Политика

Cаакашвили: путешествие из Одессы в Киев

Cаакашвили: путешествие из Одессы в Киев

Итак, Михо ушел, чтобы не было — его «ушли». Эту версию ныне пользуют как его гонители, начиная с администрации президента, так и ближайшие сподвижники, вроде Саши Боровика. Разница лишь в акцентах. Порошенко утверждает, что еще летом собирался прогнать своего подопечного, но дал последний шанс подтвердить слова делами (начать строительство дороги Одесса — Рени, запустить систему услуг «одного окна» и т.п.). Саакашвили и его соратники, напротив, уверяют, что президент с трудом уговорил остаться, поклявшись, что окажет всяческую поддержку. Отсюда и диаметрально несхожие версии развязки. По версии одной стороны, Михо умеет лишь болтать и себя пиарить, но администратор он никакой. По заявлениям другой — результаты скромные, поскольку Киев не только не помогал, но и непрерывно гадил и кидал, обложив губернатора со всех сторон своими людьми типа мэра Труханова.

Впрочем, для тех, кому интересна персона «грузинского гостя» и кто следил хотя бы эпизодически за течением одесского эксперимента, ни малейшей сенсации во всем этом нет. Ибо она была ожидаема давненько — по меньшей мере, с уходом Яценюка в апреле с.г. И уже летом если и возникал вопрос, то только один — почему Михо все еще в Одессе? Что его держит? Что заставляет Порошенко терпеть его эскапады и выпады, с другой стороны? В этих странных нерасчленимых объятиях было что-то неестественное и загадочное.

Тем не менее, инсценировка, которую нам показали на фоне корпуса Центра обслуживания населения(ЦОН), создает ощущение, что сам момент ухода выпал экспромтом. Как будто решение созрело только вчера. В пользу этого говорит и слабая режиссура (скромная массовка для фона, две девушки, нелепо торчащие по бокам), и заметное волнение, с которым Михо выговорил свою прощальную речь. Слушая ее, все время казалось, что сорвется, стушуется, сфальшивит.

И если и есть в этой композиции интригующая новизна — так это финальная часть, с которой озвучены дальнейшие планы. При всей их неконкретности, они определенны, по меньшей мере, в двух принципиально важных тезисах. В том, что Саакашвили по-прежнему считает себя «украинцем» и прощается с городом, но не со страной. И в том, что признавать поражение он не намерен; напротив, он только еще сильнее рвется в бой. И поле боя переносит в более высокое пространство, в котором его уже ничего не связывает. А бывший покровитель превращается во врага.

Попробуем во всем этом покопаться и разобраться

В дебрях конспирологии

Конспирологических версий мотивов отставки Саакашвили — море. От изощренных — вроде того, что на самом деле это лишь спектакль по общему сценарию с Порошенко: мол, губернатор уходит в политику, чтобы добиться досрочных выборов и оттянуть на себя голоса Тимошенко (Вадим Караев). До просто злых и примитивных, которыми кишит интернет: ушел, потому что слабак, что бездарен, что не сложилось поживиться, что тянул, надеясь на победу на грузинских выборах и т.п. Хулители и сторонники при этом приводят в качестве «убийственно» аргумента реакцию самих одесситов, безмерно искажая ее в свою пользу (благо, проверить статистикой пока нельзя). Поэтому даже один и тот же эпизод преподносится совершенно по-разному. Например, одни пишут, что Одесса провожала радостным гуляньем с шашлыками, другие — о жалкой кучке любителей халявы, проплаченной мэром Г. Трухановым и прочими спонсорами «михобрексита».

Хотя, как мне кажется, более чем достаточно и фактов, и логики, чтобы объяснить провал Михо в Одессе теми причинами, которые он непрерывно озвучивал сам, подтверждали его сторонники и просто — сочувствующие. Благо, человек он — не сахар, скромностью не страдает, и СМИ использовал на полную катушку, публично освещая свои планы и препятствия по их реализации. Если заглянуть в youtube, то можно на экране восстановить его эмоции и действия почти по часам. Более того, можно в них увидеть лики и поведение его противников — представителей бизнеса, чиновников. Услышать их голоса и манеру поведения. Ведь тот же Шустер их приглашал на свои шоу и давал возможность «очной ставки». В общем, жизнь реформатора проходила на публичной сцене, и каждый, кому интересно, может составить о ней собственные впечатления.

