Политика

На «острове стабильности» испортилась погода

На «острове стабильности» испортилась погода

Термин «стабильность» — важнейший, если не сказать, краеугольный в словаре авторитарных режимов. Он состязательным образом присутствует в официальной пропаганде России, Беларуси и Казахстана. В устах Нурсултана Назарбаева чаще всего звучит в словосочетании «островок стабильности». И эта бесспорная ценность, которая сама по себе в той или иной мере важна для жизни практически любого человека, культивировалась и долгое время успешно рекламировалась для внешнего мира. Во всяком случае, этого имиджа вполне хватало, чтобы внешним игрокам не обращать внимания на «детали» и активно инвестировать в Казахстан, чьи углеводородные и прочие ресурсы заставляют на многое закрывать глаза. Тем более, что режим Назарбаева и в действительности ни кровожадностью, ни отсутствием легитимности не страдает.

Поэтому обилие событий, свидетельствующих в пользу обратного, выплескиваемое информационной лентой в последнее время, воспринимается с некоторым удивлением и повышенным интересом. Примерно так же, как если бы в нынешнем российском болоте вдруг забурлила Болотная площадь номер 2. Или обнаружился «заговор генералов».

Весенние сюрпризы

Благостная идеологическая картинка была сильно искажена нынешней весной, которую некоторые политологи поспешили назвать «среднеазиатской». Некоторые даже прогнозировали «майдан». Впрочем, если не горячиться, то вряд ли дефиниции такого рода к тому, что в начинке, подходят.

А в действительности в начинке нынешних беспокойств просматривается две темы, пока еще весьма далекие от ранга «политических протестов». Первая тема вполне конкретная и достаточно утилитарная: вопрос о земле. Он возник в связи с принятием поправок к закону, которые продлили срок аренды сельхозугодий иностранцам с 10 до 25 лет. В стране, страдающей синофобией, он вызвал опасение, что китайцы скупят все поля и быстренько колонизируют Казахстан без единого выстрела. Это вылилось в волну стихийных уличных митингов, прокатившуюся по нескольким городам, включая Алматы. При этом было объявлено о намерении провести общереспубликанский митинг 21 мая.

Власти отреагировали на первый звоночек оперативно и энергично. Президент наложил мораторий на поправки к закону и создал специальную комиссию, которая должна этим заняться. Кроме того, он отдал на заклание министра экономики Ерболата Досаева, отправив его в отставку, и учредил министерство информации и коммуникаций. Параллельно был предпринят массированный прессинг с арестами нескольких десятков активистов либерально-националистического толка и грозными предупреждениями Генпрокуратуры о недопустимости ничего несанкционированного. Для убедительности в СМИ была запущена информация о, якобы, обнаруженных схронах с запасами оружия и «коктейлями молотова». Весь этот комплекс мер не сорвал полностью, но сильно сбил протестную активность, которая ограничилась небольшими массовками в Алматы и еще некоторых городах, которые были разогнаны с демонстративной жесткостью.

Вторая тема — уголовная по форме и религиозно-экстремистская по содержанию, отражает рост «зеленой» опасности, надвигающейся с мусульманского Востока. Речь идет о событиях 5 июня в Актобе — дерзких нападениях группы террористов сначала на два оружейных магазина, а затем на воинскую часть, которые были отмечены в общей сложности 19 трупами (в том числе 11 нападающих) и около 40 ранеными. По версии следствия, нападающие принадлежат к салафитам и ваххабитам.

Примечательно, что обе акции имели уже свои аналоги. Первая, если рассматривать ее как социальный протест, в одном ряду с трагическими событиями 2011 года на западе республики — в Жанаозене, где в столкновениях с полицией было убито более 70 рабочих-нефтяников, восставших по поводу дискриминации в оплате их труда. Назарбаев показал им кулак, введя в город спецназ и бронетехнику.

У второго ЧП тоже были свои предтечи. Наиболее яркая из них — бойня на территории Или-Алатауского национального парка в Алматинской области в августе 2012 года, когда было вырезано 12 человек, к которым присоединилось 13 трупов боевиков, ликвидированных силовиками в ходе преследования. Те были объявлены такфирами — из секты «Ат-Такфир ва-ль-хиджра», созданной в Египте в 1971, и пользующиеся репутацией отморозков, готовых завалить любого брата-мусульманина, если он богат и не захотел поделиться добровольно.

