Общество

Белые русские, Россия и Америка

Белые русские, Россия и Америка

Доклад на конференции «Белое движение в дискурсах власти и оппозиции», прошедшей 3 декабря 2016 г. в Музее антибольшевистского сопротивления (г. Подольск).

Россия и Соединённые Штаты Америки. До революции 1917 года мало кто из русских политических и общественных деятелей обращали особенное внимание на динамику взаимоотношений между двумя государствами — в отличие, к примеру, от русско-германских или русско-британских отношений. Оно и понятно — традиционно, ещё со времён Войны за независимость, отношения между крупнейшей сухопутной империей мира и крупнейшей заокеанской республикой были если и не «дружественные», то, во всяком случае, доброжелательные. Поддержка Российской империей Американской республики во время её становления как независимого государства в конце XVIII века, симпатии русского правительства к правительству президента Авраама Линкольна в 1861 — 1865 гг. — всё это не могло не наложить определённого «отпечатка» на состояние дипломатических отношений России и США.

Некоторое «похолодание» в русско-американских отношениях произошло лишь в 1905 — 1907 гг., когда администрация президента Теодора Рузвельта и некоторые финансовые круги Уолл-Стрит во главе с Якобом Генри Шиффом оказывала негласную (Шифф — вполне «гласную») политическую и финансовую поддержку Японской империи во время Русско-японской войны. Тем не менее, в целом, пока существовала Россия, Соединённые Штаты были для неё, фигурально выражаясь, скорее «другом», нежели «врагом».

Однако после 1917 года ситуация кардинально изменилась. Идеология марксизма-ленинизма, а также практическая политика большевистского руководства Совдепии подразумевала стремление к организации «пролетарских восстаний» во всех «капиталистических», «буржуазных» государств, свержение революционным путём их «реакционного» политического строя и установление «диктатуры пролетариата» с ориентацией на Советское государство. Большевики стремились к «мировой революции» на всех фронтах — а США, как крупнейшее «капиталистическое» государство, после Великой войны — мировой экономический гегемон, выглядело в планах советских руководителей «лакомым куском».

Всё это, бесспорно, не могло не вызвать беспокойства как в среде американской политической элиты (от обеих ведущих партий), так и в широких слоях населения. В 1918-1920 гг. по стране прокатилась волна нападений на коммунистических активистов, а также деятелей анархистких организаций, которые организовали ряд террористических актов против американских государственных служащих. Во многих случаях попавшихся «красных» линчевали на месте. Это можно объяснить как естественную защитную реакцию белых американцев — приверженцев традиционного образа жизни (уважения к закону, частной собственности, естественных моральных установок, христианской веры, права на оружие) — на хаос, которые устраивали беснующиеся американские поклонники Ленина-Троцкого на улицах американских городов.

«Белые русские» после окончания основной «фазы» Русско-советской войны на территории России (сама по себе гражданская война, безусловно, не прекратилась в 1922 — 1923 гг.), отступили за границу, и в том числе — в Соединённые Штаты. В 1920 году в стране к власти пришла консервативная администрация республиканца Уоррена Гардинга, отличавшаяся жёстким антикоммунизмом. США в «ревущие двадцатые» отличались бурным экономическим ростом, увеличением уровня жизни, господством консервативных настроений и правой «повестки дня». В страну переехало немало «белых русских», расселившихся преимущественно в индустриально развитых, урбанизированных регионах Новой Англии и Тихоокеанского побережья. Там особенно наглядно ощущался экономический рост, легче можно было найти работу, и кроме того — легче было кооперироваться вместе в формате диаспоры.

«Великая депрессия», начавшаяся в 1929 году и не прекращавшаяся все 1930-е гг. (в 1937 году, в частности, произошёл очередной «обвал» американской экономики), приход к власти администрации Франклина Делано Рузвельта, установившего 16 ноября 1933 года дипломатические отношения с Советским Союзом — всё это вызывало сильную тревогу и беспокойство «белых русских», проживавших на американской земле.