Лично я, когда смотрел эти ролики, постоянно задавался вопросом. Ну, допустим, все, к чему призывает Михо и пытается сделать, продиктовано какими-то своекорыстными, хищными интересами, политическими амбициями и т.п. Допустим, это все — антураж и демагогия. Да, но что плохого в том, за что он борется, по сути? В том, что прикрыл коррупцию на морской таможне, что создал ЦОН, что менял, устраивая конкурсы, повсеместно кадры, заменяя проворовавшихся совков на образованную молодежь, что выбивал средства для строительства дороги в Румынию, что прогонял с пляжа приватизировавшего его толстосума, что освобождал от ареста задержанную ради взятки фуру и т.п. Что много общался с населением? И даже в том, что всюду ходил в сопровождении публики и телекамер, чтоб противников перемен знали в лицо? Пусть это пиар ( да это и есть пиар). Но разве он вредил делу? Так почему этой, как утверждают его ненавистники и просто скептики, «показухой» не воспользоваться? Разве она сама по себе не является помыслами тех, к кому он апеллирует со своим южным темпераментом?

К сожалению, ответ на эти вопросы тоже известен. Увы, плебс — даже с особым одесским шармом, в любви своей и доверии переменчив. Его достаточно нетрудно возбудить, но всякое возбуждение недолговечно. И если кумира одолевают, а практические результаты скромны, плебс быстро теряет интерес, уползая в свои бытовые щели. При этом становится открытым для демагогии иного сорта. Что, мол, этот только плачется, но ничего не делает. Что мы не дебилы, и зачем нам «грузинский гость». Тем более он — кладезь пороков: и бабник, и наркоман, и преступник, по которому тюрьма на родине плачет... Увы, плебс признает только победителей. И если кумир терпит поражение, то у многих, наверное — у большинства, срабатывает прагматический инстинкт: плетью обуха не перешибить. Что толку от слов, которые не пришьешь к делу!

А что не перешибить, было ясно изначально. Ведь уже к маю 2015, когда началась одесская эпопея, было достаточно понятно, кто такой Порошенко. И чего следует ожидать от шоколадного короля, приватизировавшего майдан.

Обратимся к логике

Тем не менее, до поры, до времени можно было строить некоторые иллюзии. Например, Боровик утверждает, что нерешительность президента поначалу ими рационализировалась как козни Яценюка. Ему же приписывались и все пороки общеукраинского масштаба. Поэтому была иллюзия, будто положение изменится после его отставки. Кстати, в середине марта с.г. в СМИ мелькнули слухи, будто Саакашвили подал в отставку. Вполне возможно, что так оно и было. Но Порошенко уговорил остаться, предлагая объединить усилия для устранения нерадивого премьера.

Интересную версию огласил депутат Рады Сергей Лещенко. Она важна тем, что этот политик, отличающийся своим «особым мнением», избран от Блока Петра Порошенко (БПП), что повышает вероятность надежности информации. По его утверждению, окончательный разрыв между Михо и Президентом произошел в середине лета, когда последний предложил ему выход в Большую политику при условии, что на досрочных парламентских выборах он возглавит его избирательный блок. Однако Михо отказался. И тогда Порошенко перешел уже к практически  открытым атакам на одесскую команду.

Тот же эпизод в администрации президента истолкован иначе. Признавая сам факт «выяснения отношений», Порошенко утверждает, что оставил на хозяйстве Саакашвили, взяв с него заверения, что тот всерьез займется делом.

Какая из этих версий верна, разумейте сами. Но элементарная логика подсказывает, что официальная версия фальшива. Если Порошенко действительно хотел сохранить в Одессе Саакашвили, то почему не ликвидировал «двоевластие», не убрал с поста городского головы Труханова? Ведь и повод для этого был подходящий: палаточный городок у мэрии и обращение одесситов за 7 тысячами подписей с требованием его отставки? И, напротив, последовательно устранял соратников Саакашвили? Почему именно в этот момент уволил с поста зам. генпрокурора Давида Сакварелидзе? Почему не воспользовался конфликтом Михо с Аваковым, чтобы ослабить позиции всемогущего главы МВД и не дать уволить его заместителя Эку Згуладзе уже при В. Гройсмане? Почему не сохранил в новом кабинете на своем посту министра здравоохранения Александра Квиташвили? Почему урезал финансирование строительства дороги, а ЦОН в начале ноября закрыли, так как президент подписал закон о госучреждениях, лишивший его финансирования? Список вопросов и претензий со стороны Михо можно продолжать и продолжать...

