Политика

Снова о беженцах: смена парадигмы

Снова о беженцах: смена парадигмы

С середины минувшего лета, когда о беженцах заговорили как о проблеме с восклицательным знаком, в реакции на них произошли радикальные перемены. От готовности «принять всех» с цветами и оркестрами, озвученной главным модератором темы Ангелой Меркель, до демонстрации жесткости и торгашеского тона. Очередной саммит ЕС, проходивший в Брюсселе 7-8 марта, ярко продемонстрировал, как далеко Европа ушла от исходной позиции.

Расплата за скупость

Статистически переход явления в разряд «кризиса» в 2015 означает удвоение притока беженцев. Согласно Eurostat, если в 2014 их влилось в Европу 625 тыс., то в прошлом году — более 1,2 млн.

Речь здесь идет о всех беженцах, включая сомалийцев, эритрейцев и прочих африканцев. И примечательно, что практически весь прирост произошел за счет сирийского потока, который прежде не был сколько-нибудь заметен.

А не заметен он был потому, что Турция, принявшая на себя бремя приема беглецов еще в середине 2011, четыре года стоически выполняла эту гуманитарную миссию. Понимаю, что у российского читателя, для которого Реджеп Эрдоган сегодня в ранге врага номер один, трудно ожидать объективного отношения к этой ее роли. Но цифры говорят сами по себе — она исключительная. По данным ООН, в августе прошлого года их количество достигло примерно 2,2 млн. чел. А в середине феврале турецкий президент уже называл цифру 2,7 млн. При этом только часть из них — примерно 0,3 млн. — живет в лагерях (их около 20): остальные рассеяны по стране. Например, только в Стамбуле их не менее 40 тыс. Эрдоган сообщил и другую цифру: на эту благотворительность потрачено уже более 10 млрд. евро.

Все эти годы Турция много раз обращалась в ООН, ЕС и другие сообщества, призывая к финансовой солидарности. Однако за четыре года Брюссель соизволил выделить лишь пол-миллиарда. И только в начале 2016-го пожертвовал первый миллиард и пообещал еще три. Безмятежность, с одной стороны, и скупость — с другой стороны, привели к тому, что нарыв накапливался и, в конце концов, лопнул. А Европа оказалась застигнута врасплох. Дело в том, что Турция, заботясь о беженцах и стараясь дать им все необходимое, не обеспечивает их главным — работой. А потому по мере роста числа ртов из-за нехватки средств рацион содержания стал скудеть. Да и надежды на скорое возвращение домой таяли по мере затягивания гражданской войны. Поражение на июньских выборах Партии справедливости и развития, которая являлась главным идеологом гуманитарной миссии, усилили тревогу беженцев за свое будущее.

Между тем, результатом отдельных попыток перебраться в Европу стало появление «балканского маршрута» и целой индустрии контрабанды людьми. При этом цены резко упали. В одном из роликов, снятых в сентябре прошлого года, турецкий житель рассказывает, что тариф на переброску упал с 10-12 до 1-3 тыс. евро. Со своей стороны турецкие власти ослабили контроль над сухопутной европейской границей и тем более — на побережье. Летом водный путь на греческие острова стал уже массовым экстримом.

Разумеется, вступление 30 сентября России в войну с ее беспорядочными бомбежками только подстегнуло поток. На Западе в связи с этим появилась даже конспирологическая версия о том, что она, якобы, специально сеет ужас, чтобы насолить Европе. Недавно ее, в частности, озвучил верховный главнокомандующий войсками НАТО в Европе генерал Филип Бридлав: «Россия и режим Асада намеренно превращают миграцию в оружие, пытаясь подавить европейские структуры и сломать европейскую решимость», — заявил он в интервью AFP. Не думаю, что «теория заговора» здесь уместна. Мне более убедительным кажется рассуждение Джорджа Сороса на сей счет: «Путин— гениальный тактик, но не стратег-мыслитель. Нет никаких оснований полагать, что он вмешался в Сирию для того, чтобы обострить европейский кризис беженцев. .. Но как только Путин увидел возможность ускорить распад ЕС, он не упустил и ее».

Штурм Алеппо породил новую волну беженцев. В ответ Турция в начале февраля частично закрыла границу, заявив, что будет строить для них лагеря на территории Сирии в зонах, подконтрольных международным организациям и Сирийской свободной армии. Как сообщало радио «Свобода», такая договоренность достигнута была с американцами на правительственном уровне. Впрочем, видимо, под влиянием Меркель, вскоре после ее визита 8 февраля в Анкару граница опять была для них открыта.