Политика социал-либеральной (т.е. леволиберальной) администрации демократа Франклина Рузвельта отличалась симпатиями к Советскому Союзу (особенно наглядно проявившимися в 1941 — 1945 гг.), резким увеличением численности Коммунистической партии США, а также усилением симпатий к Советскому государству и идеологии марксизма-ленинизма (в советско-большевистской «обёртке») в рядах американского истеблишмента. Консервативные и праворадикальные круги Зарубежной России негативно отреагировали на столь «розовую» по своей «окраске» политику администрации Рузвельта, и в некоторых случаях, вступили в альянс с теми политическими силами в США, которые находились в жёсткой оппозиции Рузвельту «справа».

Так, Анастасий Вонсяцкий, потомственный дворянин, выпускник Николаевского кавалерийского училища и капитан Добровольческой армии, возглавлявший в 1933 — 1942 гг. «Всероссийскую фашистскую организацию», сотрудничал с такой крайне правой организацией, как «Германо-американский союз» Фрица Куна, а последняя, в свою очередь, находилась в одном политическом альянсе с Ку-клукс-кланом и «Серебряным легионом» Уильяма Дадли Пелли. Их объединяло как полное отторжение внутренней политики Рузвельта, так и нежелание вступления США в войну в одном альянсе с большевистским режимом. В октябре 1939 года «Германо-американский союз» проводил парад в Нью-Йорке, и активисты ВФО шли вместе с ними рука об руку в составе отдельного отряда.

Вонсяцкий называл себя «русским фашистом» (особенно это проявлялось в его атрибутике и симпатиях к корпоративной социально-экономической системе), что, однако, не противоречило его взглядам, которые фактически были крайне консервативными и монархическими, с ярко выраженным православной этикой. На почве радикального антимарксизма («против большевиков в Совдепии и коммунистов внутри США») и отрицания «либеральной плутократии» Вонсяцкий и Кун активно сотрудничали друг с другом в конце 1930-х гг.

В Соединённых Штатах конца 1930-х — начала 1940-х гг. де-факто образовался негласный альянс национальных сил, выступавших против внутренней и внешней политики Франклина Рузвельта (которого обвиняли в «потворстве коммунистам», а его самого — в еврейском происхождении). Их «спектр» начинался с Республиканской партии, а заканчивался «Серебряным легионом» и «Германо-американским союзом». Организация Вонсяцкого, таким образом, находилась на самом крайнем, наиболее правом «крыле» этой антирузвельтовской коалиции. «Белые русские», многие из которых уже стали к тому времени американскими гражданами, включились в политику приютившей их страны.

Газета «Наш путь» от 20 июня 1937 года в статье «Мировой антикоммунистический фронт крепнет и в Америке» писала:

После полковника Невядомского выступил президент Германо-американского союза Фриц Кун, который сказал, что он прекрасно понимает значение Русской трагедии, т.к. Германия сама стояла на краю коммунизма, и что раз немцы и русские это прекрасно понимают, то теперь в Америке они должны работать плечом к плечу в борьбе с коммунизмом на почве Соединённых Штатов. „Если раньше мы были врагами на поле битвы“, сказал он, „то там же на полях битвы научились уважать друг друга как достойные друг друга противники“. Он подчеркнул также, что может положительно заверить, что Русские национальные чаяния по освобождению России от коммунизма встретят со стороны Германии надлежащую поддержку.
...Стархенбер, секретарь Американской национальной рабочей партии, указал, что ему приятно присутствовать на Русском митинге, и что он всецело разделяет их желание объединить все разрозненные усилия вместе.

Из вышеприведённых цитат можно сделать вывод о том, что взаимодействие русских и американских правых организаций на общей антикоммунистической идейной «основе» являлось неотъемлемым явлением политической жизни США в 1930-е гг.

Вторая мировая война закончилась для Соединённых Штатов Америки, на первый взгляд, как нельзя лучше. Страна превратилась в мирового политического гегемона, укрепила свой статус мирового экономического лидера, в разы увеличила собственные вооружённые силы, окончательно справилась с последствиями «Великой депрессии». Однако присутствовали и свои «подводные камни». В частности, в несколько раз выросла численность Коммунистической партии, увеличилось число людей, занимавших видные позиции в политических и культурных кругах страны, которые в той или иной мере симпатизировали левым, особенно марксистским идеям.

