Политика

Выбор под брендом Трамп

Выбор под брендом Трамп

Одним из знаковых событий нового года станут, безусловно, выборы нового лидера США. И они обещают стать весьма колоритным и остросюжетным шоу. Хотя бы потому, что у американцев за время второго срока присмиревшего, нерешительного Обамы явно возник спрос на эксцентричную яркость. Иначе как объяснить феномен Трампа. Миллиардера Дональда Трампа, что в переводе означает буквально «козырь». Или — «славный парень».

Обстановочка на дистанции в девять месяцев

Но прежде чем начать рассказ о главном герое текста, не обойтись без хотя бы краткого экскурса в общую панораму 58-х президентских выборов. Тем паче, что они уже стали знаменательными и по форме, и по содержанию

Если судить по форме, то бросаются в глаза резкие различия между соперничающими партиями. В стане демократов все дышит порядком и предсказуемостью. Есть основная ставка — Хиллари Клинтон, обеспеченная мандатом как основной массы однопартийцев. При этом она пользуется полной поддержкой своего чернокожего предшественника. Два других кандидата, оставшихся после самоотвода еще троих — сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс и губернатора штата Мэриленд Мартин О`Мэлли играют исключительно ритуальную роль.

И совсем другая картинка у республиканцев. Впечатление такое, что там царит полный разброд и шатания. Свой список они формировали четыре месяца, и в нем сегодня — даже после 6 самоотводов — остается 12 кандидатов. Среди них 5 губернаторов, 4 сенатора, двое бизнесменов и нейрохирург. При этом имена форвардов с началом забега менялись уже несколько раз. Даже после того, как в июне в него вломился Трамп, который сразу же обогнал всех, случился сюрприз: в октябре его — судя по двум солидным опросам — его вдруг обогнал афроамериканец Бен Карсон.

Различаются партии и фикс-идеями. У демократов она выражена в претензии на новый социально-демографический эксперимент. Мол, попробовали цветного, давайте теперь доверимся женщине! Такого тоже еще в истории страны не было! При этом Хиллари выступает в образе отнюдь не доброй феи, а скорее — Железной Леди, обещая бороться с исламистским терроризмом столь же програмно-целеустремленно, как США боролось (и победили) с коммунизмом, не сильно ограничивая себя в средствах.

Генеральную линию республиканцев лучше всех, полагаю, сформулировал Трамп: «Сделаем Америку снова великой! Вернем американскую мечту!». При этом важно отметить, что эти слова-лозунги, помимо общей риторики, вполне определенно выражают конкретное содержание, которое красным пунктиром проходит в программах большинства кандидатов. В самом общем виде я бы разнес их на два пункта.

Пункт первый: консервативный либерализм в политике внутренней (так и хочется поерничать — «консервированный»). Отчасти он несет себе общие родовые черты республиканской «правизны». Но на этот раз отличается особой жесткостью и консервативностью, которая даже форму нашла старомодную — в политическом тренде, названном «Движением чаепития» (историческая калька с «Бостонского чаепития» 1773 года). Практически оно сводится к сокращению налогов, государственного финансирования, бюджетного дефицита и долга. Не случайно среди кандидатов-республиканцев активные члены этого клуба — Рэнд Пол, Тэд Круз, Марко Рубио и др.

Второе: жесткая и наступательная внешняя политика. В зависимости от персоны, она имеет множество географических акцентов — война с ИГ, отношения с Европой, Россией, Ираном, Ираком, Китаем, Кубой, присутствие в Центральной Европе, помощь Украине и т.д. Но буквально каждый из кандидатов считает, что Америка при Обаме опущена. И ее роль нужно возродить. И в этой части — если не по букве, то по духу — республиканцы сходятся с Хиллари.

Оба этих тренда важно отметить и запомнить, чтобы понять, что появление Трампа при всей его эксцентричности отнюдь не сплошной экспромт и фантасмагория. И что он возник как реакция на брожение общественных умов. И по большому счету вполне вписывается в общую канву идей, с которой идут на выборы республиканцы.

Трамп-пам-пам

Трамп-пам-пам в предвыборной эпопее на всю страну прозвучало 16 июня 2015, когда Дональд объявил, что станет «величайшим президентом, когда-либо сотворённым Богом». К тому времени в списках кандидатов-респубиканцев числился уже добрый десяток имен. Такие как сенатор от Флориды Марко Рубин, губернатор Висконсина Скот Уокер, губернатор Флориды Джеб Буш (Буш Третий), губернатор Луизианы Бобби Джингал, губернатор Огайо Джон Касич и др. Он сразу же опустил их так низко, что некоторые довольно скоро сошли с беговой дорожки.

Однако Трамп отнюдь не свалился как неоновая буква с крыши одного из своих небоскребов. О своем возможном участии в нынешней компании он говорил еще в январе 2014. Не было это секретом и для партии, которая была в курсе, по крайней мере, уже в самом начале минувшего года. Поэтому ничего сенсационно-неожиданного в его явлении не было.

Было бы крайним упрощением объяснять его бульдозерный эффект и неограниченными финансовыми возможностями. Богатых в социально-ориентированной Америке публика не сильно жалует. Успех — да! Но просто деньги — этого мало. Во всяком случае — в президентской гонке.

