Злоба дня

Сегодня хипстер на пляжу, а завтра носишь паранджу

Сегодня хипстер на пляжу, а завтра носишь паранджу

В разгар лета производство букв не прекращается, тем не менее, ни на минуту. В обзоре: эпический провал турецкой армии, сатанинское кривляние хипсторов, Москва как чудовищная мегамашина, Путин как Сахаров против Эрдогана, а в Кремле все спятили.

Секретная операция

— Владимир, операция по отвлечению от собак Шувалова прошла успешно. — Спасибо, Реджеп. С понедельника можете отгружать помидоры.

Усы Пескова

Спятивший Шувалов и его собаки

Как я и написал выше — они там все спятили в Кремле. Реально спятили. Разворовали нефтедоллары, льющиеся с неба (напомню, за время правления Путина от продажи нефти и газа Россия получила 3 триллиона). Потом легализовали украденное через «бизнес». Потом поверили сами, что они это заработали, а не украли. Поверили, что они достойны этих богатств. Купили замки и поместья. Создали фамильные гербы (у Шувалова, например, есть герб на котором совы)
Вообразили себя аристократией. Ну и так по-тихоньку реально спятили. Сумасшедший — он же не обязательно сидит и слюни пускает. Его расстройство может и в том заключаться, что он катает собак на самолёте.
Я вообще не могу представить, где такое может быть. Ни в одной стране, даже самой коррумпированной, такого происходить просто не может. Есть, конечно, всякие шейхи, покупающие золотые ламборгини, ну так у шейхов каждому гражданину при рождении выделяют деньги на жизнь и учёбу в любом университете мира. Население маленькое, а нефти много.
У нас же за чертой бедности живёт 22,9 миллионов человек. То есть 20% населения практически нищие, а этот тратит на полёты собак 40 миллионов рублей в год.
И не надо мне говорить «Шувалов богатый, может себе позволить». Даже если бы его деньги были честными (а это не так), невозможно, чтобы чиновник, первый заместитель председателя правительства, тратил 170 миллионов рублей в год на полёты на прайвет-джете, из которых 40 миллионов — перевозка собак.
Это ненормально, это аморально, это безумно. Много можно эпитетов подобрать. Для обычного человека ненормально, а для чиновника — ну вообще невозможно представить.
И ведь именно Шувалов из всех высокопоставленных чиновников чаще всего призывает россиян к самоограничениям. Помните это «меньше есть, меньше электричества».
Да, давайте меньше есть, потому что твой собаке бизнес-класса недостаточно.
Очень хочется, чтобы вы помогли распространить и этот пост, и видео.
Сейчас предвыборная кампания, «Единая Россия» снова нам будет рассказывать, как они радеют за народ и какое у нас социальное государство. Вот пусть вся страна тычет им в лицо Шуваловым, его недвижимостью, его собаками и его образом жизни. Пусть каждый кандидат в депутаты от любой партии ответит: может ли чиновник жить вот так?
Не забывайте, что во главе списка ЕР идёт Медведев, а Шувалов его первый заместитель и по факту он и руководит правительством, пока сам Медведев выполняет неизбежную представительскую функцию.
Это должно стать повесткой избирательной кампании: коррупция, богатство и образ жизни наших чиновников, в том числе на примере Шувалова.

