Политика

Презумпция виновности

Презумпция виновности

Кисо обиделось. Оба былых кандидата в согреватели путинского трона — состоявшийся Медведев и несостоявшийся Иванов — с присущими кремлевской гопоте интеллектом и дипломатическим изяществом хором отреагировали на версию главы Службы безопасности Украины В. Грицака о причастности России к терактам в Брюсселе, заставив весь интернет в очередной раз вспоминать пословицу о самовоспламеняющихся шапках. «Дебилы, блядь», как мог бы сказать по этому поводу другой их коллега, сивый мерин из МИДа. Вообще удивительная обидчивость самых подлых, лживых и наглых подонков, воров и убийц современного мира (и я имею в виду не только эту троицу, но и все российское руководство — и если бы только руководство!) сама по себе, конечно, забавна; открыто попирать на глазах у всей планеты самые базовые правовые (не говоря уж о моральных) нормы, не просто не говорить ни слова правды, но постоянно противоречить себе даже во лжи и при всем при этом бурно возмущаться, когда на это указывают, и объявлять факты «антироссийской истерией» — до такого не доходил еще никто, ни исламские террористы, по-своему честно говорящие о своих намерениях и действиях, ни пресловутый Гёббельс, которому никогда бы не пришло в голову заявлять, что войска Вермахта на территории Украины — это местные ополченцы, купившие германскую форму в военторге, танки PzKpfw IV они захватили у Красной армии, Гудериан вообще в отпуске, а миролюбивая Германия по-прежнему свято блюдет Пакт о ненападении от 1939 года.

Но если с преступлениями России в Украине (не прекращающимися, напомню, ни на один день, несмотря на всю лицемерную ложь «минских соглашений») все давно уже предельно ясно и очевидно — включая и сбитый «Боинг», разумеется — то о ее причастности к международному терроризму на Западе впервые заявляют не интернет-конспирологи, а официальное лицо такого ранга — глава службы безопасности независимого государства. До этого, правда, премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу уже называл Россию террористической организацией (и совершенно справедливо), но там речь шла о действиях в Сирии (где, напомню, только прямыми жертвами российских убийц стали по меньшей мере 1733 мирных жителя, в т. ч. 429 детей и подростков и 250 женщин, по состоянию на 1 марта — сейчас эти цифры могут быть еще выше.) Да, это государство, Украина, находится с Россией в состоянии фактической войны, и фактор пропаганды тут нельзя исключать, и да, Грицак заявил о причастности России к бельгийским терактам как о версии, а не как о доказанном факте (хотя и добавил позже, что сказал это не просто в порядке предположения, а опираясь на данные, обнародовать которые не может по причинам секретности — что вполне может быть правдой, но что опять-таки недоказуемо). И тем не менее — из разряда маргинальных и кулуарных эта версия перешла в разряд обсуждаемых на самом высоком уровне — причем обсуждаемых публично.

Тем не менее, как бы кто ни относился к России — а я к ней отношусь совершенно однозначно — это не отменяет необходимости относиться критически к любым, в том числе и антироссийским, гипотезам. Какие выводы о причастности России к терактам в Европе можем сделать мы, частные лица, не располагающие закрытыми данными разведок?

