Злоба дня

Пляски принуждённых

Пляски принуждённых

Текущий обзор блогосферы: исламисты захватывают российские тюрьмы, романтики становятся фашистами, либералы практикуют снобизм, а православным лучше всего извиняться перед Рамзаном Кадыровым.

Пришло время нам всем извиниться перед Рамзаном!

Сегодня прощеное воскресенье. Именно в этот день всем православным лучше всего извиняться перед Рамзаном Кадыровым.

Усы Пескова

Либеральный снобизм

Умеренные апологеты войны.
И нет звезды тусклее, чем у них, —
Уверенно дотянут до кончины,
Скрываясь за отчаянных и злых
Последний ряд оставив для других
Умеренные люди середины.
В.С. Высоцкий
Случайно наткнулся на весьма показательный текст на «Снобе» — этого, имеющего репутацию либерального, сайта: «Некоторых вылечит только свинец. Как женщины воюют на Донбассе» (https://snob.ru/selected/entry/120908). Материал, в котором в виде прямой речи рассказываются истории четырех женщин, воюющих с разных сторон на Донбассе, может показаться вполне беспристрастным, но только на первый взгляд. Дело даже не в том, что рассказ «ополченки» про украинские танки и БТР, которые «начали давить людей» вполне укладывается в канву информационной войны, которую путинская Россия ведет против Украины. Куда важнее, то, что за показной беспристрастностью на самом деле скрывается нравственный релятивизм, попытка уравнять тех, кто воюет за правое дело, защищая свою страну, и тех, кто помогает захватчикам.
Такой подход, когда под видом «объективной оценки» за скобки выносится моральный аспект происходящего, является очень типичным для многих представителей так называемого российского либерального сообщества, представленного на площадках типа «Эха Москвы», «Дождя» и т. п. Эти люди всеми силами уклоняются от необходимости делать выбор между добром и злом, занимая позицию «над схваткой» и скрываясь за мнимым нравственным превосходством, которым на самом деле они не обладают. Более того, зачастую именно те, кто такой нравственный выбор сделали и его отстаивают, становятся объектами их порицания. Есть своего рода ирония в том, что такой текст появился на сайте с названием «Сноб», ведь основа жизненной философии этих «либералов» — именно снобизм, за которым они скрывают свою нравственную пустоту. Их позиция, в действительности, является более подлой, чем позиция откровенных фашистов вроде Прилепина, открыто перешедших на сторону зла.
С проявлениями морального релятивизма я часто сталкиваюсь и на Западе, но в сегодняшней России это явление приняло наиболее уродливые формы. Военная агрессия России по отношению к Украине, аннексия Крыма — объективные факты, отрицать которые не может ни один порядочный человек. Всякая попытка представить войну на Донбассе как «внутриукраинский конфликт», «гражданскую войну», уравнять защитников свободной Украины и тех, кто перешел на сторону агрессора, является прямым пособничеством путинскому режиму в совершении преступлений против народа Украины.

Гарри Каспаров

Тюремный джамаат

По поводу столкновения «воров» и мусульман в местах лишения свободы. Я наблюдал начало и развитие этого конфликта еще находясь в СИЗО, когда у всех на устах были конфликты в кавказских лагерях, где «зеленые», (исламисты) открыто отказались подчиняться ворам и воровским понятия, выстраивая свою собственную структуру и внедряя свою нормы поведения. На все попытки давления они отвечали хорошо организованным насилием, превосходящим по своей интенсивности насилие блатных. Так, например, в одном из лагерей «зеленые» напали с арматурой на целый барак блатных и избили всех, кто там находился. Затем конфликт стал распространяться и на другие лагеря с большим процентом мусульманского контингента. Случались конфликты на этой почве и в Матросской тишине.
Спрогнозировать результаты такого конфликта довольно трудно. В данном случае имеет место столкновение двух идеократий, представители которых (особенно рядовые) руководствуются прежде всего идеей («воровской» или религиозной) и часто готовы пожертвовать своей жизнью в борьбе. У обеих сторон есть свои ресурсы и преимущества. Обе интернациональны, а сторона блатных (пока) многоконфессиональна. Если на стороне «зеленых» огромная масса молодых радикальных мусульман, то у блатных есть христиане (включая грузин) и менее радикальные, светские мусульмане. И все-таки кажется мне, что блатные подвинутся. Уж слишком силен накал страсти у исламистов, уж слишком они радикальны и пассионарны, руководствуясь при этом предельными, религиозными, внеземными целями. Идеология воров в современных условиях во многом устаревает, уступая место коммерческим отношениям, а спецконтингент (особенно мусульманский), лишаясь почвы под ногами, пытается обрести новую опору в «братьях по вере». Тюремные джамааты, к тому же, пользуются поддержкой вооруженного подполья на воле, руководствующегося верой, а не соображениями выгоды.
Посмотрим, чем все это закончится.
P.S. Возможно, что этот конфликт — это лишь маленькая моделька грядущего общесоциального конфликта.