Алексей Навальный

Хипстеры и Эрдоган

Самый любопытный феномен последних суток из волшебного мира российских медиа — что к распространителям теории о том, что Эрдоган всех переиграл и что турецкий путч, соответсвенно, не более чем великолепно исполненная правительственная инсценировка активно подключилось издание «Афиша».
Если поймать любого столичного хипстора и спросить его чем была Болотная — так до желтой пены в пасти и кровавых слез из выпученных в священной истерике глаз будет на разрыв аорты орать про народную революцию путём самоорганизации прогрессивных народных масс на основании волшебной силы социальных сетей.
Но как только заходит разговор о явлениях, хипстору по тем или иным причинам неприятных, в нем сразу такой скептический аналитик просыпается — тибетский лама, а не хипстор: иллюзорно бытие и ничего в нем нет, кроме человеческого невежества.
Дорогие мои, ни в одной серьёзной инсценировке, тем более правительственной, не может допускаться такой фактор, как массовая народная политическая самодеятельность в свободном формате.
Чему великолепное доказательство именно Болотная: главное что обсуждали «лидеры революции», в практически непрерывном общении с «кровавым режимом», это самые строгие меры по удержанию лохов в жестких стилистических рамках [это и есть пресловутая «мода»] — чтобы радостно и ненасильственно гуляли по бульварам, а при виде автозака самостоятельно и добровольно в него прыгали.
Поэтому и события 6 мая вызвали такую ярость в верхах и такую панику у прогрессивной общественности, обе стороны восприняли это как страшную провокацию, в которой Кремль обвинил «непримиримый оргкомитет», а оргкомитет, захлёбываясь от ужаса, абстрактных «провокаторов». И ещё долго отмаливал от себя любые подозрения, в качестве искупительной жертвы выдав под репрессии Удальцова, который как всегда в таких случаях бывает «никому не свой и всех заебал» и вдобавок действительно старался намутить на сохранение своей политической независимости некую материально-техническую базу.
Как бы то ни было, самое важное что твёрдо, откровенно и однозначно доказали события шестого мая — что пресловутый формат оргкомитетчики контролировать больше не могут. И карнавал стремительно свернули к огромному душевному облегчению этих же самых оргкомитетчиков.
Условия, в которых оказался Эрдоган, были принципиально иными. Он действительно очень многих заебал, и прекрасно понимал, что заебал. На таких предпосылках просто невозможно сыграть в имитацию переворота — поскольку для этого требуется железная уверенность и в своих союзниках внутри элиты, и в своих сторонниках в народе, и что ещё более важно, в недееспособности своих противников.
Допустим, часть военной и прочей государственной элиты поклялась Эрдогану в верности. А если бы она его наебала? Начинается марионеточный путч и тут хуяк — внезапно и вся армия за путч, и полиция, и спецслужбы, и даже тот пилот, который Эрдогана катал на самолётике, вдруг выходит из кабины с пистолетом и ледяным голосом сообщает: «Ну что, пиздюк, допрыгался?»
Может такое быть? Да запросто. Заебал же.
Во-вторых, нужно, опять же, ни секунды не сомневаться, что турецкий народ, все ещё чувствительный к национальному мифу об Ататюрке при словах «военный переворот» не побежит на улицы встречать хунту цветами. А это, мягко говоря, весьма вероятно.
И в-третьих, что призывы обращённые к религиозному простонародью подыматься на защиту режима будут услышаны, однако это весьма сомнительный расчёт, когда твой главный политический противник — сам всемирно известный, признанный и уважаемый исламский проповедник.
Но если даже исламисты решатся тебя массово оборонять, и выйдут на улицы, и столкнутся на этих улицах с фанатами хунты, и начнётся гражданская война в прямом эфире — тогда что? Это не «военные расстреливают мирных протестующих», это одинаково мирные протестующие перерабатывают друг друга в такой фарш, что никакой военный бы не справился. И все прогрессивное человечество требует от тебя в связи с этой ситуацией либо добиться от всех сторон принципиального согласия на решение конфликта через мирный диалог, либо уйти в отставку [что чаще всего одно и то же].
И вот, замечательно чувствуя все эти риски, Эрдоган решился играть? Да никогда бы в жизни. Как и всякий автократ, ergo контрол-фрик, он природный параноик.
Однако в той же степени ясности все эти риски были понятны для путчистов, и вот они-то как раз на них и играли. Тем более что за ними, по их оперативным и вполне достоверным данным, и так уже выехали, тут уж либо пан, либо пропал, лучшая да и единственная защита в таких обстоятельствах — нападение.
Эрдогану просто повезло. А его противникам — наоборот.
Иногда случается, что за три броска подряд на все три кости выпадает единица. Очень редко. Но бывает.
Но что хитрую расчётливую многоходовочку в этой сугубо игровой ситуации в числе первых побежали выискивать именно хипсторы — это по-моему уже какое-то совсем сатанинское кривляние.
Вот уж блядь кого спросить забыли.

