Общество

Язычество и политика

Язычество и политика

(Очерк по истории русского движения Среднего Урала)

Природу современного русского национализма никто из публицистов и учёных-политологов, не находящихся в рядах Русского движения, не понимает. Пишут много, да всё невпопад. Историю же русского вектора в политической мозаике Екатеринбурга не изучал и не систематизировал вообще никто.

Я ждал года три после того, как на одном из обсуждений в журнале «Урал» двое остепенённых господ левых убеждений представляли свою статью, где писали о бесперспективности идеи построения русского национального государства. Одним из их аргументов была констатация факта падения популярности христианских догм, которые авторы полагали для русских корневыми. Мне и моему коллеге пришлось объяснить, что республиканские идеи произрастают в русской среде на ниве язычества, родноверия. Господа социологи удивились, да и только.

Осознав, что на поверхности лежит тема серьёзного научного исследования, я стал пытаться её продвинуть представителем различных академических сообществ, журналистам, но исследование как таковое никому не интересно. Оказалось, что моим корреспондентам гораздо проще переливать из пустого в порожнее, переставляя с места на место и различным образом группируя давно известные факты. Придётся самому, не взыщите за слог.

Первым знаковым политическим актом националистов уральской столицы был Русский марш 11 ноября 2011 года в микрорайоне ЖБИ. Его инициатором, организатором и ведущим был я. Информирование о времени и месте демонстрации осуществлялось через языческую общину «Сварожич»: принадлежащие ей магазин «Живой огонь» и информационные ресурсы. СМИ навязывают людям образ язычников как неких фриков с лапшой в нечёсаной бороде, но это не так. Как правило, у родноверов полноценные семьи, бизнес или хорошо оплачиваемая работа, приличные машины и опрятный, здоровый вид.

Родноверы, конечно, никакая не секта, поскольку понятие «секта» — от слова «сектор», отколовшаяся маргинальная часть чего-то. Так как язычество не выходило из какой-либо церкви, навесить на него ярлык сектантства сложно, но российская пропаганда может и не такое.

«Сварожич» сложился в средине 90-х годов прошлого века, его бессменным лидером и безусловным авторитетом является Доброслав (Николай Песошнов), инженер с двумя высшими образованиями. Доброслав и его сподвижники утвердили свою общину на древнем капище в районе озера Шарташ. Это уникальное место с идеальными распилами гранитных глыб, кладками на основе геополимерного бетона, рунами и другими артефактами. Журналистов телекомпании «4 Канал» я привозил на капище, они сделали замечательный репортаж, но никаких археологов, геофизиков из УрФУ и РАН на месте не наблюдается — им не интересно заниматься реальными исследованиями истории Урала, равно как и социологам-политологам изучать общественные течения.

То, что шарташское капище было открыто не позже 90-х годов, позволило сохранить обрядовую преемственность, Доброслав и его коллеги нашли человека преклонного возраста, который на данном святилище участвовал в языческих торжествах до 1953 года. Забавно, но факт, что борьба коммунистического режима с религией не коснулась, или почти не коснулась, язычников. Возможно потому, что родноверие религией не является, и это понимали. А возможно и потому, что советская власть, даже в период гражданской войны, когда ещё было непонятно чья возьмёт, тратила деньги на эзотерические исследования (примеры с экспедициями Барченко и Блюмкина широко известны). При таких обстоятельствах присматривать за язычниками и вникать в сущность их практик было более продуктивно, нежели всех их расстрелять. Поэтому в лесу, на отшибе Свердловска, всё же сохранялось капище.

Родноверие не является НЕОязычеством, как принято считать — это вполне логичное развитие древних традиций наших предков, изустно переданных современному жречеству. Понятно, что традиция развивается, что есть региональные различия в обрядовых подходах, что даже на территории Свердловской области существует несколько общин, которые, порой, не шибко между собой ладят. Но это нормально, говорит об отсутствии косности и здоровой динамике. В «Сварожиче», как и в любом коллективе, было всякое, вплоть до рейдерского захвата с дракой: мирились, ссорились, снова мирились. Беда всегда была одна — текучка.