Так может вести себя только политик, для которого его протеже или отыграл свою роль, или не оправдал ожиданий. И это вполне естественно, если исходить из интересов, о которых украинские наблюдатели говорили и писали еще в июне 2015. То есть — сразу по приходу Саакашвили в Одессу. А именно. Что бывший однокашник по институту понадобился в качестве тарана, с помощью которого можно было бы:

— устранить из этого «жирного» региона своего главного конкурента — Игоря Коломойского;

— заодно посадить в правительство, генпрокуратуру и другие силовые структуры «варягов» с грузинскими именами, чтобы нейтрализовать своего главного соперника — Яценюка;

— создать одесскую декорацию реформ, иллюстрирующую большую «майдановость» президента в сравнении с премьером.

Наверное, можно насочинять еще кучу мотивов, но, как мне кажется, все они по вектору будут сходиться одной точке — Порошенко хотел грузин использовать и надеялся на их покладистость (благодарность, сметливость, корысть... это уже нюансы).

Однако он неадекватно оценил своего «гостя». И по части характера. И по содержанию амбиций. Наверное, Порошенко рассчитывал на податливость Михо, полагая, что ему с его неугомонностью некуда деваться. В Америке его ждет забвение пенсионера. А в Грузию обратной дороги нет. Полагаю даже, что президент искренен, когда утверждает, что его протеже психанул после того, как пролетел с надеждами на минувшие на родине выборы. Но с этим можно согласиться лишь применительно к конкретной ситуации. Если же рассматривать мотивацию Саакашвили в целом, то его амбиции, полагаю, состояли в том, чтобы стать «украинцем». И доказать себе, соотечественникам и всему миру, какого великолепного менеджера потеряла Грузия.

Вполне укладывается в очевидные причины и тягомотина с разрывом. Порошенко рвать по своей инициативе было не с руки, так как были бы слишком прозрачны его истинные расчеты. Да и опасался реакции Вашингтона. В этом случае увольнение только добавило бы Саакашвили очки. Поэтому была избрана тактика кидалова, рассчитанная на нервный срыв, который Михо и продемонстрировал 7 ноября.

Путешествие из Одессы в Киев

Самого Саакашвили также тормозили то одни, то другие обстоятельства, часть которых видна (в последнее время — выборы в Грузии), о других можно строить лишь догадки. Кстати, на его окончательное решение, видимо, сильно повлияла сентябрьская поездка в США. Независимо от результата (получил ли поддержку в борьбе с Порошенко, или понял, что в Вашингтоне до инаугурации нового президента Украиной заниматься всерьез никто не будет). Надо отдать ему должное: о своем политическом будущем он позаботился заранее, еще осенью прошлого года создав Антикоррупционный фронт, который легко реорганизовать из движения в партию. А в риторике заложив тезис, что перемены в Одессе невозможны без перемен в Киеве.

Логично предположить, что шедшие в СМИ разговоры о его премьерстве после Яценюка соответствовали его тайным ожидания. А тот вялый, кокетливый градус отрицания, с которым он реагировал, вполне соответствовала элементарной осторожности, чтоб не сесть в лужу. Думаю, что ставка Порошенко на Гройсмана стала болезненным ударом по самолюбию Михо. Это было особенно болезненно на фоне того, что Порошенко при этом продемонстрировал, чьи услуги он ценит выше. Именно в апреле, после ухода Яценюка, он ввел двух других своих «гостей» — Лешека Бальцеровича и экс-вице-премьера Словакии Ивана Миклоша в состав Национального совета реформ, плюс назначил польского экономиста представителем президента в Кабмине. Именно с их именами, а также с бывшим министром финансов Натальей Яресько в Украине связывают предотвращение финансовой катастрофы и разработку пакета проводимых реформ (тема эта интересна сама по себе, но требует отдельного рассмотрения).

Кстати, уже сам факт, что Порошенко не соединил и не скоординировал их деятельность с усилиями Саакашвили, свидетельствует об определенной тактике а-ля «разделяй и властвуй». Во всяком случае, роль Бальцеровича и Миклоша для него полезна и в качестве контраста одесскому экспериментатору. В частности, в объяснениях с американцами. Вот, мол, глядите, я же всей душой за реформы и не избегаю советов тех, кто их подтверждает делами.