Станислав Яковлев

Обострение паранойи

Вне зависимости от результатов военного переворота для Турции, можно спрогнозировать, что все эти события явно повысят градус паранойи у нашего «дорогого» и «любимого» Владимира Владимировича. Собственно так и произошло после победы революции на Майдане, свержения и бегства Януковича, после чего были приняты известные репрессивные законы против гражданского общества, сейчас же под пристальным вниманием и подозрением вождя рискуют оказаться государевы люди, особенно обладающие по долгу службы оружием. Когда положение в стране зависит от психологического здоровья одного лидера, то ничем хорошим это обычно не заканчивает. Поражение турецких путчистов даёт и плохой пример для подражания российской элите, обнадёживая их действовать в схожих ситуациях беспощадно, идя на любые жертвы, не поддаваясь панике и не пытаясь бежать, так как есть всегда шанс удержать власть и победить в финальном итоге. Всё это говорит нам о том, что надежды на «бескровную революцию» в России, к сожалению, продолжают падать год от года.

Антон Громов

Выводы

К турецким событиям. Никогда не начинай восстание (переворот), если не можешь пойти до конца. Последствия будут очень плохими.

Даниил Константинов

Русский народ никому ничего не должен

Моя главная претензия ко многим «русским националистам» (включая и моих добрых друзей) в том, что русский народ, за который они переживают, должен соответствовать определенным критериям, причем эти критерии определяет сам националист. Русский народ в его картине мира ДОЛЖЕН любить или ненавидеть Империю, СССР, православие, Сталина, язычников, Англию, Путина, кокошник, Кавказ, Петра I, Украину, русский рок или американское кино. То есть, русский народ — это некоторое количество странных общностей, выдуманных некоторым количеством людей. Какая-то собачья порода с четким набором признаков, строго отделяемая от «совков», «россиянцев» или «неруси». Хотя реальный, а не фантазируемый русский народ, разумеется, никому ничего не должен, а уж русским националистам — тем более. Он такой, какой он есть. И он весьма разнообразен по части мыслей, чувств и мотивов. Если вы демократ, то вы это принимаете и работаете с материалом. А если вы великий авторитарный реформатор и вождь, познавший истину, то пошли бы вы нахуй, например.

Дмитрий Бавырин

Посмодерновый переворот

В общем-то после переворотов 1960, 1971 и 1980, и «постмодернисткого переворота» 1997 годов, вояки аж двадцать лет терпели прежде чем вновь чуть-чуть «повосстанавливать конституционный строй». Раньше это все кончалось более-менее прилично (сотни погибших, не тысячи, через некоторое время хунта потихоньку самоустранялась). Но в эпоху новых медиа и онлайнов смотрится особенно прекрасно — понимаешь на какой тонкой материи держится вся эта «власть». Объявила пара батальонов, что они здесь теперь власть, и что ты с ними делать будешь? Надеяться, что другие батальоны помогут? А что ты им дашь?

Артем Северский

В Вестеросе нельзя раскачивать лодку!

Джону Сноу не следовало дезертировать из Ночного дозора и поднимать восстание против законного Хранителя Севера и лорда Винтерфелла Рамси Болтона. Надо было добиваться изменений путем честных демократических выборов, открытого политического диалога. И при помощи одиночных пикетов, интернет-петиций требовать от лорда Болтона соблюдения прав человека и уважения к личности каждого одичалого. Кроме того, бегство Сансы Болтон от своего законного мужа есть вызов против традиционных семейных ценностей и не может не вызывать огорчения у духовных лиц. Если мы хотим, чтобы Вестерос избежал хаоса и гражданской войны, то, прежде всего, необходимо соблюдать законы и уважать действующую власть, чтить традиции. Северу не нужны великие потрясения, еще одной революции он не переживет. Поэтому надо было всем сплотиться перед трудностями, поддержать законного лорда Болтона и дать отпор мятежникам и дезертирам, расшатывающим государство и призывающим к кровопролитию.