Прежде всего необходимо признать: фактов — столь же убедительных, как, например, доказывающих вину России в уничтожении рейса MH-17 — нет. Причем, скорее всего, руководителям западных спецслужб они тоже неизвестны, иначе тон разговора западных лидеров с Россией, до сих пор еще постыдно мягкий, наверное, наконец стал бы иным. То, что русские на такое способны с моральной (насколько здесь уместно это слово) точки зрения, не вызывает ни малейших сомнений — достаточно почитать и послушать их комментарии по поводу терактов, от простых «ватников» до заместителя председателя нижней палаты парламента (Жириновский, если кто забыл, занимает именно этот пост), и даже там, где официально выражались соболезнования, в них сквозило неприкрытое злорадство. Уже более двух лет террористической войны против Украины (а до этого — Грузия (начиная с фактического геноцида абхазских грузин 1992-93, на самом пике ельцинской демократии!), Приднестровье, инспирированный из Москвы карабахский конфликт и далее везде уже в советскую эпоху, даже если не рассматривать Чечню, где хороши были обе стороны), откровенно террористические методы в Сирии, где с первого же дня операции целенаправленно били по гражданским целям (нередко еще и в два захода, чтобы вторым ударам накрыть тех, кто придет на помощь жертвам первого!) — «если вы не пойдете на смягчение санкций, мы будем каждый день убивать мирных жителей и ваших союзников» (к счастью, не выгорело), взрывы жилых домов в 1999, приведшие к власти Путина, череда внутренних политических убийств от Старовойтовой до Немцова (даже если не касаться длинной предыстории советского террора, осуществлявшегося той самой организацией, выходец из которой ныне возглавляет страну), убийство Литвиненко (на минуточку — акт ядерного терроризма в столице Великобритании!), перманентная и деятельная поддержка арабского терроризма с советских времен, не прекращающаяся и теперь (ХАМАС и Хезболла не дадут соврать) — уж эти-то способны, вне всякого сомнения. Не вызывает никакого сомнения также, что в рядах ИГИЛ состоят тысячи россиян (это признает и российский официоз) и что среди них наличествуют агенты ФСБ. Не могут не наличествовать — обратное было бы слишком уж дремучей профнепригодностью даже для этой, сильно деградировавшей после крушения Совка структуры. Да, собственно, кое-кого из них даже поймали и казнили — помните эту замечательную историю, когда боевик ИГИЛ отрезал голову российскому шпиону, и оказалось, что не араб казнил чеченца, а оба они — русские, принявшие ислам (Анатолий Землянка и Евгений Юдин, соответственно). «Война в Сирии — это когда русский отрезает голову русскому, пока русские бросают на них бомбы.» Вопрос лишь в том, все ли агенты ФСБ оказываются в рядах ИГИЛ в том же качестве, что и Юдин, или кто-то из них, напротив, руководит процессом? Учитывая многолетний опыт пестования Россией арабского террора, последнее не представляется невозможным. Тем более что значительную часть костяка ИГИЛ составляют бывшие офицеры Саддама Хусейна, с которыми у русских умилительно тесная дружба с советских времен (это, кстати, на заметку недоумкам, обвиняющим Америку, что-де свергла «светского» Хусейна и получила исламских террористов — на самом деле это одни и те же люди, которым в общем-то все равно, под каким флагом убивать — арабского социализма БААС или ислама, тем паче что ислам — это и есть религиозный вариант социализма).

В том, «кому выгодно», сомнений опять-таки нет (Жириновский не даст соврать, да). Примечателен и тот факт, что на территории России уже давно не было сколь-нибудь крупных терактов (что меня, кстати, поражает — ну ладно, ИГИЛовцам взрывать тех, кто бомбит главным образом их противников, действительно не с руки, но почему до сих пор ни одной такой акции — не против гражданских, а против законных целей военного и двойного назначения — не провели украинские патриоты?), в то время как за ее пределами теракты в последнее время идут прямо-таки сплошняком: Париж, несколько раз — Турция, теперь Брюссель. Любопытно и то, что бойня в Брюсселе состоялась аккурат в день оглашения «приговора» (из уважении к юриспруденции не могу употреблять здесь это слово без кавычек) Надии Савченко — прекрасный способ отвлечь внимание мира от этого гнуснейшего позорища, заставляющего вспомнить худшие сталинские процессы.

Обращают внимание и на повторяющуюся последовательность: катастрофа российского самолета («Эирбас» над Египтом, «Боинг» в Ростове-на-Дону) — и вскоре после этого крупные теракты в европейской столице (Париж, Брюссель). Но здесь уже логика заканчивается и начинается подгонка под ответ.

Тот факт, что к взрыву над Синаем ФСБ не имеет никакого отношения, следует из упорного отрицания версии теракта российской стороной. В то время как, разумеется, если бы этот теракт был нужен России для создания casus belli, алиби или чего угодно еще, вся российская машина пропаганды завопила бы «наш самолет уничтожило ИГИЛ, не забудем-не простим, мочить в сортире» еще до того, как обломки долетели бы до земли. Ростовская катастрофа, хотя и выглядит странной (метеоусловия в аэропорту были совсем не такими плохими — ветер хоть и с порывами, но практически прямо по полосе, видимость намного лучше минимума для посадки по приборам, самолет грохнулся на ровном месте при выполнении рутинной процедуры ухода на второй круг, разлетевшись при этом на мелкие куски при падении с совсем небольшой высоты и на сравнительно небольшой скорости, да еще и черные ящики пострадали), но определенно не может быть терактом, поскольку перед этим самолет два часа кружил в зоне, ожидая улучшения погоды — любая бомба с часовым механизмом давно бы сработала. И опять же — версия теракта официально даже не озвучивалась.