Европа откупается

Радушие Меркель быстро сменилось тревогой, близкой к панике, после того, как Германия предложила 27 партнерам по ЕС облегчить ей ношу хотя бы частично. На поверку выяснилось, что Европа неспособна без препирательств поделить даже 120 тыс. беженцев. И что она предпочла бы их не впускать, от Турции откупившись.

Началом формирования нового концепта можно считать первый — октябрьский — визит Меркель в Анкару. Именно вослед ему была сформулирована и озвучена общая идея сделки с Анкарой и определена ее стоимость. Турция не выпускает беженцев и признает реадмиссию. Европа создает кубышку с 3 млрд. евро и обещает облегченный визовый режим для турок.

Второй этап можно связать со вторым визитом немецкого канцлера в Анкару 8 февраля. На этот раз расплывчатые контуры общей установки обретают более четкие очертания. Меркель предложила и получила принципиальное согласие на схему, состоящую из двух главных постулатов. Первое: намертво закрыть сухопутные и морские границы для беженцев. При этом впервые прозвучало совместное заявление сторон о намерении привлечь для решения этой задачи силы НАТО. В частности, об использования в Средиземноморье военных судов для перекрытия морского транзита. И второе: ввести прямую адресную систему доставок мигрантов из Турции в Европу согласно квотам. Тремя днями позже президент Эрдоган так разъяснил ее: «Наше терпение кончилось, — заявил он 11 февраля на встрече с молодыми предпринимателями. — У нас автобусы и самолеты напрасно не простаивают. Пусть ООН дает совет принять беженцев не нам, а другим странам, а мы этих беженцев туда отправим» — интерпретировал он новый способ решения проблемы.

При этом Меркель жестко продемонстрировала Довутоглу и Эрдогану солидарность в конфликте с Россией. И даже выступила с заявлением о необходимости создания над Сирией бесполетной зоны — старой идеи, вынашиваемой Турцией.

Нынешний саммит по своим итогам из категории «серединка на половинку». Это означает, что была согласована и задекларирована в виде заявления лишь общая позиция, подход. Принятие рабочего документа, руководства к действию отложено на следующее толковище. Но то, что заявлено, означает новые повороты мысли в развитии концепта.

Они состоят в следующем. Самым важным новшеством является договоренность с Турцией на реадмиссию на основе сортировки мигрантов на беженцев и нелегалов. То есть Турция соглашается принимать назад тех из них, кто, по мнению европейских сторон, бежит не от войны, а либо за «хорошей жизнью», либо с коварными и враждебными замыслами. Возврат будет осуществляться по принципу «один к одному», согласно которому за каждого возвращенного нелегала Европа принимает легального беженца из Сирии. Председатель Европарламента Мартин Шульц пояснил: «Беженец, которого нелегально доставят на греческий остров, будет возвращён нами на турецкий берег и там зарегистрирован. Затем он получит право на участие в официальной программе переселения в Европу. Эта мера направлена против контрабандистов, а не против беженцев».

Технически, по видимому, принимается схема адресного возврата, поскольку речь идет о жестком контроле европейской границы, как на суше, так и на море (упоминается о важности участия судов НАТО в Эгейском море, причем не только в нейтральных, но и греческих и турецких водах). Недаром глава Евросовета Дональд Туск заявил, что «балканский маршрут закрывается».

Кроме того, ЕС обещает принять активное участие в обустройстве безопасных лагерей для беженцев на территории Сирии.

В тексте заявления новая позиция звучит так:

Главы государств и правительств согласились, что необходимы смелые шаги, чтобы закрыть контрабандные пути транспортировки людей, чтобы разорвать бизнес-модель контрабандистов, чтобы защитить наши внешние границы и положить конец миграционному кризису в Европе

Согласована и цена вопроса. Решить вопрос с либерализацией визового режима самое позднее к концу июня с.г. и ускорить выделение 3 млрд евро до конца марта. При этом не исключено, что сумма эта будет удвоена. Во всяком случае, вопрос об увеличении помощи, поставленный премьером Довутоглу, не был отклонен, и будет обсуждаться в дальнейшем. Кроме того, расходы по возврату мигрантов ЕС берет на себя. А также Турция получила смутное обещание о возобновлении переговоров на счет ЕС.