Проникновение в истеблишмент «левых» симпатизантов не осталось незамеченным как в американских правоконсервативных кругах, так и среди «белых русских». На президентских выборах 1952 года симпатии Зарубежной России были безоговорочно на стороне сенатора от штата Огайо Роберта Тафта, сына американского президента и представителя известной политической династии — одного из ведущих кандидатов от Республиканской партии. Роберт Тафт отличался последовательными правыми убеждениями, резко критиковал этатистскую, кейнсианскую политику Ф.Рузвельта — Г.Трумэна. Он выступал за радикальное подавление просоветских настроений внутри Соединённых Штатов и за жёсткое противостояние советскому блоку, но при этом считал, что США не обязаны содержать на своих плечах альянс НАТО и действовать в рамках ООН как «глобалистской» организации «мирового правительства».

Ещё одним кандидатом-республиканцем, пользующимся поддержкой «белых русских», был герой Корейской войны генерал Дуглас Макартур, выступавший с крайне консервативной политической программой.

Русская эмиграция связывала большие надежды с Робертом Тафтом и Дугласом Макартуром в роли президента мощнейшего государства «свободного мира». Русская пресса (на примере газеты «Набат»), в частности, писала:

Поэтому нам кажется, что если бразды правления окажутся в руках сенатора Роберта А. Тафта, то США поведут, наконец, настоящую антикоммунистическую политику, а тогда спасение мира от катастрофы мировой войны и от коммунистической опасности, и освобождение нашего народа от сатанинского красного ига приобретут реальные формы.
Мы рассчитываем также, что придя к власти, Тафт проведёт ещё одно дело, то, без которого нельзя спасти ни США, ни вообще весь мир от коммунизма: поможет создать Русскую Национальную Освободительную Армию и предоставить ей возможность начать вооружённую борьбу против коммунистических преступников, чтобы освободить и восстановить Россию.
Но, для спасения мира от надвигающегося на него воинствующего коммунистического сатанизма, во главе ведущей антикоммунистической Нации сейчас нужен боевой главнокомандующий. Предстоит ожесточённая борьба. Соединённым Штатам нужен сейчас национальный вождь.
Национальным вождём может стать в Америке только один человек: генерал Дуглас Мак Артур. Его восторженно приветствуют массы во всех городах Америки. Перед ним почтительно склоняются виднейшие общественные и политические деятели. За ним готова двинуться вся американская Нация. Наконец, на него с надеждой и признательностью взирают все подлинные национальные антикоммунистические силы народов мира: генерал Мак Артур не поколебался пожертвовать столь дорогим для него в жизни — его военной карьерой — в знак протеста против того, что было запрещено допустить к борьбе против красных, коммунистических китайцев белые национальные китайские силы. Поэтому у генерала Мак Артура есть в настоящее время то обаяние, которое необходимо для того, чтобы стать во главе мировой акции спасения Христианской цивилизации, и сделать это — его патриотический и вообще человеческий долг. Дело американского народа на этот раз его призвать. Дело наше, русских патриотов-националистов, по этому поводу иметь своё суждение и донести наше суждение до сведения американского народа.
Если судьбе будет угодно, неожиданно, ген. Мак Артура во главе Америки в качестве её президента, то мы, русские патриоты-националисты, будем приветствовать его на этом посту, и убеждены, что сенатор Роберт А. Тафт поступит точно так же, с радостью станет активнейшим помощником генерала и вложит все свои государственные способности, всю свою проницательность и смелость для подлинного служения своему народу в деле борьбы против мирового коммунистического заговора.

Однако Тафт проиграл праймериз более умеренному консерватору и «ястребу» генералу Дуайту Эйзенхауэру, который с успехом победил на президентских выборах. Крайне консервативные республиканцы выдвинули сенатора Ричарда Никсона на пост вице-президента США, а влияние маккартистов укрепилось. Симпатии «белых русских», с оговорками, «передались» Эйзенхауэру.