Никаких «русских следов» в Париже до сих пор не найдено, а вот о том, что исламский терроризм свил себе теплое гнездышко в Брюсселе, было известно давно, именно оттуда организовывались парижские атаки, кое-кого, как известно, уже удалось арестовать, и связь между терактами во Франции и Бельгии прослеживается совершенно четкая и однозначная. Мог ли Кремль организовать две столь масштабные операции исключительно чужими руками, чтобы все исполнители целиком замыкались на исламское подполье и никакая ниточка не тянулась в Москву? Чисто теоретически — да, в том смысле, что законов физики такое предположение не нарушает. Практически — определенно нет.

Я много раз говорил и повторяю, Путин не только подл и лжив — он глуп и бездарен, и его спецслужбы вопиюще некомпетентны и способны воевать только с мирными пикетчиками и безоружными пользователями интернета, делающими репосты в соцсетях. (Мой любимый личный пример на эту тему — в мою бывшую квартиру в Москве приходили «побеседовать», когда уже весь интернет знал, что я давно живу в Америке, причем это повторялось не один, а несколько раз! Интеллекта у них столько же, сколько у рыб, над которыми мы, юные шалопаи, в свое время издевались в кабинете биологии, бросая им в аквариум несъедобные бумажки: видя что-то перед мордой, рыба это глотала, убедившись, что оно несъедобно — выплевывала, в результате чего оно снова оказывалось перед мордой — ну и далее по циклу, соответственно.) И эти особи организовали масштабные теракты за рубежом так, что на них не указывает ни одна улика? Да, они могли взрывать дома на собственной территории, зная, что сами же и будут «расследовать» эти преступления (и то вышло криво, в Рязани их поймали за руку, после чего взрывы волшебным образом прекратились — поймали ФСБшников, а взрывать перестали чеченцы, ага). Но в Европе, с куда более ограниченными ресурсами, не имея никакой возможности влиять на следствие и, тем не менее, не боясь разоблачения? Да, конечно, Литвиненко они все-таки убили аж в самом Лондоне. Но во-первых, и тут наследили самым безобразным образом по всей Европе, а во-вторых, они явно рассчитывали, что из-за убийства, даже столь демонстративного и наглого, одного человека портить с ними отношения не будут (и, к великому сожалению, расчет этот оправдывался многие годы). Теперь же отношения очевидным образом изменились (и доведенное-таки до конца расследование по делу Литвиненко — лишнее тому подтверждения), да и масштаб терактов куда значительней — вряд ли даже в самых безумных своих фантазиях они надеялись, что им спустят с рук такое. Я нарочно не стал делать выводов по горячим следам, но по прошествии недели (не говоря уже о времени, прошедшем с терактов во Франции) есть реальные результаты работы следствия, есть арестованные, есть подозреваемые — но нет никаких российских следов. Бурная реакция подельников недофюрера на слова Грицака, конечно, оставляет простор для сарказма, но считаться доказательством вины все же не может — как и секретные материалы, на которые ссылается Грицак, пока они не обнародованы.

Вообще, было бы очень большой и опасной ошибкой думать, как заявляют некоторые, что «Россия — это и есть ИГИЛ». Агрессивный ислам — это вполне реальная и самостоятельная сила, и хотя исчезновение России стало бы (и в обозримом будущем станет) самым счастливым событием мировой истории после заката Золотой Орды, исламский терроризм от этого не исчезнет. Скорее это он использует Россию в качестве крыши, нежели наоборот. Да, два этих мировых зла определенно сотрудничают — но они не тождественны и не управляются из одного центра.