Конечно, в оживлении мусульманской ортодоксии и терроризма силен политический запашок. Конечно, миграция взад-вперед казахов, готовых повоевать под зелеными знаменами ИГ и прочих бяк, создает и чисто криминальное, и социальное напряжение. Но все же инциденты такого рода не посягают на устои власти, не носят откровенно подрывного характера. А в тех сюжетах и дозах, в которых они проявляются, играют скорей на руку режиму, нежели ему во вред: дают убедительные основания для укрепления карательных структур и мобилизации «здоровых сил общества».

Однако, на сей раз, информационная картинка обрела куда более неожиданный и резкий поворот. Во-первых, тут же возникла подробность о том, что ответственность за теракты якобы приняла на себя некая группировка с грозным названием «Армия освобождения Казахстана». Во-вторых, не успели журналисты и политологи открыть рты по поводу никому неведомой «армии», как их собрали в Генпрокуратуре страны и устами представителя казахского КГБ сообщили о подготовке госпереворота, назвав имена злоумышленников. В качестве главного злодея обозначен Тохтар Тулешев, «пивной король», владелец Шымкентского пивоваренного завода, на котором производится свыше половины разливного продукта в стране. Ему инкриминируются майские страсти из-за земли как конкретный шаг к насильственному захвату власти в стране. Оказывается, что на сей раз они организованы не Госдепом, а на средства собственного олигарха. Были названы и пять имен сообщников, среди которых один — бывший первый зам Генерального прокурора и четверо офицеров (от полковников до генерала) из Южного военного округа. Примечательно, что все это было преподнесено де факто — как по части арестов, так и доказательств вины. Особенно раскручена зловещая роль Тулешова, которому, помимо политического шитья, приписывается целая обойма черной уголовщины: хранение наркотиков, организация убийства и похищения людей, причинение телесных повреждений различной степени тяжести, умышленное уничтожение чужого имущества, рейдерство...

Фигура Тулешова в сценарии заговора выглядит внушительно и многозначительно, потому что он, как новогодняя елка, буквально увешан общественными и политическими должностями, перечислять которые не стану, чтоб не утомлять читателя. Особенно бросается в глаза, что многие из них — если не большинство, связаны с Россией: от главы Экспертного совета по экономическому сотрудничеству России, Казахстана, Беларуси Комитета по экономической политике и предпринимательству Федерального Собрания РФ (2008-2011 год) до советника по связям российского и казахского казачества и полномочного представителя Союза журналистов России. Интересно, что при освещении этого ярко выраженного акцента отмечается, что, будучи главой Центра анализа террористических угроз, он публиковал антизападные, антиукраинские и пророссийские статьи. А в собственных публикациях его особенно беспокоила наблюдаемая в Казахстане тенденция по якобы искусственному вытеснению из повседневной жизни русского языка. Интересно, под каким соусом будет раскручиваться эта тема?

Что бы это значило?

Для российской «аналитики» — все ясно. Типичный образчик — экспертное мнение в You tube Игоря Шевчука из ОО «Офицеры России». Оно состоит из двух тезисов, несколько противоречащих друг другу. Первый: говорить рано, потому что ситуация мутная. Пусть устаканится. Тезис второй: а, в общем-то, и так все ясно — происки внешних врагов. Развлекаются террористические силы на Востоке, направляемые и координируемые коварным Западом. Доказательства? Да какие могут быть доказательства у аксиомы: они всегда и всюду все организуют и направляют.

С первым тезисом вполне согласен. Что касается второго, то на этот раз, похоже, у такой надежной версии появился изъян. И сломал ее на сей раз ни кто иной, как сам Нурсултан Назарбаев, который, как припомнили многие, еще в мае, комментируя массовые выступления, обратился к нации с предупреждением о новых зловещих вылазках.

Предупредил, хотя к тому времени Тулешов, повязанный еще 30 января, уже сидел за решеткой. В совокупности с последующими событиями такая проницательность несколько смущает. Так все складно, что хочется вставить: если б теракты не случились, их стоило бы организовать. Уж больно подходящий фон они создают для объявления об антигосударственном заговоре. Во всяком случае, напрашивается вопрос: отчего казахский лидер решил связать в один узел сразу несколько беспорядков, жертвуя формулой стабильности и выдвигая на место происков «внешних врагов» — врагов внутренних? По версии КНБ, с помощью очагов напряжения заговорщики намеревались заменить нынешнее правительство на альтернативное.

При этом вылезает один гвоздь: как мог Тулешов профинансировать апрельско-майские беспорядки, сидя в СИЗО? Спохватившись, СМИ не случайно, видимо, вставили в свои сообщения корявое разъяснение, что весенние манифестации были профинансированы им еще в декабре прошлого года.