Николай Подосокорский

Гребаные лицемеры и мировое позорище

Я вроде как западник, видимо поэтому именно западное лицемерие приводит меня в особенный гнев. Демократию они, видите ли, в Турции поддерживают. Выбор народа. Против военных переворотов они. За дружбу, жвачку и стабильность. Да нет вопросов, конечно, по толпе стрелять нельзя. Постреляла в народ хунта, проиграла — будет сидеть, вопросов нет. У любой хунты изначально ставка высока: либо победа, либо каторга, тут всё понятно. Но что же вы три года назад молчали? Три года назад на Таксиме не было никакого «военного переворота». И это тоже был народ. И он вышел на мирный, на самый что ни есть демократический и цивилизованный протест. В толпе не было ни одного ствола. Там ножей даже у людей не было, что для горячих турков вообще нонсенс, они всегда с ножами ходят. И что? Три с половиной тысячи из этих людей были арестованы Эрдоганом и посажены в тюрьму. Три с половиной тысячи! На языке вашего «цивилизованного» мира, который весь такой, ёпта, за демократию, права и свободы человека это называется, вообще-то, тотальными репрессиями. После этого не то что в одно поле — на одной планете с этим правительством срать нельзя. Да никакому Путину это не снилось, он, блин, академик Сахаров по сравнению с Эрдоганом, а подмосковный ОМОН, по сравнению с турецкой полицией — это детская балетная школа. Что же вы тогда за «демократию» свою не встали в едином порыве?
Да скажите вы уже по-честному. Нам выгодна такая Турция. Экономически выгодна. Вот такая. И срать нам на свободы эти. Скажите по-честному. Выдайте ещё Гюлена до кучи.
Гребаные лицемеры. Мировое позорище.

Евгений Левкович

Вопрос за засыпку

А представьте себе ситуацию: Шойгу и еще 20 генералов единовременно сойдут с ума и двинут на Путина дивизии. Много россиян выйдет за Путина под пули? Вот как сейчас выходят за Эрдогана под пули, как ложились под гусеницы танков в Каире за свергнутого Мурси.

Roman Popkov

Война дикарской религии против цивилизации

Итак, новый страшный теракт во Франции, в Ницце. Совершенно очевидно, что это часть войны дикарской религии смерти и против цивилизованного мира. И виноваты не только террористы, но и те леваки, которые их пустили в Европу. Вина за убитых людей лежит так же лично на всех тех ублюдках, которые поддерживали оккупацию Европы дикарями-террористами (таких полно и среди пользователей Фейса). Ничтожество Олянд должен немедленно подать в отставку и его надо судить (как и Меркель). Я сто раз в интервью и здесь объяснял суть проблемы, месяц назад вновь писал здесь, что там, куда пустили дикарей-террористов, теракты неизбежны. Пора понять, что надо разъезжаться — террористы веками жили как дикари и НИКОГДА не станут жить мирно. Есть одна экстремистская религиозная идеология, которая ведет войну с человечеством — и надо бороться именно с ней, с ИСТОЧНИКОМ проблемы. Адептов террористической идеологии не должно быть ФИЗИЧЕСКИ на территории цивилизованных стран. Я только что видел их в огромных количествах в Париже — у них все написано на морде. Они как люди жить не будут, они хотят только уничтожать.

Eugene Ponasenkov

Пепел Ракки и Мосула

В чем одна из проблем исламского терроризма сейчас? (вчерашний пост, увы, оказался провидческим). В том, что он контролирует огромные — населенные миллионами — территории, это дает ему огромные ресурсы. Почему это случилось — вопрос отдельный. Не обошлось без миролюбивых обам, хилларей и тому подобных существ, выведших войска из Ирака и не введших их в Сирию. Кстати, из Афганистана, если кто не заметил, больше никаких террористов нет — им не до экспансии, они свои норы обороняют. Захват территорий «обычным» методом обойдется цивилизации весьма дорого, даже если использовать «сомалийский метод» (т.е. найм дешевых кенийцев как сухопутной военной силы). Выход есть: ядерное оружие. Пепел Ракки, Мосула был бы прекрасным утешением родственникам погибших в Ницце. И сократил бы поголовье свиней. А на их месте можно было бы построить новые города. Прекрасные, как современная Хиросима (на фото).

Sergey Zhavoronkov

Сорвалось!