Секрет популярности Трампа, прежде всего, в том, что с юных лет он ковал себе славу. И делал это мастерски. Начнем с того, что свое собственное имя он превратил в товар. Мало того, что оно сверкает неоном на крышах и фасадах построенных или приобретенных им небоскребов, фешенебельных жилых комплексов, отелей и казино. Свое имя он продает как бренд, за который ему платят миллионы строители в разных странах мира, производители мужских костюмов, парфюмерии и даже водки.

Но всеамериканскую и мировую известность принесло его литературно-ораторское творчество. Трамп — автор около двух десятков книг, посвященных успеху в бизнесе, некоторые из которых стали бестселлерами. «Дар Мидаса», «Почему мы хотим, чтобы вы были богаты», «Лидерство. Золотые правила» (3 тома), «Искусство заключать сделки», «Мысли по-крупному и не тормози!», «Как стать богатым?», «Путь наверх», «Думай как миллиардер», «Формула успеха», «Никогда не сдавайся», «Первые 90 дней на пути к процветанию»... это далеко не полный перечень его текстов, даже переведенных на русский. Параллельно он долгие годы не сходит с популярных экранов, включая Эн-би-си, оттачивает актерский экспромт в роли то ведущего реалити-шоу, то участника ток-шоу.

Так что Трамп пришел в политику уже известным персонажем и умелым, прекрасно подготовленным практиком. И все, что он сейчас эпатажно изрекает — не экспромт. Тем более — не шутовство пресыщенного человека. Это давно сформулированное и растиражированное кредо, система взглядов и идеалов, инвестировать которые по максимальной ставке пришло время.

И еще одно замечание. По поводу метода. Трамп чутко уловил настроения публики, и мастерски подыгрывает им. Для этого используется простой, но весьма эффективный прием. Развлекая и шокируя публику эскападами острых пикировок, он тут же убивает все насмешки, используя безотказный метод — сам над собой подтрунивает. После того, как человек назовет себя «бешеным», а свое действо — «Трамп — это шоу», к этому трудно что-то добавить обидного. Зато с помощью этого приема всякий негатив, как по магии царя Мидаса, превращается в золото.

Феномен Трампа

Когда говорят и пишут о Трампе, обычно внимание фиксируется на его экстравагантных выходках вроде призыва запретить въезд мусульманам или отгородиться от Мексики бетонной стеной. Но все это шелуха, позерство, рассчитанное на поддержание имиджа «откровенного парня», у которого что в уме, то и на языке.

А в чемоданчике та «вещь в себе», которая на пафосном языке именуется «американской мечтой». Причем в либерально-классическом понимании. Это та культура и психотип, которые описываются в терминах успех, равные стартовые возможности т.п. Или, если взять одну и расхожих сентенций Трампа, то применительно к Америке это звучит так: «Мы не сможем сделать ее великой, если мы не сделаем ее богатой».

И это первый основополагающий тезис миллиардера Трампа, относящего себя к числу тех, кто сам став богатым, готов поучить последовать его примеру и других. Ну а фундаментальным условием успеха — будь то индивид, группа или страна, является потребность ставить высокие, труднодоступные планки целей.

Сам он себе такую планку поставил, когда в 25 лет решил работать на богатых клиентов. С 1971 его строительной площадкой стал район Манхэттен, где он возводит золотые метры, рассчитанные на тех, кто денег не считает. И поднимает цены, в то время как другие снижают. Первым ярким опытом такой стратегии в бизнесе стало строительство на 5 авеню Нью-Йорка 68-этажного Trump Tower (1979-83) — одного из самых броских и сложных проектов в истории города. И выбор места (напротив магазин «Tiffany»), и роскошь здания были рассчитаны на тех, для кого деньги — не самый важный аргумент. И не ошибся — золотые метры под офисы и магазины разошлись стремительно.

Трамп является активным адептом реиндустриализации. Создатель примерно 25 тыс. рабочих мест, он агитирует за то, чтобы возвратить рабочие места, которые в течение многих лет утекали в Японию, Китай, Мексику, Юго-Восточную Азию и т.д. Он считает нонсенсом, что американцы ездят на «тойотах» и «хондах», и обещает все зарубежные предприятия Apple вернуть в США. Грозит обвешать китайские товары тяжелыми пошлинами, если не прекратят девальвировать юань. В некотором смысле он консерватор-антиглобалист, радеющий за компактность и защищенность национальной экономики.

Недаром журнал New Yorker сравнил его с Мари Ле Пен, сделав подборку цитат. Особенно обращается внимание на отношение к мигрантам и пропаганду патриотизма. Однако после того, как однажды он заявил, что в отличие от Обамы В. Путин «заслуживает пятерку за лидерство», и что в случае победы найдет с ним общий язык, его стали сравнивать с кремлевским царем. Характерный заголовок статьи в Financial Times — «Трамп хочет стать для США вторым Путиным».