Для эзотерического сообщества, имеющего целью распространение знаний, постоянное обновление рядов — скорее благо, и не благо для политического союза, тем более находящегося в стадии формирования. Славянские праздники — головная боль для организаторов и безответственный паразитизм для участников. Было желание набирать обороты, расти организационно, содержательно, и в 2011 году я решил организовать на капище Масленицу (не христианский контрафакт, а традиционную, в день весеннего равноденствия). Нужно было тратить свои деньги, и я тратил. Безвозмездно помогали только участники одного из турклубов, а артисты, музыканты и лихие казачки получили зарплату. Вместе с туристами я день готовил дрова, строил снежную крепость, потом ночью парни в палатке её охраняли. Когда дошло дело до торжества, мы с ближайшей скалы обречённо смотрели на дорвавшуюся до дармовщины публику, которая сломала пилу и топор (никто не признался), а потом я и турклубовцы собирали по лесу мусор.

Но костяк для будущих политических дел формировался, и этот праздник стал отправной точкой в понимании того, что никакие «развлекалки» никого из участников впоследствии не смогут мобилизовать для чего-то серьёзного, значимого. Когда лидер общины (хранитель Огня) Доброслав попытался зарегистрироваться кандидатом в депутаты городской думы, то один ходил и подписи собирал, душа остальных хотела праздника. Подписи Доброслав не собрал, штраф потом платил, естественно, сам.

Первыми политическими мероприятиями «Сварожича» были выступления в нашем городе русских писателей: публицистов Валерия Демина, Владимира Путенихина, Владимира Иванова, известного под псевдонимом «Истархов» автора «Удара русских Богов»; приезд двух последних организовывал я, и я же был ведущим двухдневного семинара с Истарховым и другими спикерами. На данных мероприятиях мы формировали русскую национальную доктрину, впервые в России переведя этот вопрос в конструктивную плоскость: если не договоримся, то когда возьмём в свои руки власть, обязательно передерёмся из-за разных представлений о частных вопросах. Кроме того, сначала всегда побеждают идеи, а для этого их нужно нести в народ. Со слушателей за вход мы брали деньги.

Христианство на протяжении веков ослабляло сознание людей, и тем самым получало возможность править ими. Попам не нужны космические станции, сверхзвуковые самолёты и другие прорывные технологии. Их цель — доведение нас до крайней нищеты, чтобы мы страдали, а в страдании искупали грехи, которые, якобы, у всех нас от рождения. Страдалец пойдёт за утешением в церковь, а счастливому человеку там делать нечего. Язычество — мировоззрение сильных людей, и только сильным помогают Боги! Разум, воля, сила — вот то, что язычество несёт в политику, являясь сводом надличностных ценностей. Язычники — дети Богов, и наши Боги нас рабами не называли. Мы не ноем, когда нас унижают, а берём дубину! Это нас объединяло, но дубиной можно и своих расплющить.

Здесь важно заметить, что среди христиан есть хорошие люди, и к христианству язычники относятся нейтрально. Кроме того, было бы верхом глупости отрицать, что христианство являлось одним из факторов, сформировавших русскую культуру. А в ней был не только безбожник Толстой и язычник Пушкин, но и правоверные христиане Лесков и Достоевский.

Специфика уральской столицы на момент формирования языческого политического движения заключалась в том, что преемственности никакой не было. Московский Дёмушкин — выходец из РНЕ, а в Екатеринбурге некогда сильная баркашовская организация куда-то вся рассосалась. Я им в своё время помог по юридической части и практически всех знал, а в новые времена встретил лишь одного человека. В Екатеринбурге никогда не существовало филиала общества «Память», действовал сиквел в виде общества «Отечество». Но и «Отечество» кануло в Лету практически сразу после гибели его лидера Юрия Липатникова.

