Политика

Идея мессианской империи как двигатель необольшевизма

Идея мессианской империи как двигатель необольшевизма

Я русский бы выучил только за то,

Что им разговаривал Ленин.

В. Маяковский

Вступление

Еще недавно, году эдак в 2013 в ватной среде преобладало стремление как-то сочетать хруст французской булки с лузгом советской семки, триколор с гимном на музыку Александрова, а скорбь по казни царской семьи с восхищением державными свершениями Сосо Джугашвили. Однако после украинского лениноповала все начало меняться. Хруст французской булки начал становиться все тише, а лузг советской семки — все громче. Уже и памятник Дзержинскому им снова подавай, и против Войкова слова не скажи, ибо «это тоже наша история», и Поклонская уже не «няш-мяш», а чуть ли не фошыстка. А мейнстримные пропагандисты режима, в 90-е вещавшие про европейскую демократическую Россию, нынче начали топить, нет, уже не просто за Сталина и Путина, а за Ленина, Сталина и Путина. В чем же дело?

А оно явно не только и не столько в пресловутой ностальгии по СССР. Все-таки те, кто в 90-е голосовал за Зюганова, кривил морду при виде «власовской тряпки» и двуглавого орла, ворчал при виде восстановленного храма нечто вроде «людям жрать нечего, а эти попы строят на деньги ворья свои церкви, где молятся за банду Ельцина», а также тосковал по «Союз нерушимый республик свободных...» при звуке музыки Глинки нынче изрядно подвымерли. А другим столь же чудесным ностальгистам взяться было решительно неоткуда. Т.е. нет, какое-то влияние оказали Крым и Донбасс, где ностальгия по Совдепии в ее аутентичном виде оказалась посильнее в связи с тем, что в Украине 23 года только советские силы говорили по-русски без малоприятных для многих жителей этих регионов оговорок, мол, «это временно», «иначе нас не поймут наши балтийские и кавказские братья», «наши дети должны уже перейти на мову» и т.д. Но я думаю, данный фактор мог быть максимум катализатором: банально масштаб не позволяет большего.

Может, дело в том, что кооператив «Озеро» богатеет, а Уралвагонзавод беднеет? Таки да, чем чаще народ слышит от партии и правительства «денег нет, но вы там держитесь», тем больше возрастает недовольство чудовищным расслоением в обществе. Но те вспышки социального протеста, которые имели место быть, будь то протесты дальнобойщиков или фермеров, не приобрели какого-то коммунистического характера. Более того, те телезрители, кто почуял неладное по состоянию холодильника, на последних думских выборах предпочли не за КПРФ проголосовать, а дома отсидеться. Все это, помноженное на вышеуказанные тенденции среди путинских пропагандистов, предельно далеких от какой-либо фронды «за бедных», показывает: социалка тут особо не при чем.

И тут мы подходим к вопросу о «месте России в мире», которым вата любит задаваться гораздо больше, чем вопросом о месте русских в РФ и вообще каким-либо другим вопросом. Констатируем очевидное: единственный статус страны, который устроил бы россиянскую патриотическую общественность — статус мессианской (не абы какой, а именно мессианской) империи. А теперь посмотрим, как выглядят историческая Россия и СССР с этой колокольни, не обойдя вниманием и Белое движение.

Экскурс в историю

Зародилась идея мессианской империи с центром в Москве в 15 веке, после создания Иваном Третьим централизованного русского государства, автокефалии русской Церкви, падения Византии и женитьбы князя на Софье Палеолог. Предпосылки к тому были вполне объективны: крепнущая Московия стала единственным в мире государством, где православные жили под властью себе подобных. А тут и преемственность от рухнувшего Второго Рима в виде княгини подоспела. Ну и как тут, спрашивается, не объявить Москву Третьим Римом? Что и случилось.

Поначалу все шло неплохо. Завели царя и патриарха, чтоб было все как у серьезных людей, началось и территориальное расширение. И даже после смуты Третий Рим восстал, словно птица феникс из пепла. Но первый удар по проекту пришел откуда не ждали. Внезапно патриарх Никон решил: прозябающие под османским игом греки лучше русских разбираются в Православии и надо делать все, как они, причем царь сие начинание внезапно поддержал. Итогом стал раскол, нанесший серьезнейший удар по русской Церкви и оттолкнувший от нее наиболее последовательных носителей идеи русского православного мессианства, внезапно оказавшихся в положении гонимого меньшинства.