януковича жалко. небось, уже представил, как научит эрдогана в подкидного играть, в нарды, в домино, в трынку.
эрдоган будет кофе варить, халвы нормальной достанет.
как будут они сидеть вдвоём на берегу Дона, смотреть на облака,
вспоминать о былом.
но нет, сорвалось.
и снова один, снова не с кем поговорить о заветном.

Maxim Goryunov

Нелюдь

Москва превратилась в чудовищную мегамашину, которая беспощадно и настойчиво уничтожает в себе самой всё живое и прекрасное. Не успел народ оборонить Дубки, отстоять Тимирязевские поля, как уже началась атака железа на парк Кусково — хотят там дорогу прокладывать. Вот кем считать тех, кто валит столетние дубы (я сейчас не о бульдозеристах)? Вы представьте себе типов, для которых нет ничего, кроме бабла. Ни прошлого, ни будущего. Да и настоящего-то тоже нет. Есть только текущий момент, выраженный в бабле. По-моему, это просто какая-то нелюдь.

Широпаев Алексей

«Руби капусту, пока Путин»

На даче живу без интернета. Источник новостей — только радио, шуршащее и визжащее, как в советское время с глушилками. И обнаружил, что на радио Вести-ФМ каждый день в течение трёх часов политолог Сатановский ведёт свою радиопередачу.
Все три часа он разговаривает сам с собой, причём разными голосами — тонкий голос за либерала говорит с грубым голосом державника, визжащий — нациста — с размеренным — сталиниста. В течение трёх часов он перескакивает с темы на тему: Эрдоган, продразвёрстка при Сталине, Борис Годунов, отец Сатановского в 1930-е точил детали на станке, Гитлер, Нерон, Сованарола, мама ходила с бидоном за молоком, убийство царской семьи, лирическое отступление про васильки в русском ржаном поле, план Даллеса.
Героический человек. И так пять дней в неделю по три часа. А ведь он ещё немного шьёт в телепередачах Соловьёва и Киселёва. Руби капусту, пока Путин.

Павел Пряников

Смутное время

Армия в Турции издавна является гарантом светского прозападного курса. Поэтому прискорбно, что у вояк не получилось.
С другой стороны, в Чили, например, путчу 11 сентября 1973 года предшествовала попытка путча 29 июня 1973 года, называемая танкетасо. Так что не всё потеряно.
Важно другое. Примерно с 2008-2011 годов стало ясно, что мы входим в новую эпоху. Эпоху нестабильности, турбулентности и новых масштабных переделов. Приход к власти в Египте военных в 2013 году, попытка военного переворота в Турции в 2016, равно как и стремительный «правый разворот» Латинской Америки, и «странный» кандидат в президенты США от Республиканской Партии, и погружение Ближнего Востока в состояние какой-то хаотически бурлящей первичной материи, и кризис в ЕС, чью дальнейшую судьбу всё сильнее скрывают туманы, которые несут сырые безжалостные ветра Империи... Всё это — свидетельство конца привычного мира и перехода в новую эпоху. Для человека, боящегося «эпохи перемен», это поступь всадника Апокалипсиса. Для меня это до боли знакомо. Это вызывает чувство слегка неуверенной, отчасти даже изумлённой, любви. Это пронзительно, щемяще, щекочуще, выматывающе, как возможность выплакаться перед тем, перед кем не стыдно и не нужно сдерживаться. Катастрофический разрыв Повседневности, обнажающий горько-терпкое Бытие. Пронзительно-грустная мелодия, разбудившая тёмный спящий город. Явление Творца перед творением, выворачивающее наизнанку все нормы и принципы успокаивающей и ненавистной предопределённости. Это то, ради чего стоит стараться.
Я слышу слова Бога, открывающего глаза: «Я в храм вторгаю хищные ветрила...»
Здравствуй, Отец. Как же долго я ждала Твоего возвращения.