В ходе деятельности «Сварожича» люди знакомились, создавались семьи, завязывались дружеские отношения. Есть моя не очень давняя статья по этой теме. Когда в 2011 году строилась колонна на Русский марш, почти все демонстранты были мне знакомы, а это 1500, примерно, человек. Но это опять таки был праздник — брендовое и распиаренное общероссийское событие 4 ноября, которое «либеральные» СМИ называют «днём фашиста». Ярлык забавляет и добавляет драйв, поскольку у нас «фашисты» — это те, кто не разделяет леворадикальную идеологию.

А спустя три месяца языческая политическая партия возникла «на федеральном уровне».

Общественное движение «Общее дело» (ОД) образовалось из блогеров, читателей сайта Агентства русской информации (АРИ) и слушателей аналитической передачи Владислава Карабанова, выходящей на этом же ресурсе в двухчасовом живом эфире два-три раза в неделю. У язычников много интернет-ресурсов, но политическим и самым крутым был сайт АРИ. Он объединял людей национально-демократической ориентации, либеральной, республиканской, не христианской. Под лозунгом создания русского национального государства, ликвидации Российской империи в феврале 2012 года в гостиничном комплексе «Измайлово» состоялся наш двухдневный учредительный съезд.

Мне приходилось бывать на разных политических тусовках, где люди, считавшие себя националистами (по большей части они были имперцами) клеймили «жидов», США и НАТО, а потом напивались до зелёных соплей и разъезжались по домам. Как правило, у всех этих московских сборищ были спонсоры понятно откуда, они собирали неадекватов с целью намотать их на фейковую структуру, тем самым дать маргиналам выпустить пар и продолжить их контролировать. Участники платили лишь за дорогу, и то не всегда. Съезд «Общего дела» был организован по другому принципу: нужно было не просто приехать за свои любезные, оплатить гостиницу, но ещё и выложить приличную денежную сумму. Данный ценз позволил нам избежать участия фриков и праздных скандалистов.

Учредительный съезд ОД выработал принципы гражданской ответственности, а для достижения своих целей мы договорились действовать, исходя из прав и возможностей гражданского общества. Идейные течения, которые бытовали в России, требовали геройски умереть за идею, «Общее дело» выдвинуло постулат: СЧАСТЛИВО ЖИТЬ ЗА ИДЕЮ! ПОРА ЖИТЬ — ЭТО И ЕСТЬ РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ! В понятие «русский народ» мы вложили самое широкое значение — это те люди, которые искренне и добровольно могут сказать друг другу: «МЫ»!

Съезд задекларировал, что мы не поддерживаем антирусский правящий режим, грабящий не только государствообразующий русский народ, но и все народы, живущие вместе с нами на одной земле; мы не выступаем против других народов, но мы выступаем за русский народ, являемся центром самоорганизации русского народа; мы отличаемся от всех партий и течений тем, что мы знаем, что хотим построить — русское национальное государство; мы предлагаем политическую и экономическую модель с хорошо понятными политическими, экономическими и социальными результатами.

Устаревшие политические подходы ведут свою историю со времён крепостного права. Тогда наш народ был бесправен, и сейчас он бесправен. У русского народа сегодня нет земли, нет собственности, нет прав, нет символа его государственности, если не говорить об имперской символике и символах, взятых в Византии.

Современные историки и общественные деятели не в состоянии сказать ничего, что могло бы заинтересовать русский народ. Текущая политическая мысль не может предложить никаких свежих идей потому, что все рецепты уже испробованы, и они не работают, нужен более кардинальный подход, новый взгляд.

Сегодняшние идеология и мировоззрение не имеют никакого отношения к действительным потребностям людей, а поиски в империях недавнего прошлого не могут увенчаться успехом.