«Своим человеком» он становится и в России. Особенно после того, как ВВП на традиционном шоу для журналистов с подчеркнутым энтузиазмом откликнулся на эти слова. И щедро осыпал заокеанского богача комплиментами, назвав «очень ярким, талантливым человеком» и «абсолютным лидером президентской гонки».

Путинский пассаж не остался незамеченным: буквально на следующий день Трамп его прокомментировал, заявив, что «большая честь получать комплименты от человека, которого уважают как на родине, так и за рубежом». И добавил: «Я всегда чувствовал, что России и США надо сообща бороться с терроризмом и восстанавливать мир, не говоря уже о торговле и других выгодах, получаемых от взаимного уважения». Приятельски помахивал Путину рукой он и в течение январских дебатов, в частности, счел нужным заявить, что «не корректно» обвинять Путина в причастности к убийству Литвиненко, поскольку это не доказано («Кто знает, что было на самом деле?»).

Все это напоминает сюжет «кукушка хвалит петуха...». Только ведь и с Р.Эрдоганом у Путина были не менее задушевные симпатии и отношения на протяжении целого десятилетия. Но это не помешало в одночасье превратиться в смертных врагов. Оказалось, что дружба двух империалистов недолговечна. И рано или поздно их интересы столкнутся. Тем более велика вероятность этого применительно к Сверхдержаве. И выразителю настроений, требующих отнюдь не ослабить или сбалансировать (новая Ялта), а усилить, возродить ее могущество.

Все еще впереди

Январские дебаты в преддверии праймериз Трамп провел с блеском, оправдав ставку на кураж и эксцентрику. Грубый пафос, вызывающая самоуверенность, смачные пикировки с соперниками — вплоть до перехода на внешности, даже дрязги с ведущей Мегин Келли — отнюдь не шокировали публику, напротив — пришлись ей по вкусу. Весь месяц он с большим отрывом лидировал в популярности, оттягивая на себя в некоторых штатах до 20%. А на посошок устроил скандал. Перед последним — седьмым раундом потребовал от телеканала Fox News заменить Келли и перевести в его фонд 5 млн. долларов. Не получив согласия, он отказался в них участвовать, устроив в тот день серию благотворительных мероприятий для ветеранов вооруженных сил. Похоже, что и эта выходка сработала в его пользу. Во всяком случае, многие американские СМИ отметили, что без его участия дебаты прошли вяло и скучно.

Тем не менее, пока большинство американских политологов скептически оценивают шансы Трампа на победу. Максимум, что они допускают — номинацию от республиканцев после праймериз. Однако победу в борьбе с Клинтон считают невозможной. Основной аргумент — отсутствие у него политического опыта, что является нонсенсом для американской практики. Пока исключения были лишь в трех случаях, последнее — с Дуайтом Эйзенхауэром. Но это были герои войны.

В пользу этого мнения говорит и проигрыш Трампом кокусов в Айове, где на первое место вышел сенатор от штата Техас Тед Круз.

Вместе с тем обращается внимание на такую особенность нынешней компании, как сильно затянувшееся отсутствие у Национального совета партии явного фаворита, на которого делается ставка. Обычно на нынешней дистанции кандидаты уже начинают блокироваться или снимать свои вериги в пользу сильнейшего. Но пока никто не хочет жертвовать в пользу Трампа. А кроме него явного форварда нет. И это притом, что сам он в своей эксцентричности и неуправляемости стал головной болью для партии.

Впрочем, Америка — не та страна, где можно предвидеть итоги, когда до выборов еще девять месяцев. Не сомневаться можно лишь в том, что новый ее лидер будет сильно непохож на нынешнего. И в процессе гонки сюрпризов возникнет еще немало.

14 338

Читайте также

Политика
Американская свобода для русской вольницы

Американская свобода для русской вольницы

В последнее время оживились дискуссии по поводу перспектив смены режима и желаемого сценария трансформации пост-путинской России. Я бы хотел развить эту мысль и привести некоторые доводы в пользу того, что для целей модернизации и вестернизации России больше всего подходит американский, а не какой-либо иной образец. Дух русской вольницы, словно вымирающий вид, ради его сохранения и приумножения необходимо оплодотворить духом американской свободы.

Юрий Терехов
Общество
Казус Энтео

Казус Энтео

От новоявленных «православных фундаменталистов» за версту веет Америкой. В камланиях Энтео и его комсомола легко угадываются знакомые по голливудским фильмам ужимки полубезумных протестантских пасторов. Упор на зрелищность, динамичная жестикуляция, непосредственный контакт с толпой — всё это типично для Энтео и заграничных протестантов и совершенно нетипично для Московской Патриархии с её чинным, «вразвалочку», мракобесием.

Фёдор Мамонов
Политика
Арифметика и алгебра Америки

Арифметика и алгебра Америки

Итак, народ Америки нокаутировал республиканскую партию! Вслед за Крузом и Кейсик сошел с дистанции. В свое время Эразм написал «Похвалу глупости» — и мы видим на примере многомудрых США, что на всякого мудреца довольно простоты. Республиканцы так долго и так активно апеллировали к дремучему невежеству, что получили по заслугам — их прокатили и вышвырнули на свалку истории.

Юрий Кирпичев