилует элементами сюрреализма и абсурда. Массовый зритель к такому кино, безусловно, не привык — искушенный же с удовольствием будет ломать голову в поисках оптимальной трактовки.

Аркадий Чернов
История
Московское царство:  опыт первой социалистической революции

Московское царство: опыт первой социалистической революции

Подход к социализму как к явлению, по природе своей будто бы абсолютно враждебному «духовным скрепам» нашей Святой Руси, с определенных пор стал очень характерным для интеллектуально рафинированных патриотов, преданных идеям «белого движения».
Самое поразительное, что преданность идеологическим мифам в данном конкретном случае находится просто в вопиющем противоречии с реальными фактами нашей истории.

Олег Носков
Общество
Апология салата из крабов

Апология салата из крабов

Я надеюсь, что именно мещанский дух удержит наше общество от сползания в катастрофу. Та реальность, которая сейчас возникает, ввалится в наши дома намного разрушительнее, чем Афганская война. Если мы это осознаем, то именно наше мещанство как система ценностей способно нейтрализовать, свести на нет шовинистический угар, пафос «величия», «героизма» и «жертвенности».

Алексей Широпаев