А потом к власти пришел Петр Первый, который низвел роль Церкви до уровня государственного ведомства в организационном плане и до уровня внешнего фасада в идеологическом. Заодно столица империи переехала в Петербург. Вообще, Российская Империя была могущественной и сильно превзошла своей мощью Московское Царство, но не была по-настоящему мессианской. Да, несла цивилизацию, но ведь любая империя тогда несла цивилизацию. Да, кроме купца и солдата одним из инструментов экспансии был миссионер и это был православный священник, но он был лишь инструментом. И т.д. Стоит отметить, впрочем, попытки позиционировать РИ как оплот европейского консерватизма или как оплот славянства, но нельзя сказать, что они получили какое-то последовательное развитие.

Подытожу: историческая Россия была не так уж и близка к ватному идеалу мессианской империи. Сначала она была недостаточно империей, а потом — недостаточно мессианской.

А что же Совдепия? Зарождалась она с прицелом не больше не меньше на всемирную республику Советов, где будет реализован принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Вообще, как я уже писал, «большевизм вполне можно назвать религией, ибо он имеет свои ответы на все основные религиозные вопросы: отношение к сверхъестественному, к человеческой жизни, смысл жизни и т.д. Причём, что немаловажно, большевистская религия считает себя единственно истинной и склонна к насильственному прозелитизму». А посему Октябрь 17-го — одно из ключевых событий в истории человечества, которое вполне можно поставить на одну доску с возникновением ислама.

В итоге, конечно, мировой революции не получилось, но в соцлагерь попало немалое количество стран в разных частях света. При этом несмотря на то, что некоторые из них (на самом деле немногие) решили строить коммунизм без оглядки на Москву, авторитет Ленина и Октября оставался даже в таком случае непререкаемым.

Югославская почтовая марка времен Тито. Как видим, нежелание плясать под кремлевскую дудку не мешало социалистической Югославии чтить основателя страны Советов

Что же пытались противопоставить большевизму белые? Идея единой неделимой России была, конечно, имперской, но белое имперство было не мессианским, а легитимистским. Мол, это законные границы России, которые до Учредительного Собрания нельзя менять даже теоретически и всё такое. Врангель же и вовсе отказался от единой-неделимой, заключив союз не только с Польшей, но и, страшно сказать, с Украиной. А мессианство... Да какое у белых могло быть мессианство, если одной из основ движения был принцип непредрешенчества?

Это фактологически, а теперь давайте психологически.

Превосходство большевизма с точки зрения ватной психологии

Начнем с такого момента, как общая вторичность и подражательность всего православно-монархического дискурса. Судите сами, Христос родился не в России, Православие сформировалось не в России, монархия (в т.ч. православная) — явление отнюдь не уникальное, и даже православная империя в лице Византии была еще до Рюриковичей. И вообще, выражение «Москва — третий Рим» попахивает откровенным низкопоклонством перед Западом, чего уж там. Продолжать можно долго. Какой там язык учат в православных семинариях всего мира? Греческий, конечно же. А русский или хотя бы старославянский? Ну-ну. То-то при Никоне русское Православие подстраивалось под греческое, а не наоборот. Со святынями тоже оказывается, что все самое интересное находится где-то в Средиземноморье. В общем, если покопаться, адепту идеи «Россия — родина слонов» откроется не слишком радостная картина.

И это мы еще об исконно-посконном московитстве говорим. Дальше и вовсе пошло сплошное национал-предательство в виде немецких императриц, хрустящих французскими булками. Как тут не потребовать импортозамещения?

И сколько бы ни старались февралистские злодеи, решившие замутить тут обычную буржуазную демократию, счастье пришло, откуда не ждали. Да, Карл Маркс и Фридрих Энгельс тоже жили не в России. Но они так, предтечи. В исламе вот тоже много пророков. Зато Ильич-то наш, родимый! И даже столицу в сакральную Москву из бездуховного Питера перенес. Какой еще третий Рим? Всемирная республика Советов помасштабней будет! Ну пусть даже не совсем всемирная... Маяковский в своем известном стихотворении все равно оказался прав: русский язык приобрел высокий международный статус не благодаря Толстому там или Достоевскому, а именно Ленину (Сталину, впрочем, тоже). Ибо читать в подлиннике «Братьев Карамазовых» — это все-таки из сферы высоких материй, а вот изучать русский, потому как в Москве сидит старший брат, который знает, как надо строить социализм или потому как в Москве сидит враг, жаждущий уничтожения свободного мира — из сферы вполне себе практической.