Kitty Sanders

Российский левый консерватизм

Конечно, неуёмное стремление соединить «традиционные ценности» и «левую повестку», характерное для русской мысли и столь пышно расцветшее сегодня в охранительском дискурсе, не случайно и имеет весьма унавоженную социальную почву. В России веками работали институты, предвосхитившие практику «реального социализма». Накануне отмены крепостного права Ю.Ф. Самарин иронически заметил, что негодуя против европейского социализма, русское дворянство не видело очевидного — все сокрушительные доводы против первого «падали во вceй силе и на крепостное право»: «He нам, единственным во всей Европе представителям этого права, поднимать камень на социалистов. Мы с ними стоим на одной доске, ибо всякий труд невольный есть труд, искусственно организованный. Вся разница в том, что социалисты надеялись связать его добровольным согласием масс, a мы довольствуемся их вынужденною покорностью». Так что да, родословная у «левого консерватизма» весьма древняя и почтенная.

сергей сергеев

«Настоящей империей ЕС, возможно, только еще предстоит стать»

После ухода Великобритании в Европе возникает новая реальность, ростки которой появились некоторое время тому назад, но которая пока еще не была концептуально осмыслена. Речь идет о «странах второго ряда», которые, формально не будучи членами Европейского союза, давно интегрировались в него в том или ином отношении, став частью европейского экономического пространства, вступив в Шенгенскую зону и т.д. Я имею в виду Швейцарию, Норвегию, Исландию и Лихтенштейн и предполагаю, что после формального выхода из ЕС Соединенное Королевство займет достойное место именно в этом ряду.
Если это произойдет, и тем более если евроскептикам удастся вывести из Европейского союза некоторые другие государства (Данию, Венгрию, может быть, Грецию), результатом окажется становление «двухскоростной Европы», состоящей из «федерализованного» ядра в составе 10–20 стран и «ассоциированной» периферии, не желающей полностью подчиняться «диктату Брюсселя», но стремящейся в то же время воспользоваться преимуществами единого рынка и свободы передвижения людей, капитала и услуг.
Такая более комплексная структура союза позволит ЕС «капитализировать» свои достижения. Сегодня Швейцария и Норвегия платят в бюджет ЕС сотни миллионов евро в год за доступ к общему рынку, притом что на них распространяются многие требования acquis communautaire, но эти страны не имеют возможности влиять на принятие решений и законов в Европейском союзе.
Но интереснее другое:
с появлением значительного числа стран европейской «периферии» возникнет новая категория государств, которая может быть пополнена и за счет стран, которые сейчас стремятся к вступлению в ЕС, но которых Брюссель побаивается допускать в союз.
Нынешняя процедура сближения предполагает статус кандидата, но он, с одной стороны, выглядит двусмысленно, так как возникает ожидание полного членства, и с другой стороны, даже он предполагает значительное финансовое и техническое содействие со стороны ЕС. Принятие же новых членов вообще представляется накладным и требует дальнейшего «рассредоточения» власти, что, собственно, и делает расширение столь проблемным. Однако новый статус меняет дело.
Возьмем, например, Украину. Если сейчас объявить ее кандидатом на вступление, это будет означать как минимум несколько миллиардов евро помощи в год, а также перспективу появления в ЕС страны, которая образует пятую по численности фракцию в Европарламенте. Если же Украина присоединится к союзу в статусе Великобритании, она должна будет выполнять большую часть европейских законов, не претендовать на бюджетные средства, да еще сама платить за доступ к общему рынку. В таких условиях расширение не будет казаться столь опасным и «двухскоростная» Европа сумеет как углубить интеграцию между ведущими государствами, так и занять все пространство от Атлантики до России.
При этом, замечу, новоприбывающим странам такая ситуация также была бы выгодна. Вступление в единый рынок ЕС и распространение на них принципов acquis автоматически сделает инвестиции в них менее рискованными и привлечет десятки миллиардов евро.
Перенос хозяйственных споров из коррумпированных судов в European Court of Justice станет намного более действенным инструментом улучшения инвестиционного климата, чем любые президентские комиссии и западные советники.
Доходы от развития бизнеса и сокращение коррупционных потерь многократно окупят платежи в европейский бюджет.
Иначе говоря, Европейский союз мог бы немного сократиться территориально, укрепившись как единая федерация, и притом изобрести способ фактической продажи «франшизы», что весьма распространено в современном бизнесе и приносит, что характерно, прибыль как владельцу прав на ту или иную торговую марку, так и тем, кто пользуется соответствующими технологиями.
Многие критики Европейского союза — среди них и российские — называли и называют ЕС империей. Это ошибочное впечатление:
настоящей империей ЕС, возможно, только еще предстоит стать.
У европейского сообщества не было метрополии и провинций, все участники воспринимались как равные. Великобритания показала пример того, что союз (и его окружение) может быть организован и иным образом, и сейчас возникают предпосылки становления более сложной системы, в которой ее лидеры не только помогают менее развитым странам, но, скорее, формируют условия, в которых те могут быстрее развиваться.
В 1960–1980-е годы в мире можно было заметить две модели распространения экономического роста. Советская модель предполагала использование средств метрополии для финансирования развития периферийных республик и сателлитов по всему миру. Успехи казались выдающимися (среднедушевой доход в Таджикистане был всего на 35% меньше, чем в Центральной России), но итог оказался неутешительным: после краха СССР периферийные республики и советские союзники оказались одними из беднейших государств мира.
Японская модель предполагала вовлечение отстающих стран в производственные цепочки в соответствии с «концепцией гусиного клина» и показала свою впечатляющую эффективность в индустриализации многих стран Юго-Восточной Азии. При этом «не понимавшие своего счастья» советские республики бросились врассыпную при первой возможности, в то время как поднявшиеся на экспорте в Японию государства активно интегрируются в региональные союзы типа АСЕАН.
Европейский союз слишком сильно «забрал» в советскость, пытаясь осчастливить тех, кто, как та же Венгрия, активно выказывает свое недовольство Брюсселем, не забывая осваивать получаемые из европейского бюджета средства.
Перемены, которые могут начаться после Brexit, способны исправить этот крен.
Референдум в Великобритании, безусловно, спровоцировал «потрясение основ» европейского проекта. Однако такая встряска, на мой взгляд, давно была нужна объединенной Европе, потому что сложившаяся система была слишком щедра к тем, кто этого не вполне заслуживал, но слишком застывшей в отношении тех, кто мог стать самым большим приверженцем европейской идеи.
Европе нужно было меняться — и менять своих соседей — более активно, чем это готовы были делать в Брюсселе.
Так что, вполне вероятно, британцы поступили не так уж плохо, изменив статус своей страны на референдуме 23 июня. По крайней мере, изменив этот статус, они не изменили заветам сэра Уинстона — и, возможно, как и он сам 70 лет тому назад, открыли перед Европой новое будущее...