Ещё одной видной фигурой, заслужившей поддержку «белых русских», был Рональд Рейган — лидер ультраконсервативного крыла Республиканской партии, дважды губернатор Калифорнии, в 1980 году начавший мощнейшую избирательную кампанию в борьбе за президентский пост. Русская эмиграция, вслед за восточноевропейской (венгерской, болгарской, румынской, украинской) антикоммунистической эмиграцией, предпочла харизматичного консерватора и антикоммуниста скучному левому либералу Джимми Картеру. Причины были следующие: во-первых, последовательный антикоммунизм (укрепление вооружённых сил + жёсткая внешняя политика) кандидата в президенты, а во-вторых, его социальный консерватизм, искреннее стремление к возрождению традиционных моральных ценностей, т.е. к тому, что изо всех сил пытались сохранить «белые русские» как «осколок» канувшей в лету России.

Поддержка «белыми русскими» республиканца Рональда Рейгана во время президентских выборов 1980 и 1984 гг. оказалась не напрасной. Резкое увеличение военных расходов, борьба с коммунистическим влиянием по всему миру (от поддержки «контрас» в Никарагуа до профсоюза «Солидарность» в Польской народной республике), переговоры с Саудовской Аравией, закончившиеся «обвалом» цен на нефть в 1986 году — всё это в конце-концов привело к крушению Советского Союза и социалистической системы на всём протяжении от Манагуа до Владивостока.

Советский режим рухнул, однако традиционная для советской пропаганды антиамериканская риторика сохранилась. Как известно, советский антиамериканизм выступал в нескольких «базовых» амплуа:

1. Политический антиамериканизм — критика американской политической системы как «отражающей интересы буржуазного класса», «подавляющей прогрессивные течения», «возглавляемой группой банкиров и промышленников», «опирающейся на реакционные круги и проводящей реакционную политику»;

2. Военный антиамериканизм — критика «американского милитаризма», «козней военщины», «империалистической внешней политики США»;

3. Социально-экономический антиамериканизм — критика «буржуазно-капиталистической системы, основанной на угнетении трудового народа крупным капиталом», «массового расслоения и неравенства», «притеснений меньшинств»;

4. Культурный антиамериканизм — критика «морального разложения, вызванного буржуазным образом жизни», «упадка культуры и нравственности».

Подобная риторика и взгляды успешно «приспособились» к изменившимся условиям и были подхвачены не только современными левыми, начиная от КПРФ и заканчивая каким-нибудь «Левым фронтом» или «Вестником бури», но и псевдопатриотическими, псевдоправыми группировками. В их видении Российская Федерация выступает эдаким оплотом «традиционных ценностей» против «загнивающей либеральной Америки», проводит «справедливую» внешнюю политику вместо «захватнической» у США. К этому добавляются разнообразные конспирологические теории в духе захвата США «Рокфеллерами и Ротшильдами», их «заговоре против России». Активно используются и такие советские фальшивки, как пресловутый «план Даллеса», фэйковые цитаты о «сокращении русского населения».

Иными словами, Соединённые Штаты Америки являются в глазах многих обывателей «врагом» и «оплотом либерализма». И это при том, что в США существовало и существует очень сильное консервативное движение, представленное такими политическими силами как Республиканская партия, Американский консервативный союз, Фонд наследия, Общество Джона Бёрча, Совет консервативных граждан, «Движение чаепития» и т.д.

Типичный пример антиамериканской риторики — статья т.н. «председателя РОВС» Игоря Борисовича Лискина (псевдоним — «Иванов»), опубликованная на сайте РОВС (журнал «Перекличка») 9 января 2016 года. Автор пишет, в частности, следующие вещи:

Понятно, что сегодня дети и внуки русских белоэмигрантов в США находятся в очень сложном положении, особенно те из них, кто всем сердцем переживает за Россию. Понятно и то, что в США, люди занятые общественной деятельностью, так или иначе, находится на виду у американских спецслужб. Уже для всех очевидно, что Соединённые Штаты ведут неприкрытую политическую, экономическую, информационную и вооружённую (силами своих ставленников) борьбу против России, которая не перерастает пока в фазу полномасштабной войны только благодаря наличию у РФ ядерного вооружения. И в основе этого конфликта стоят вовсе не высокие идеологические, а примитивные геополитические интересы. Хотя духовная составляющая новой войны для всех истинных христиан также очевидна. А посему ту или иную сторону баррикады в этой войне придётся выбирать всем. И надо либо на деле поддерживать Россию и Русский Мир, либо становиться на сторону их врагов.
За связи с „сепаратистами“, как в США называют тех добровольцев, кто с оружием в руках борется за национальные интересы русского народа против проамериканского режима на Украине — американцы по головке не гладят. Связи с РОВСом, а тем более занятие в нём каких-либо постов, хотя бы и почётных — в глазах американских спецслужб могут рассматриваться уже как серьёзное преступление.
И тут уж надо или всем рисковать ради верности России и Белой Идее (на что, понятно, способы далеко не все), либо публично расписываться перед властями США в своей лояльности и поддержке той русофобской политики, которую с 2014 года открыто проводит нынешнее американское правительство.

В статье присутствуют обвинения в адрес Ярополка Леонидовича Михеева, сына полковника Белой армии и (на тот момент) почётного председателя РОВС. Автор обвиняет его в службе в «американской армии» (хотя непонятно, что негативного заключается в службе гражданина США в рядах собственной армии), неких «проукраинских» и «казакийско-сепаратистских» взглядах. Если убрать из статьи фразы про «возрождение Российской Империи» (как я понимаю, на полях Донбасса), то получится вполне себе образец советского пропагандистского листка «эпохи застоя».

8-9 ноября 2016 года к власти в Соединённых Штатах пришёл правый республиканец, строительный магнат Дональд Трамп. Его первые назначения в новую администрацию (Стивен Бэннон как старший политический советник, Джэфф Сэшнс как министр юстиции, генерал Майкл Мэттис — убеждённый «ястреб» — как министр обороны, конгрессмен Майк Помпео как директор ЦРУ и т.д.) позволяют нам предположить, что с января 2017 года Соединёнными Штатами будет управлять самая правая (консервативная) администрация со времён Рональда Рейгана. Неадекватные ура-патриоты считают, что «Трамп — друг Путина», и что отныне РФ и США будут «дружить». Ничто не ново под луной. Кремль ещё в 1980 году на удивление спокойно встретил приход ярого антикоммуниста Рейгана, рассматривая это как «удар» по «обидевшему» Советский Союз Картеру. Однако ведущие должности в администрации, связанные с вооружёнными силами и правоохранительными органами, заняли убеждённые консерваторы «рейгановского толка», не испытывающие к РФ никаких симпатий.

Ниже привожу ряд цитат представителей новой администрации Дональда Трампа-Майка Пенса.

Генерал-лейтенант Майкл Флинн:

Понимаете, я просто хотел, чтобы они поняли одну простую вещь: вот, есть страна, которая перестала уважать другую страну, и если есть во мне что-то такое, что поможет показать им, что у нас в стране есть люди, которые не собираются ни перед кем извиняться за то, что мы такие, какие мы есть... Если мы видим, что есть какая-то проблема и ее нужно решить, мы не будем церемониться. Я говорил очень жестко. И Путин меня услышал.

Старший политический советник Стивен Бэннон:

Русские настроены очень серьезно. Они не позволят Украине без боя попасть в сферу влияния США и ЕС. Через пару недель мы увидим, на что они готовы пойти для этого и на что готовы пойти мы. Я думаю, это выглядит пугающе, неважно, демократ вы или республиканец, — что у нашего президента недостаточно силы и решимости, чтобы противостоять таким серьезным парням, как Путин и его люди. Я думаю, эта ситуация будет становиться все серьезней и серьезней, пока в ней что-то не улучшится. Расходы на армию сокращаются, они делают все, чтобы сделать нашу армию слабее. И скоро мы увидим расплату за это в таких местах, как Украина, где Советы пытаются распространить свое влияние, а мы беспомощно смотрим на это из-за отсутствия политической воли.