Кроме того идея мессианской империи не совсем полноценна без пророка в своем отечестве, причем желательно не такого, как Ганди, а такого, как Магомет. И на эту роль не годится даже Джугашвили: на «стального императора» он потянет, но какой из него пророк? Русским Магометом может быть только Ильич, Ильич и еще раз Ильич. Да и его, с позволения сказать, мощи находятся в самом центре Москвы, не надо ездить ни по каким Афонам, наоборот, те же китайцы уже едут к нам в туры по ленинским местам. Мелочь-не мелочь, а ватке приятно.

Наконец, красный дискурс выигрывает у розового отсутствием самооправданий и куда большей логичностью. Когда вы говорите, мол, да, я люблю лузг советской семки, а французские булки мне нафиг не нужны — это позиция, при виде которой можно (и лично мне очень хочется) повертеть пальцем у виска, но спорить довольно сложно по той простой причине, что для содержательного спора нужны хотя бы какие-то общие ценности. А вот если вы говорите, что вообще-то вам мил хруст французской булки (или тульского пряника, если вы — ярый славянофил), но, так уж и быть, тех булок/пряников уже нет или они вам не по карману, а посему давайте признаем, что в сороковые советские семки стали немного хрустящими, то закопать вас на таких противоречиях, самооправданиях и стремлениях принимать желаемое за действительное будет довольно просто.

Заключение

Подведем итог. СССР — наиболее законченное и последовательное воплощение идеи мессианской империи с центром в Москве, ни Московское Царство, ни РИ тут и рядом не стояли. И любой достаточно въедливый адепт данной идеи обречен стать адептом большевизма во всей его ленинской красе, пусть и в качестве «альтернативы, которую Россия предложила миру». Поскольку же шок от развала Совдепии, помноженный на высокие цены на нефть вызвал у многих обитателей Ресурсной Федерации страстное желание мессианствовать и имперствовать, пусть и не отрываясь от импортного дивана и импортного же компа, то и имеем, что имеем. И тенденция покраснения условных патриотов будет только нарастать.

Отдельно обращусь ко всевозможным типа белым и типа монархистам, которые верят в «режимы приходят и уходят, а Россия остается», боятся майданов и кричат «Крым наш!» Вы думаете, с вами такого точно не случится? Так эта чума и не таких скашивала. Вот что стало с блогером aquilaaquilonis, некогда породившим мем «лузг советской семки»: будучи до украинских событий ярым власовцем он подобно многим порозовел после крымнаша и ДЛНР примерно до ваших кондиций. Но на этом он в итоге не остановился и теперь славит советскую родину в полный голос, не забывая периодически пнуть историческую Россию.

Однако допустим. Тем не менее, надо понимать: кроме ситуации в вашей голове есть еще и ситуация в обществе. И тут вы оказываетесь между двух огней: условных либералов и откровенных красных. А последние безусловно продолжат теснить вас на вашей «русскомирной» поляне. К слову, незавидную судьбу «правых новороссов» вам стоит воспринять как грозное предупреждение.

Какой же главный вывод всем нам стоит сделать? Мораль сей басни такова: идея мессианской империи с центром в Москве здесь и сейчас губительна для русского народа и мы явно не доживем до времени, когда она перестанет быть губительной. А пока нам нужно решать куда более скромные и приземленные, но действительно актуальные национальные задачи.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

4 443
Егор Ершов
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Культура
Судьба русской матрицы

Судьба русской матрицы

Ускоряющееся приближение очередной (или, быть может, последней) исторической развилки вновь ставит перед Россией вопрос о стратегическом будущем. Но, как ни странно, серьёзных разговоров об этом почти не ведётся. То ли злоба дня слишком приковывает к себе, то ли безотчётная боязнь будущего в её национальной формулировке – «авось пронесёт» – выстраивает высокий психологический барьер. Но вернее всего, глубоко в общественном подсознании коренится тяжёлая догадка: исторического будущего у России в её нынешнем виде нет.

Андрей Пелипенко
Общество
«Русская идея» как зеркало большевизма

«Русская идея» как зеркало большевизма

После революции разные апологеты «русской идеи» получили удобный повод развести по разные стороны баррикад красивые теоретические построения русских философов-богоискателей и социальные эксперименты коммунистических вождей. Но так ли это на самом деле?

Олег Носков
История
Московское царство:  опыт первой социалистической революции

Московское царство: опыт первой социалистической революции

Подход к социализму как к явлению, по природе своей будто бы абсолютно враждебному «духовным скрепам» нашей Святой Руси, с определенных пор стал очень характерным для интеллектуально рафинированных патриотов, преданных идеям «белого движения».
Самое поразительное, что преданность идеологическим мифам в данном конкретном случае находится просто в вопиющем противоречии с реальными фактами нашей истории.

Олег Носков