Начиная с учредительного съезда, Общественное движение «Общее дело» было направлено на создание русской государственности, движущейся не в прошлое, а в будущее, когда каждому человеку будут реально обеспечены демократические права и свободы. И каждому народу будет реально обеспечено право на культурную и поведенческую доминанту на своих исторических землях.

РУССКИЙ НАРОД ВПРАВЕ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ — ПОРА ЖИТЬ!

Практически сразу было создано более 60-ти первичек ОД (управ) и 26 представительств за рубежом (Карабанова слушали все континенты).

Прилетев со съезда, я созвал первое собрание Екатеринбургской управы ОД (управами решили называть первичные организации). Помимо знакомых мне язычников из «Сварожича» присоединилось достаточно большое количество слушателей передач Владислава Карабанова и читателей АРИ, которые ранее себя никак не проявляли. Между этими двумя условными группами я всё время гасил конфликты. Связано это было с тем, что «сварожичей» постоянно тянуло в тусовку, где националисты смыкались с имперцами, а «слушатели» АРИ категорически отказывались использовать ставшие брендами по стечению обстоятельств символы национального движения — например, «имперский» флаг.

Но коллектив был единым, свой творческий потенциал мы обратили в нашумевшие акции, об одной из которых, именуемой «шарташским стоянием», стоит рассказать особо.

Лето 2013 года проходило на фоне новостей о вырубке лесного массива в водоохранной зоне под строительство корпусов так называемого Евразийского университета, в который должен был быть преобразован Уральский федеральный университет, включивший в себя Политех и непосредственно УрГУ. Традиционный «распил» бюджета никого особенно не волновал, а вот перспектива лишиться любимого лесопарка, массы археологических памятников и обмеление озера возмутили не на шутку. На берегу озера Шарташ мы разбили палатки и шатёр, установили информационные стенды и стали объяснять гуляющим суть авантюры властей. Лето стояло жаркое, прогуливающихся и купающихся проходило мимо много, за неделю собрали около 4500 подписей против строительства с электронными адресами и номерами телефонов (нормальная база для будущих протестов?).

На второй день наш лагерь потоптали армяне, поскольку они решили, что мы мешаем работать их павильону. Была ещё одна драка, две кражи имущества из лагеря, ночной вывоз меня в милицейское отделение и много прочих неприятностей, о которых ныне вспоминать даже весело. Несмотря на это акция состоялась, а могла бы быть свёрнута на третий день, после армянского наезда. Управа наша собралась вечером и решила голосовать — сворачиваться ли, дабы избежать подобных инцидентов? Пришлось проявить волю и голосование запретить. Если бы я тогда допустил «демократическое волеизъявление», то мероприятие бы свернули, а виноватым всё равно был бы я. Демократия не всегда хороша, и это все мои друзья поняли, когда по истечении недели праздновали победу.

С палатками и шатром нам опять помог дружественный турклуб. Проводящие значительную часть своей жизни на Природе туристы чувствуют тонкие энергии, и если не являются язычниками реальными, то интуитивными являются точно, архетип проявлен практически в каждом, к христианству относятся по большей части прохладно.

Перед лагерем мы, естественно, провели обряд с кострами, требами и прославлением Русских Богов, менты ждали его окончания, чтоб вести меня в участок на предмет алкогольного освидетельствования, в котором я, по версии армян, находился, когда «рубил колуном их павильон».

Привезли меня в милицейское отделение, и первое, что я услышал, был измученный голос дежурного в «аквариуме»: «Как надоела мне эта работа, как надоела жара, как надоел мне этот Богданов!» Алкоголь, естественно, не обнаружили, но ребята ещё долго потом шутили, увидев меня: «Как надоел мне этот Богданов!»

После наезда местное население стало нас охранять, иногда ночью собиралось до 30-ти человек, но пресса лишь один раз вяло отреагировала на «армянский погром». Понятно было, что тему нужно тиражировать, и мы провели такое мероприятие, что резонанс возник во всех местных СМИ, не говоря уже про интернет.

