Общество

Еще раз о гарантии свободы

Еще раз о гарантии свободы

Вот не думал, что мой скромный городок Форт Пирс попадет в мировые новости. Сейчас я, впрочем, живу уже не там, но и о Форт Пирсе сохранил приятные воспоминания. Когда-то давно у города была весьма скверная криминальная репутация, но сейчас это вполне милое и безопасное место, несмотря на 41% негров и 21% латиносов. Именно там, на местном Gun Show, я получил свою лицензию на скрытое ношение оружия, которую называю удостоверением свободного человека, и купил свой первый в жизни пистолет. Я ни разу не оказывался в ситуациях, когда он бы мне реально понадобился, но, разумеется, меня очень радует и наполняет уверенностью и спокойствием тот факт, что он у меня есть.

И вот, как оказалось, в одном городе со мной проживал некто Омар Матин, который испортил всю статистику не только Форт Пирсу, но и Флориде в целом, вроде бы опровергнув четкую тенденцию — массовые расстрелы происходят в штатах (и странах), где право граждан на оружие ограничено, а вовсе не там, где оружейные законы либеральные, как в моей любимой Флориде. Учинив самую большую бойню в истории США и третью в мире (в номинации «расстрелы, совершенные одиночками»). Но, хотя я и ненавижу безграмотную формулировку «исключение, подтверждающее правило», в данном случае это именно оно и есть.

Как всегда бывает после такого рода преступлений, противники свободы (начиная с президента Обамы) немедленно зашлись в крике «ужас-ужас, мы предупреждали-предупреждали, давно пора запретить оружие!» Ну если не полностью запретить (все-таки Вторая поправка), то выхолостить фундаментальное право граждан на оружие до чисто номинальной декорации (как это уже сделано на Хавайях и, в несколько менее тяжелой форме, в некоторых других штатах). Если не включать мозги, может показаться, что в их аргументах и впрямь есть некоторый смысл — хотя бы в том, что надо «запретить продажу автоматов и ограничить емкость магазинов». Но что на самом деле произошло в Орландо?

Если рассуждать по принципу «кому выгодно», то за Матином можно выстроить длинный хвост подозреваемых — от Трампа до Путина (и все антиоружейное лобби в полном составе). Он оказался на удивление «в тему» носителям самых разных, в том числе диаметрально противоположных взглядов — для одних он воплощение исламской угрозы («я предупреждал, а вы, политкорректные идиоты, не слушали!»), для других — наоборот, довод в пользу политкорректности («вот что бывает, когда в обществе существует пропаганда ненависти!»), про противников оружия тем более все ясно, для антиамериканской пропаганды случившееся тоже лакомый кусок; само собой, ответственность за побоище с подачи самого Матина радостно взяло на себя ИГИЛ (ну для этой публики такое вообще характерно — чеченские боевики в свое время брали на себя ответственность за каждую катастрофу, включая утонувший «Курск»), и даже самим гомосексуалистам выгодно выставить себя жертвами и вызвать к себе массовое сочувствие. Но после первых громких заявлений по горячим следам стали выясняться замечательные подробности — в частности, что никакие связи Матина с исламскими группировками не прослеживаются, а затем вскрылись и вовсе пикантные сведения, что он сам был завсегдатаем этого клуба (где напивался в одиночестве, периодически доставая посетителей жалобами на отца), а с одним из его членов и вовсе чуть ли не год общался в гомосексуальном чате, правда, до отношений в реале дело так и не дошло! (При этом Матин был дважды женат, но его первый брак распался через несколько месяцев из-за того, что он бил жену, а его вторая супруга очень неохотно идет на контакт со следствием.) Трагедия начинает на глазах приобретать привкус водевиля.