На это обратил внимание казахский политолог Айдас Сарым, который сильно сомневается в версии заговора. Тема эта засекречена, а стремление власти смешать в одну кучу несколько сюжетов выглядит неубедительно и вызывает недоверие в обществе, которое перекормили сенсациями. Особенно сомневается он в участии военных, которые воспитаны держаться подальше от политики. По словам Сарыма, он видел предварительное заключение по аресту, и «это просто сапоги всмятку!».

Даже вполне лояльные казахские политологи в недоумении, и ничего более толкового, чем мягко пожурить спецслужбы, придумать не смогли. Более оппозиционные эксперты, вроде Досима Саплаева, критикуют власти за то, что они сами способствовали терактам, усыпляя бдительность граждан заклинаниями об «островке стабильности» и утверждая, что теракты — это чистый криминал, лишенный идеологии. По мнению Сарыма, в хронике последних событий мы наблюдаем борьбу «ястребов» («заговоры», посадки) и «умеренных» (мораторий, создание комиссии), сторонников диалога с обществом.

Впрочем, как всегда в таких случаях есть и прозаическая версия о борьбе за передел собственности. В этой связи в казахских раскладках упоминается имя нового привратника при теле президента Нурлана Нигматулина, возглавившего его администрацию в начале апреля 2014. В казахских СМИ можно откопать немало комментариев, рассказывающих о многочисленных интригах с его стороны в отношении «старой гвардии» Назарбаева. В частности, главе президентской администрации приписывается затеянный в ноябре 2014 суд над бывшим премьером Сериком Ахметовым, которому, несмотря на то, что с помощью родственников он покрыл весь инкриминированный ущерб государству, все же дали 8 лет колонии. «Партии голодных», представляемой Нигматулиным, приписываются десятки перестановок в верхних эшелонах власти..

Но все это пока домыслы. Ясно лишь одно: в июле вождю нации исполнится 76-лет. В этой роли он пережил Сталина, но даже при восточном здоровье к таким годам возникает тема «Преемник». Увы, со стороны Назарбаева она еще более закрыта, чем в России. И, подобно Иосифу, в старости он только дистанцируется от свиты, поднимаясь в заоблачную высь. Если при Путине хотя бы предположительно называются одно-два имени (Медведев, Иванов), то в Астане вокруг трона — пустыня. И это только возбуждает страсти среди придворных, каждый из которых в такой ситуации имеет основание сказать себе: «А почему бы не я». В таких случаях трудно определить, кто кем дирижирует. Назарбаев ли проводит очередную прополку, пробу на верность. Или алчные игроки в его окружении используют его подозрительность для устранения соперников в будущей схватке за власть. Бесспорно пока лишь одно: миф об «островке стабильности» уже развеян окончательно.

6 144

Читайте также

Федерация
От вольной Сибири к Янтарному краю

От вольной Сибири к Янтарному краю

Летом 2014 года российскую общественность, а заодно и соответствующие ведомства, призванные надзирать, тащить и не пущать, взбудоражил «Марш за федерализацию Сибири». На данный момент марш ещё не состоялся (он назначен на 17 августа) и, скорее всего, вообще не состоится. Новосибирская мэрия наотрез отказала заявителям шествия. Группы в социальных сетях, где обсуждается акция, безжалостно «выпиливаются» по требованию Роскомнадзора.
Тем не менее, организаторы мероприятия уже могут поздравить себя с успехом.

Владимир Титов
Политика
Химера ЕврАзЭС

Химера ЕврАзЭС

Неизбежный разрыв, на ближайший период, тесных связей с Украиной (которая, к слову, активно приглашалась в ЕврАзЭс), уже очевидно архаичное и не имеющее какого-либо влияние СНГ и твердое нежелание участвовать в этом проекте со стороны Азербайджана вынуждают Россию более активно взаимодействовать с пока еще лояльными государствами.

Олег Дергилёв
Политика
Евразийские неопатримонии

Евразийские неопатримонии

В отличие от средневековья, постсоветские режимы не являются буквально монархическими, здесь все-таки сохраняется иллюзия всеобщих выборов. Тем не менее, они строятся на таком же жестком персонализме «национального лидера», а его окружение скорее выглядит как закрытая экономическая корпорация.
Эти режимы являются не реставрацией советско-вождистских моделей управления, но совершенно новой системой.

Вадим Штепа