В Северной Америке с середины 20 века существуют понятие «экотаж», когда защитники природы приковывают себя наручниками к деревьям и создают массу других проблем для желающих уничтожать природные объекты. Очень действенная мера — шиповка деревьев, когда выборочно в стволы под углом забивается штырь или просто гвоздь без шляпки. Цепь бензопилы, попав на железяку, рвётся и травмирует лесоруба, по периметру устанавливаются предупреждающие таблички, информация распространяется, для деревьев не вредно.

Управа ОД передовой зарубежный опыт переняла, один из участков леса у Шарташа мы зашиповали, повесили аншлаги (там до сих пор никто не пилит, боятся). Но самое интересное то, что после этого вмешалась прокуратура и вырубку приостановили! Появился шанс развернуть ситуацию и покончить с безобразием, но история «Общего дела» — поучительная история одного предательства, а моё повествование очень скоро поменяет тональность на минор.

В наступившую эпоху информации важно не то, как проведено мероприятие, а то, как о нём рассказали, и мы научились делать ролики. Так было по Шарташу, когда вмешалась прокуратура, поскольку ролик растиражировали популярные в Екатеринбурге ресурсы. Так было и с Русскими маршами, которые екатеринбургское ОД стало проводить отдельно от основной тусовки, но об этом немного позже.

Стараясь крупным планом демонстрировать не слишком привлекательные лица, пресса не оставляла нас без внимания, поскольку мы креативили, перед каждой акцией стоял вопрос: чем будем удивлять? Если ничего в голову не приходило, то ничего и не проводили. Но интересные мысли были почти всегда. Мы и «конец света» в 2012 году отмечали в центре города раздачей людям ёлочных игрушек с солнечным логотипом ОД под баннером «конец Света отменяется, пора жить!» И 1 апреля на площади Труда провели шуточную акцию «в поддержку российского чиновника». Всего управа ОД, будучи самой действенной в России «первичкой», это признавали даже москвичи, которых Екатеринбург почти сразу «заткнул за пояс», за 2 года своего существования провела 12 уличных мероприятий, и всегда находила себе занятие.

Но если говорить о деятельности в информационном поле, то помимо создания коротких роликов мы запустили интернет-радио «Русский Екатеринбург» и успели сделать десяток выпусков в прямом эфире с возможностью включения слушателей через Скайп. Была куплена студийная аппаратура, включая пульт и микрофоны пограничного звука, два необходимых компьютера. Неоднократно предлагал демкам воспользоваться имеющимися техническими возможностями, но они не хотят.

Важным направлением работы екатеринбургских ОД-шников стало информирование о подлинном назначении стоящего в центре Москвы вавилонского зиккурата-мавзолея Ульянова. Вдохновителем этого направления был наш лидер Владислав Александрович Карабанов, который, как исследователь, провёл титаническую и очень важную работу, я и сейчас пользуюсь её результатами, Карабанову благодарен, но...

«Общее дело», с каким бы энтузиазмом я не описывал наш интеллект, подвижничество, да и просто дела наших рук — это ещё и две истории: предательства и подлости. Обе истории, по моему мнению, весьма поучительны, и именно поэтому я так много про ОД.

Мы мыслили себя как партия нового для России «американского» типа, когда для того, чтобы стать её участником, необходимо было просто отправить анкетные данные в адрес секретариата, даже процедура исключения не была нормативно урегулирована. Изначально это работало, но потом мы в управе столкнулись с проблемой голосования по одному очень важному вопросу.