Хотя, если сравнить этих «гостей» по сущности и характеру их деятельности, то они сильно, можно казать, принципиально различаются. Поляк и словак занимаются вопросами общего, системного характера, грузин — конкретным управлением, администрированием. У них речь идет о мерах, которые если и касаются конкретных людей, то не сразу и опосредованно. Когда говорят о борьбе с коррупцией, то в устах Бальцеровича это звучит риторически и теоретически. А у Саакашвили обретает точность фамилий и действий. Одно дело, когда советы касаются монетарных мер или сокращения дефицита бюджета страны, другое — конкретного строительства и его финансирования, замены руководства района, предприятия. В первом случае можно проглатывать решения, которые не нравятся в надежде обесценить их необязательностью исполнения; во втором возникает лобовой конфликт. Отличие еще и в том, что в своей миссии Бальцерович и Миклош являются и считают себя «гостями», а Саакашвили — «украинцем», который намерен не советовать, а бороться.

Именно в качестве борца, карбонария он и перебирается в Киев. И кто из-за этой перемены больше выигрывает или проигрывает — большой вопрос. Для Саакашвили плюсы очевидны. В плане политической карьеры это, безусловно, рост. Другой масштаб площадки, переход из местечкового управленца в лидеры общенациональной партии. В плане характера деятельности — тоже плюс. Руководить на хозяйстве, особенно во враждебной обстановке, значительно сложнее, чем воевать с властью из оппозиции. Наконец, и масштаб, и характер активности на новом этапе лучше соответствует темпераменту, способностям и честолюбию Михо. Это тот случай, когда, как говорят в Одессе, «ой не надо меня уговаривать, я и так соглашусь».

А вот выигрыш со стороны Порошенко от этой перемены сомнителен. Во-первых, он приобретает сильного врага, способного активизировать не только политическую тусовку, но и провоцировать массовку, новый Майдан. Во-вторых, усиливает своего противника и личной обидой, и освобождением от пут, которыми связывала того Одесса.

Так что переезд Саакашвили из Одессы в Киев может стать для него отнюдь не поражением, а новой ступенькой в реализации потенциала. И на фронте партийного строительства он будет куда более продуктивным, чем на хозяйственном. И это только осложнит Порошенко жизнь. Во всяком случае, в истории взаимоотношений этих людей наверняка будет еще масса любопытного и драматического.

3 865

Читайте также

Политика
Геннадий Балашов: станет ли Украина «славянским тигром»?

Геннадий Балашов: станет ли Украина «славянским тигром»?

Энергичный украинский бизнесмен и политик Геннадий Балашов приобрёл известность в России благодаря взвинченной анти-украинской пропагандистской кампании, ведущейся в последние месяцы российскими СМИ. Российское «министерство правды» объявило его русофобом и экстремистом, призывающим на Киевском Майдане убивать русских людей, а Следственный Комитет даже завёл уголовное дело. «Русская Фабула» решила взять интервью у миллионера и авантюриста.

Русская Фабула
Путешествия
Одесчина: русский взгляд

Одесчина: русский взгляд

В Одесской области живёт не какая-то намешанная в блендере этнохимера под названием «русскоязычное население». Там живут люди разных национальностей: украинцы, русские, болгары (по дороге из Одессы в Приморское есть село Михайловка, в котором действует музей болгарской культуры), гагаузы (основной центр — село Камрат в Молдове) и собственно молдаване. Если говорить про язык, на котором они говорят, то горожане говорят по-русски, а селяне — преимущественно на диалекте украинского, который часто называют «суржиком».

Елена Ярова
История
Украинские корни космизма

Украинские корни космизма

Я хочу затронуть довольно острый и неполиткорректный аспект темы: какой национальности были люди, совершившие прорыв в космос? Нет, речь не о Гагарине и не о Гленне — слава героям, однако их роль хотя и велика, но не решающа. Не они, так другие, мало ли в мире хороших летчиков? Речь о тех, кто вел к звездам, кто конструировал и строил ракеты, двигатели для этих ракет и так далее, в общем, о тех, кто стоял во главе проектов и программ.

Юрий Кирпичев