Ранние похороны

Решения саммита вызвали реакции в основном негативно-иронических оттенков. Критика идет со всех сторон. Те, кто выступают с гуманитарных позиций, возмущаются. Например, Управление ООН по делам беженцев выступило с комментарием, в котором указывается, что любые инициативы по массовому возвращению беженцев в Турцию должны подкрепляться гарантиями их безопасности. Те же, кто на позициях прагматического эгоизма, выражают недоумение формулой «баш на баш», в результате которой поток арифметически отнюдь не сокращается. При этом возмущаются уступчивости Брюсселя под напором турецкого премьера, который начал «шантажировать» ЕС.

Из-за отсутствия конкретики пока неясны многие детали, по поводу которых зачастую и возникают кошмары. Например, каким будет механизм возврата и высылки? Кто будет принимать соответствующие решения? Наконец, как согласуется это общее решение с ситуацией, когда внутри самого ЕС не достигнуто твердого согласия по квотам?

Все эти сложности и противоречия породили новую модную тему — о «распаде Европы». Сирийский поток вызывает ассоциации с нашествием варваров на Римскую империю, а затем арабов — на Византийскую. Похоже, что она пришлась по вкусу и кремлевским модераторам, придя на смену украинской и сирийской темам. И даже в чем-то теснит любимую, безотказно популярную — о кознях «пиндосов». Ее главный моветон «мы сплачиваемся, а они — разваливаются», лелеет души иллюзией, что на смену европейской интеграции идут «русский мир» и возрождение Империи.

Однако, при всей навязчивости исторических параллелей, на практике они редко срабатывают. Согласно аксиоме о том, что дважды в одну
реку не входят.

Это вовсе не означает, что ЕС монолитен и неизменен. Любая сложная связка: империя, содружество, союз и т.п. — не вечна. Подобно человеку, все они проходят стадии детства, зрелости, старения и смерти. Весь вопрос — как? Путем скачков и крахов? Или посредством эволюции, плавного перехода из одного состояния в другое, причем необязательно в худшее. И динамика такого рода для ЕС неизбежна. Как она будет происходить — можно гадать и даже мысленно проектировать, исходя из симптомов и диагнозов. Но при всем при том есть серьезное основание полагать, что, видоизменяясь, ЕС вряд ли вернется к исходному состоянию — распаду на абсолютно эгоистические национальные самости. Просто потому, что это противоречит общему тренду на глобализацию. Да, внутри него возникают и будут возникать настроения и потуги к обособлению. Но их силу и роль можно сравнить с завихрениями, воронками и даже образованием речушек в сторону от мощного потока, этакого Енисея, аккумулирующего тренд исторического развития. В этом русле логичнее представить себе, например, даже некий раскол ЕС на два-три внутренних блока, но одновременно как частей другого, еще более масштабного интеграционного процесса.

11 258

Читайте также

Общество
Франция, ты одурела!

Франция, ты одурела!

Нет, это не просто хлёсткий заголовок, bon mot. Впрочем, одурела отнюдь не вся Франция, но весьма значительная её часть, которую представляет президент Олланд и его левое до мозга костей правительство. Беспомощное в экономике и слабое в политике внешней, оно задумало «радикальный поворот» в политике внутренней. В чём, по мнению Олланда и его гоп-компании, этот поворот должен заключаться, я вам сейчас расскажу.

Вадим Давыдов
Путешествия
«Гейропейские» каникулы

«Гейропейские» каникулы

Решили мы с женой скататься в «Гейропу» — посмотреть, как они там загнивают. А то ведь можно и не успеть, разложатся и погибнут там, под гнётом российских санкций.
Атмосфера на улицах отличная — все улыбаются, веселятся, пьют пиво. Пиво тут разное, от заводского до производства частных, семейных мини-пивоварен. На улице готовят, везде обилие еды, запахи завораживают. Не иначе как заманивают...

Кирилл Литвин
Политика
Око за око

Око за око

Недавно в городе Санкт-Петербурге толпа выходцев из крупнейшего российского туристического кластера напала на охрану ночного клуба. В полиции города ситуацию решили просто — устроили рейд по клубам. Но тех, чье мозговое кровообращение не нарушено многолетним ношением фуражки, вряд ли удовлетворит такая мудрая мера. Как же нам действительно обеспечить крепкий межнациональный мир?

Михаил Пожарский