Были те, кто в управе работал, а были те, кто состоял в ОД, но ничего не делал, а голосовать пришёл. Решался принципиальный вопрос — выходить или нет на первомайскую демонстрацию, так называемый «русский Первомай — гастарбайтер уезжай»! Изначально ошибочна привязка Русского марша к более чем сомнительной дате в истории русского народа — 4 ноября, когда поляков выбили из Москвы (я был бы тогда за Дмитрия и поляков, скорее всего). А уж на 1 мая русскому националисту выходить на улицу — безусловный идиотизм в десятой степени. Сложилось так, что те, кто вносил вклад в деятельность движения, были категорически против участия в красном действе, остальные хотели резвиться на улице, да ещё с «имперским» флагом, но при голосовании последние победили.

ОД всегда было против имперской атрибутики, но не только этим мы отличались от тусовки. Категорически мы отрицали любые формы и проявления «жидоедения», установили хорошие взаимоотношения с еврейскими националистами, нашли полное взаимопонимание. Националист националиста поймёт всегда!

С социалистическими проявлениями «всеобщего и равного избирательного права» мы покончили тем, что разделили, хоть и на местном уровне, участников движения на действительных и ассоциированных. Те, кто добровольно возложил на себя какую- то обязанность, пусть минимальную, получил право голосовать, остальные только совещательный голос, ну и значки носить. Часть списочного состава значки носить перестала и откочевала в сторону имперцев.

Не для всех, кто на том собрании по «первомаю» голосовал за выход на уличное шествие, данное мероприятие было самоценно. Человек, который ждёт момент разделить коллектив, сообщество и возглавить одну из его частей, есть всегда. В идеале, конечно, такая личность хочет возглавить всё, но это редко получается.

Я не идеализирую языческий вектор в уральской политике, людей, которые отдают другим полное право на свой разум и свою жизнь, принимающих убеждение, что другие имеют право распоряжаться его личностью по собственной прихоти, в языческой среде меньше, чем, например, в христианской, но они есть. С другой стороны, не все хотят возглавить стадо, но когда такие находятся, внутри сообщества это стадо моментально кристаллизуется .

В результате прочитанного может сложиться впечатление, что я не столько описываю историю русского политического движения в Екатеринбурге, сколько глаголю «про себя любимого». Ничего не могу поделать, так как политическую составляющую в языческой массе Среднего Урала сформировал и выделил я, русское движение в Екатеринбурге создал я, равно как и первую организацию русских националистов в нашем городе. Могу сказать очень много добрых слов о своих соратниках в тот период, но, возможно, они не хотят, чтобы их фамилии прозвучали.

Желающие вычленить из сообщества стадо первоначально ведут себя скромно, трусливо, взвешивают последствия. Примерно в 2009 году мне позвонил никому тогда не известный Максим Вахромов, который, как «юноша, обдумывающий житие» попросил рассказать о языческих общинах и дать координаты (интернет в то время ещё нами не был задействован в полную силу). Потом Максим появлялся на капище, а я стал готовить Русский марш-2011. Накануне Вахромов звонил мне несколько раз, так как хотел удостовериться, что мероприятие согласовано с администрацией города, никакого разгона не будет. Мои заверения в абсолютной законности акции, его, по всей видимости, не удовлетворили, поэтому Максим и несколько его друзей сели в близлежащем дворе, послали на разведку, и лишь потом появились сами.

Когда на Русский марш-2011 собиралась колонна, то внешне выглядело очень смешно- люди по одному и по двое стекались из парка и окрестных щелей осторожным шагом. Разрешённое мероприятие националистов происходило в городе впервые, осторожность всегда приветствуется, но не у человека, который, как потом выяснилось, присматривал объект и субъектов, достойных встать в строй под его командой.

И вот когда Максим осознал, что никого по результатам мероприятия не посадили, и даже с работы не выгнали, то принял решение действовать не дожидаясь следующего РМ. Был найден фейковый повод постучать говнодавами по мостовой на 1 мая. Затем состоялся приход на собрание ОД, скандал по поводу интервью, которое я дал одному из новостных агентств с пожеланием националистам не проявлять себя в дни коммунистических праздников. Вахромов отождествил интервью с изменой тусовке, и понеслось!..