Вопрос лишь в том, насколько тесное это сотрудничество. Вполне возможно, например, что в Кремле и на Лубянке о готовящихся терактах знали заранее и потирали руки в предвкушении (в порядке совсем уже голословной спекуляции можно предположить, что это не брюссельскую бойню специально подтянули к дате «приговора» Савченко, а строго наоборот — «приговор», как известно, был отложен). Возможно, оказывали (и оказывают) помощь деньгами, оружием, информацией (и возможно, сведениями именно об этом располагает Грицак). Но крайне сомнительно, чтобы в Москве находились именно заказчики и организаторы исламского террора. Даже советские главари не могли похвастать полным контролем над исламским терроризмом, несмотря на все лагеря по обучению арабских боевиков на собственной территории — была евшая с руки ООП, но были и афганские моджахеды, например, да и Каддафи взрывал самолет над Локерби не по команде из Кремля — а уж теперь и подавно. Исламисты признают только силу, пресмыкаются перед теми, у кого она есть, и презирают тех, у кого ее нет. Тот колосс даже уже не на глиняных, а на из куда менее почтенного бурого вещества ногах, который представляет собой доживающая свои последние годы Россия, их, в отличие от трусливых и недалеких европейских лидеров, определенно не может впечатлить.

И тем не менее — очень хорошо и правильно, что о России как о стране-террористе заговорили на таком высоком уровне. Потому что Париж и Брюссель — скорее всего, не она, но Украина и многие другие места — точно она. Вот, кстати, и Польша возобновляет расследование авиакатастрофы под Смоленском, в которой погиб президент Качиньский и десятки других представителей польской элиты. Тоже очень сомнительно, что это был теракт — если пилот принимает решение садиться в условиях недостаточной видимости, это его вина и ничья больше, и никто не мог гарантировать, что он поступит так — но, тем не менее, пусть и этот шип вонзается поглубже в московскую задницу. Потому что репутация — это великая вещь, которую — по достижении определенной черты — не купишь ни кончающимися в стране тотального воровства и бездарности деньгами, ни ржавеющими ядерными боеголовками. Потому что с вреднейшей иллюзией в головах травоядных западных политиков, будто крупнейшая в мире террористическая организация (абсолютно прав Давутоглу!) может быть партнером по переговорам и даже постоянным членом Совбеза ООН с правом «вето», будто с нею возможно антитеррористическое (и вообще какое угодно) сотрудничество хоть по каким вопросам, давно пора кончать. Если в этом не убеждают тысячи украинских, грузинских (вместе с первой войной), сирийских жертв — пусть убедят десятки западноевропейских, вне зависимости от того, виновна она именно в них или нет. В конце концов, Берия тоже не был британским шпионом, но это не значит, что его не надо было расстрелять. Нет, это я не к тому, что России надо приписывать чужие преступления (уводя тем самым от ответственности действительно их совершивших!), если точно известно, что она их не совершала. Но в любом преступлении, в любом мировом зле она должна быть подозреваемой номер один. В отношении страны-террориста должна действовать презумпция виновности.

С террористами, конечно, тоже ведут переговоры. Но — в отличие от переговоров с нормальными государствами — не для того, чтобы потом жить с ними в мире. А для того, чтобы либо добиться их сдачи, либо выманить их под пули полицейских снайперов.

13 194
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Общество
Крабовые береты

Крабовые береты

У крабов практически отсутствует память. Когда ловишь их на кусочек мидии, они выползают из под камней, хватаешь одного, остальные разбегаются. Тут же суешь мидию в воду — они выползают снова. Как будто ничего и не было. У многих россиян, как и у крабов, короткая память — от своих солдат Россия отказывалась не раз.

Дмитрий Флорин
Общество
Преодоление патриотизма

Преодоление патриотизма

Русский (он же государственный) патриотизм — вещь удивительно стойкая и при этом, как уже сказано, реакционная, поскольку зиждется на имперских ценностях, на имперской концепции истории, на представлении о России как империи. Русский патриотизм весь пронизан фантомными болями Российской империи и СССР. Его гримаса — гримаса ненависти и боли.

Алексей Широпаев
Злоба дня
Война с дикарями

Война с дикарями

Париж — это то, что ненавидят мракобесы всех религий и стран: из-за кафе и галерей, из-за концертных залов и карикатурных журналов, из-за секс-шопов бульвара Клиши и официально исповедуемых ценностей государства светского и республиканского, из-за открытости этого города всему яркому, новому, авангардному и свободному.
Мы видим войну глобального Парижа с глобальной деревней, затхлой, убогой, косной и мракобесной.
Любой человек, который в пятницу вечером идет в кино, в клуб, в кафе, на стадион, просто гулять и пить вино с друзьями — он парижанин, даже если никогда там не был и не будет.

Русская Фабула