В общем, если не впадать в конспирологию, то становится ясно, что перед нами, как и в большинстве подобных случаев, никакой не идейный террорист, а псих-одиночка. Причем псих не в смысле серьезного психиатрического диагноза, делающего возможной принудительную госпитализацию, а просто субъект с кучей психологических проблем и комплексов, на сексуальной почве и не только. Ислам для него стал не более чем удобным поводом канализировать свою злобу, вызванную личными проблемами. Да, это говорю я, идейный и последовательный исламофоб. Исламская угроза цивилизации более чем реальна и серьезна — но даже если бы удалось депортировать из Америки (и немусульманских стран Европы) всех мусульман, такие, как Матин, никуда бы не делись. Он лично, скорее всего, избежал бы депортации, ударившись в ревностное христианство, и устроил бы то же побоище в том же гей-клубе. Или — в клинике, проводящей аборты. Или встал бы под другие зеленые знамена и отправился бы карать ученых, проводящих опыты над животными. Свинья найдет грязи, а психопат — поводов выместить свою злобу на мир. И никакие проверки — которые Матин проходил неоднократно, работая охранником и попадая в поле зрения ФБР — не позволяют гарантированно выявить таких типов своевременно.

Впрочем, и от идейных террористов спецслужбы, как известно, тоже способны защитить далеко не всегда. Недоумки, выступающие против продажи оружия, как будто не в курсе, что во Франции — одно из самых жестких антиоружейных законодательств, уж там-то автоматы под запретом. Только почему-то это ничуть не помешало мусульманским террористам обзавестись «Калашниковыми» и устроить бойню сперва в редакции «Шарли», а потом и в других местах, уничтожив в двух сериях терактов в начале и в конце 2015 г. полторы сотни человек (и более 350 было ранено). Помешало это исключительно их безоружным жертвам, которых убийцы расстреливали, как в тире. «Эффективность» же действий полиции во время этих терактов трудно комментировать, оставаясь в рамках нормативной лексики.

Напомню, кстати, что Матин работал охранником. То есть для него в любом случае не было бы проблемой достать оружие, даже если бы таковое не продавали простым смертным. Да и вообще для преступников это никогда не проблема. И все разговоры о том, что надо запретить автоматы и магазины большой емкости, тоже полная чушь. Матин был вооружен полуавтоматической винтовкой Sig Sauer MCX (в отличие от своего прототипа М-16, она не стреляет очередями, хотя и позволяет быстро стрелять одиночными), магазин — 30 5.56-мм патронов, и пистолетом Glock 17 (15 9-мм патронов). Даже если бы каждой пулей он сразил одну жертву (что при хаотичной стрельбе в помещении невозможно), счет не мог превысить 45 — а никак не реальные 102 (49 убитых, 53 раненых). Так что дело отнюдь не в емкости магазина, а в том, что триста двадцать человек (!) позволили одному убивать себя, как баранов.

Почему? Во-первых, потому, что сами они были безоружны. Флоридские законы позволяют каждому законопослушному гражданину обзавестись оружием, но никого, естественно, не заставляют это делать. Впрочем, в ночные клубы, где подают алкоголь, вход с оружием запрещен — что в принципе разумно, но Матину это, как видим, ничуть не помешало. Но главное то, что эти люди имели менталитет баранов, привыкших во всем полагаться на пастухов. На «профессионалов», на охрану, не остановившую Матина, и полицию, решившуюся на штурм лишь через 3 часа. То есть ровно тот самый менталитет, за который ратуют противники оружия и, соответственно, свободы — и который невозможен у человека вооруженного, у человека, привыкшего отвечать за себя и защищать свои права и свою жизнь самостоятельно, даже когда у него нет при себе ствола. Вдумайтесь — из трех сотен человек, видящих, что их убивают и что терять, соответственно, нечего (а вот выиграть можно собственную жизнь!), не нашлось никого, кто бросился бы на убийцу, кидая в него бутылки и мебель, прикрываясь, на худой конец, трупами тех, кто уже убит; причем они не сделали этого не только во время стрельбы (хотя и в этом случае убийца успел бы застрелить лишь нескольких, прежде чем остальные, набросившиеся с разных сторон в тесном помещении, завалили бы его), не только пока он перезаряжался — он даже невозбранно вышел на улицу, а потом вернулся, и потом еще спокойно беседовал по телефону со службой спасения и полицией! Да блин, хотя бы просто вырубить электричество уже было бы достаточно — но их не хватило даже на это! Самые «отважные» додумались забиться в туалет, двери которого легко выбиваются ногой и тем более простреливаются пулей...