Вице-президент Майк Пенс:

Американская экономика в 16 раз крупнее российской. Американская политическая система во всем превосходит российскую коррумпированную систему кумовского капитализма. Когда мы с Дональдом Трампом отмечаем, что в Сирии, в Иране, на Украине маленький, прибегающий к запугиванию лидер России сильнее на мировой арене, чем эта администрация, то мы констатируем удручающие факты. Это не похвала Владимиру Путину. Это обвинительный вердикт слабому и беспомощному руководству. Провокациям со стороны России следует противопоставлять американскую силу. И если Россия предпочтет участвовать в этой варварской атаке на гражданское население в Алеппо, США должны быть готовы применить военную силу для ударов по военным целям режима Асада, дабы предотвратить гуманитарный кризис, происходящий в Алеппо.

Руководитель администрации Белого Дома Райнс Прибус:

Дональд Трамп не согласен со стилем правления Путина. Он вовсе не одобряет его политику.

Итак, почему «белые русские» не могут быть антиамериканистами?

1. Соединённые Штаты Америки являлись главным политическим, военным, экономическим и культурным противником «красной» угрозы с самого начала «холодной войны» в середине 1940-х гг. США являлись фактическим и бесспорным лидером всех стран «свободного мира» от Японии и Южной Кореи до ЮАР и Чили, фактически являясь той «удерживающей» силой, которая не давала возможности советским и китайским коммунистам охватить всю планету в свои «красные» клещи. Особенно «жёсткая» антикоммунистическая политика наблюдалась в период правления консервативных президентов-республиканцев Дуайта Эйзенахауэра, Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего.

2. В Соединённых Штатах в течение всего ХХ столетия и по сию пору существовало (и существует) мощное правоконсервативное и праворадикальное движение, представляющее собой конгломерат разнообразных политических организаций. С некоторыми из них у русских эмигрантских организаций сложились позитивные взаимоотношения.

3. Новая республиканская администрация в США будет представлять здоровые, национальные силы правоконсервативного толка, отторгающие как чекистский неосоветизм и китайский коммунистический империализм, так и европейский леволиберализм. У «белых русских» как внутри РФ, так и за её пределами, на наш взгляд, появились определённые шансы на установление взаимодействия с нашими американскими идеологическими коллегами.

И в довесок маленькое приложение. Резолюция Конгресса штата Техас, начало 1950-х гг.

8 481
Густав Пешт

Читайте также

Общество
Белая Идея под угрозой профанации. Постановка вопроса

Белая Идея под угрозой профанации. Постановка вопроса

Нынешний режим, методично воскрешая всё советское, не может игнорировать историю белой борьбы. Сегодня мы сталкиваемся с систематическим вымыванием из Белой идеи антисоветского содержания и подменой его абстрактным патриотизмом.
Пик «белосоветчины» пришёлся на 2014 г. и связан с крымской и донбасской авантюрами. Напомню, что на первых порах прокремлёвским бандформированиям активно придавался белогвардейский флёр.

Фёдор Мамонов
Общество
Белая Идея в современной войне идентичностей

Белая Идея в современной войне идентичностей

Преемственность отнюдь не означает вернуть все взад. Посему несоветская русская идентичность должна быть достаточно гибкой и плюралистичной, способствующей демократическому транзиту, осуществление которого является насущной необходимостью. Она не должна строиться вокруг фетишей типа монархии или границ 1913 года, на которых хорошо научился играть как раз советский и особенно неосоветский режим. И, разумеется, не должно быть никакого социального расизма по отношению к простому народу и подсоветским русским.

Егор Ершов
История
Почему в Америке не было эсеров

Почему в Америке не было эсеров

Высокая заработная плата надежно обеспечивала страну от социальных потрясений – и побуждала рабочих бороться за свои права, что стимулировало развитие демократии. Недаром Первомай пришел к нам из Америки, как и гражданское общество в целом. Поэтому в США не могло быть никаких эсеров и коммунистов, поэтому Путин, как и все диктаторы, не любит США! Свободный народ произвол и коррупцию долго терпеть не будет.

Юрий Кирпичев