Административное задержание и последующий штраф не смертельны, важно то, что не нужно никого подставлять, если уж ты стал «харизматичным лидером». Участники ОД под штрафы не подставлялись и никого не подставили. Максим же подставлял постоянно, обещая, что никаких «ментовских факторов» не будет, правда и в том, что и сам штрафы получал, только обещал заплатить за всех, но гасил только свою задолженность.

Сам Максим Вахромов имперцем не является, Украину всегда поддерживал, контакты с запрещенным в РФ «Правым сектором» имел, однако ему важно быть впереди пусть даже имперской тусовки. Но подлость бывает притягивает к себе подлых людей, и когда Максима судили по пресловутой 282-й, его ближайший сторонник был свидетелем обвинения, а я, сколько мне э-шники руки ни выкручивали, на суде никаких показаний на него не дал. Но — это к слову.

Теперь прерываем историю подлости, чтобы приступить к истории предательства.

Съезд ОД учредил фактически единственный орган общественного движения — общего представителя. Им, естественно, стал Владислав Карабанов, который, кстати, не москвич, что для лидера общероссийского движения, партии, уникально. Анализ того, как «Общее дело» создавалось, даёт основания утверждать, что Владислав Александрович не хотел ваять политическую структуру, но «если бардак прекратить нельзя, его нужно возглавить». Тогда в Москве начались «белоленточные» события, и слушатели АРИ хотели самоорганизоваться, а если бы не Карабанов, то мы нашли бы другую платформу.

Фактически сразу Владислав начал ставить палки в колёса «Общему делу»: тормозить инициативы (в том числе инициативы по углублению идеологической платформы), не замечать провокации внедрённой агентуры ментов и госбезопасности, постоянно намекать, что условий для функционирования «движения русского возрождения» на тот момент не существовало. Мы активно ездили на различные форумы по стране и за рубеж, устанавливали связи с украинскими самодеятельными организациями, но всё это, мягко говоря, не приветствовалось.

Индекс популярности ведущих блогеров АРИ стал резко снижаться закулисными действиями модератора, а индексы никому не известных людей со странными взглядами, наоборот, расти.

Всё это Владислав Карабанов делал скрытно, внешне никак не обнаруживая своих истинных намерений, вредил втёмную. На словах же Карабанов высказывал всяческое одобрение действиям управы, когда я, единственный из «Общего дела», выступил на Майдане, то даже стал «лицом движения», моя фотка с микрофоном на главной тогда сцене украинской столицы появилась на главной странице сайта ОД. Владислав Александрович не мог в то время открыто высказаться как человек, настроенный по отношению к Украине контрреволюционно, поскольку участники «Общего дела» горячо поддержали своих братьев — украинских националистов.

Но в процессе «отжатия» Путиным Крыма Карабанов не выдержал, или, возможо, получил отмашку от кураторов из соответствующих органов. Как гром среди ясного неба грянуло его решение «Общее дело» ликвидировать. Да! Единолично, без всякого съезда! Общим представителем (не председателем даже, не президентом, не руководителем) ! Формально это было решениям созданного им же при себе консультативного органа, что никакой роли не играет.

Одновременно на 180 градусов изменилась редакционная политика АРИ: НАТО нам враг, даёшь Новороссию, Крым наш!

Екатеринбургская управа ОД на 80 % развалилась, её участники ныне находятся в подавленном состоянии, обездвижены и, по большей части, бездеятельны. Это касается не только «Общего дела», но и всей городской националистической тусовки, да и не только городской, так по всей стране. У безнационалов история похожая.

Кроме «Общего дела» в Екатеринбурге организационно оформились ещё два сообщества русских националистов: «Новая сила» Валерия Соловья и Национально- демократическая партия Крылова — Тора. Первую В. Соловей распустил на фоне крымских событий, и оценку этому могут дать только бывшие члены «Новой силы» — у них не карабановщина, профессор Соловей против вмешательства в дела Украины. НДП же, с тремя членами уральской региональной организации, деградировала до традиционалистов-имперцев, Крылов сейчас вместе с Карабановым заседает в комитете Стрелкова (в девичестве Гиркина).