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

5 466

Читайте также

Злоба дня
Россиянская рационалочка

Россиянская рационалочка

Мы опять приходим к неприятному для многих выводу — в классическом понимании нет никакой русской нации, где по ключевым вопросам есть общность верхов и низов. У чеченцев, ингушей и татар — есть, у русских — нет. Есть этнос или даже, как писали до Революции, «племя». Да и это «племя» разделено на две неравные группы, главное из которых глобализировано и суть внутренний колонизатор.

Русская Фабула
Злоба дня
Яровое безумие

Яровое безумие

И все смеются и радостно делают в воздухе замысловатые фигуры из рук, и в осклизлых подвалах под террасой начинают, вторя им, дико гоготать и с завываниями бить об стены пустыми алюминиевыми тазами вурдалаки всех окрасов и мастей, и маленький, хорошенький такой Сатана выскакивает из-за портьеры прямо на стол, и, нарочно дурачась, чрезмерно вычурно чеканя золочёными копытцами по столешнице, марширует, кланяется дамам, дудит в маленький пионерский горн и пискляво кричит «Приняты! Приняты, едрить мою бабушку! Приняты в общество чистых тарелок! Уряяяяяяяяя!»
И дети визжат от восторга, и Ленин визжит вместе с ними.

Русская Фабула
Злоба дня
В удавке советской культуры

В удавке советской культуры

Наступили времена чудовищной, тягостной как гнилое августовское лето, безысходной ностальгии советских по советскому. Как политики не видят новых альтернатив, не владея современным языком и смыслами, так и прикормленные деятели культуры могут воссоздавать лишь самое себя.

Русская Фабула