Напомню для контраста, как вели себя пассажиры последнего лайнера, захваченного 9/11. Поняв, что обречены, они напали на террористов. Увы, они все равно погибли — но предотвратили удар по Вашингтону. Не знаю, были ли среди них гомосексуалисты, но в любом случае это были настоящие американцы, а не баранье стадо, взращенное на левых идеях «отдай свою свободу государству, оно лучше тебя знает, что тебе надо».

И заодно еще раз напомню, что самым вооруженным государством планеты является Швейцария. Где у каждого мужчины дома автомат, полученный после армейской службы, уровень убийств — один из самых низких в мире, а массовых расстрелов вообще не бывает.

Так что побоище в Орландо — это как раз наглядное доказательство ложности и пагубности всей антиоружейной демагогии. Любое ограничение права на оружие работает против жертв, а не против преступников. Психи и террористы будут всегда, пока люди остаются людьми. Полиция не способна гарантировать защиту — в лучшем случае она арестует или ликвидирует убийцу тогда, когда для его жертв будет уже поздно. А если, случись такое несчастье, к власти в стране придет Трамп, ныне как раз заигрывающий со сторонниками оружия, то совсем не исключено, что вскоре им понадобятся не только пистолеты, но и автоматы, чтобы защищаться от «родного» государства, превращающегося в фашистскую диктатуру.

Короче говоря, надо не ограничивать продажу оружия, а напротив — учить обращаться с ним с детства, в обязательном порядке (и, разумеется, без деления по половому признаку). С малолетства воспитывать граждан (а не рабов и не баранов), готовых защитить себя и окружающих в любой ситуации, а не беспомощно ждать, пока их спасут другие. Те же, кто жертвуют свободой ради безопасности, не просто не достойны ни свободы, ни безопасности, как сказал в свое время Франклин, а и, что самое главное, не получат ни того, ни другого. И это верно не только для Америки, а для любого общества.

6 345
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Право
О Первой поправке замолвите слово

О Первой поправке замолвите слово

Вся суть российского «западничества» и тем более всё более и более неумелых закосов под него властей этой страны заключается преимущественно в том, чтобы взять с Запада всё самое паскудное, что там есть. Например, у США заимствуют, в основном, педоистерию, религиозную и феминистскую пуританщину, а из Европы — законодательный зажим тех или иных аспектов свободы слова или самовыражения.

Алекс Мома
Право
Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Как не купить в интернете наркотики, поддельные документы, дешевый Apple, фальшивые деньги и оружие

Публикуемое ниже интервью — никоим образом не «самоучитель» по «темной стороне» интернета. Однако каждый имеет право знать, что он не должен делать, чтобы не стать преступником.
Если вы заметили, что ваши дети, родители, бабушки и дедушки или коллеги по работе злоупотребляют интернетом, нарушая при его помощи законодательство, то объясните им, что это нехорошо. Помогите своим близким вернуться на путь истинный и жить в соответствии с законами правового государства.

Русская Фабула
Общество
Последняя эмансипация

Последняя эмансипация

Это вообще не про секс, как бы ни стремились гомофобы низвести дискуссию на уровень «ниже пояса». И не про политическую левизну. Забудьте про политкорректность, евросоциализм, хипповые сантименты про любовь и «дух 1968-го». Декларация независимости США, Всеобщая декларация прав человека ООН и Европейская конвенция — вот где заложены права ЛГБТ.

Дмитрий Урсулов