Партийным строительством, в том числе и на Урале, пытается заниматься Владимир Истархов (Иванов). Владимир Алексеевич на меня обиделся, что я не поддержал его проект, а начал заниматься «Общим делом». Человек он резкий, но вклад его в становление русской национальной мысли трудно переоценить. Правда, после «Удара русских Богов» и блестящей статьи «Что такое мёртвая вода?» (оба текста в РФ запрещены как экстремистские), ничего не написал. И его постоянно тянет на «еврейскую мафию», а с этим нужно решительно заканчивать.

Окружение Максима Вахромова ныне разделилось на несколько междусобойчиков. Идут занятия по ножевому бою, работают системы оперативного оповещения и взаимоподдержки. Максим отверстался в казаки и что-то там казачье возглавил, постреливает в окрестных деревнях и прибивает на стены домов таблички «улица полковника Буданова». Менты терпят.

Моё окружение занимается на речевых курсах и ещё кое-что делает.

На довесок пара слов про «экстремизм». Кто из активных русских националистов не был осуждён по пресловутой 282-й и другим статьям УК РФ по сфабрикованным делам, в полной мере ощутили все прелести «профилактических мер»: от обысков (у меня их прошло 3) до лишения права на профессию. Последнее коснулось и Максима Вахромова, и Вашего покорного слугу. Продолжаются и другие «приятные мелочи». Но это закалка, без неё нет политика.

О чём моя статья? Это подведение итогов, дабы читатели вместе со мной вспомнили, осмыслили и даже переосмыслили опыт недавнего прошлого.

Песочница, буря в стакане воды, нет массовости? Безусловно. Но это касается всей оппозиции, не только националистов. Главное, что есть уже основа, есть крутой опыт, а значит и было о чём написать.

Майдан и прочие связанные с Украиной события подвели жирную черту под периодом становления русского национализма, или, если хотите: национальной демократии, либерализма, республиканского движения — кому как нравится. Русским с Майданом, а главным образом с реакцией на Майдан российского государства, сказочно повезло, они принесли в среду националистов кризис, а кризис — источник развития.

Важно, что мы не разошлись, скоро опять дружно грянем!

11 505

Читайте также

Общество
Русские как проблема

Русские как проблема

Путин сделал русских своими соучастниками, а русские снова отождествили себя с Империей и её Злом. Путин очень боялся, что Майдан придёт в Москву. Но при помощи фактора Крыма Путин сделал русских абсолютно невосприимчивыми к Майдану и даже враждебными ему. Он отсёк русских от Майдана, сыграв на их же ментальности. Что и требовалось.

Алексей Широпаев
Общество
Русские и либерализм

Русские и либерализм

Да что такое эти «либеральные ценности»? К чему они русскому человеку-то? Но если русский человек позволит себе хотя бы небольшой культурно-, так сказать, исторический экскурс, то придется ему признать, что без этих самых либеральных, или «либерастических», ценностей его, русского человека, собственно и не существует.

Михаил Сарбучев
Культура
Судьба русской матрицы

Судьба русской матрицы

Ускоряющееся приближение очередной (или, быть может, последней) исторической развилки вновь ставит перед Россией вопрос о стратегическом будущем. Но, как ни странно, серьёзных разговоров об этом почти не ведётся. То ли злоба дня слишком приковывает к себе, то ли безотчётная боязнь будущего в её национальной формулировке – «авось пронесёт» – выстраивает высокий психологический барьер. Но вернее всего, глубоко в общественном подсознании коренится тяжёлая догадка: исторического будущего у России в её нынешнем виде нет.

Андрей Пелипенко