Даниил Константинов

Чуркин — классический советский дипломат

А почему такой вой вокруг смерти Виталия Чуркина? Пожилой человек. Ну, умер. Поставят на его место другого советского дипломата, который будет нести точно такую же ахинею, может быть с другими ужимками. Конечно, тов. Чуркин рассказывал такие вещи, что иностранные дипломаты бывали потрясены степенью цинизма. Но нельзя не признать, что покойный всего лишь здорово косплеил советских коммунистических дипломатов. Вероятно, даже их переплюнул. Однако ведь в РФ сейчас всё советское и коммунистическое в большой моде. Деды же воевали, борьба с фашизмом и всё такое.
А заседать Чуркину надо было всё-таки в положенной форме. Чёрную фуражку класть рядом с собой на стол. Было бы красочней.

Илья Лазаренко

Оскорбления чувств верующих

А представляете: группы парней в пикете у Большого театра в майках с надписью «Доницетти — или смерть», отделение от балетоманов контингента по-старому верующих в Цискаридзе и репрессивные наезды на них поклонников Ив. Васильева (и контратаки); оскорбление чувств верящих в то, что Поваротти мог без позора петь предназначенного для драматического тембра вердиевского «Отелло» и что он якобы и в последние годы не транспонировал арию из «Богемы» на полтона вниз? «Свидетели» психически уравновешенного поведения Р. Вильясона, группы граждан, выбивающих из государства здания под «фонды» и «школы» имени покойных мастеров-«богов сцены»...

Eugene Ponasenkov

Путинские патриотические креаклы

Почитал немного про этого Тютюева из НОДа, облившего сегодня зелёнкой Касьянова. Родом из Краснокаменска Читинской области. Ни головой, ни руками никогда не работал. Понаех в Москву в 2011 году. Заделался патриотическим креаклом — сначала был в КОБ, топил за эгрегоры и Жугр, потом переметнулся к депутату Фёдорову в НОД. Платят только на прокорм — какая-то стрёмная, грязная, съёмная хата на окраине. Ни семьи, ни имущества. Типичный прекариат. Интересный субъект для Ричарда Флориды, который топит про передовой креативный класс, «производящий смыслы». В России же вывели новую разновидность креаклов, уничтожающую всякие смыслы.

Павел Пряников

Пляски принуждённых быть «мужчинами»

Праздники вроде 23 февраля — это гнилозубые портвешковые пляски автохтонных «сверхчеловеков», людей, принужденных быть «мужчинами», чтобы защищать свою «родину» с фрейгистским колпаком на лысом черепе (удар её будет фатален). Это праздник потешных солдатиков, обслуживающих безликую «госпожу» — «империю», умерщвляемых по праву, отнятому у них родиной.
По сути — граждане — это бесплатный рабочий персонал, культивируемые с детства к милитаризму, невинные ангелочки, испохабившие свою красоту во имя волосатых, мускулистых, уродцев — этих «сильных и опасных мужчин», как пишут об апофеозе неэстетичности и асексуальности (мы говорим о сексуальности лишь как о стиле, как дориано-греевщине, лолиточности, а не как о предмете продолжения рода, бытия, сансарного фаллоса, те культурологически импринтигованные и бессубъектные (ибо мы писали уже о том, что страсть к парности — синоним бессубъектности.)
Ты не сверхчеловек, ты ничто без кого-то. Сверхчеловек же даже в пошлейшей классической трактовке — не испытывает нужды в Другом. Другой — вообще производное гуманистического психоанализа. Какая-то у вас логическая несостыковочка выходит, друзья (ой, враги).

Alina Vituhnovskaya

Уродская система

Смотрю и диву даюсь. Какие ещё нужны доказательства, что тюремную систему РФ нужно не реформировать, а полностью ломать и строить заново?
Вчера президиум Верховный суд отменил приговор Ильдару Дадину. Ему не снизили срок, не освободили по УДО. Это отмена приговора и признание права на реабилитацию.
Решение вступило в силу сразу, с этой секунды Дадин свободен.
И вот я захожу в твиттер и вижу, как жена Дадина, поехавшая встречать мужа, пишет:
— Вышел начальник колонии и говорит, что сегодня уже не выпустят.
Затем появляется новость:
— Колония ещё не получила документы из Верховного суда.
Ну офигеть теперь. Бумага не пришла, поэтому человек БЕЗ ПРИГОВОРА посидит ещё пару дней.
Тут, конечно, кто-то скажет: такой порядок, не могут же они без бумаги отпустить.
Фигня это всё. Именно, что должны отпустить. Дадин вчера был участником официального судебного процесса (хоть он лично и отказался быть на видеосвязи). Этот процесс проходил по официальному каналу связи.
То есть государство официально установила:
1. На одном конце провода — Дадин, а не Брэд Питт.
2. На другом конце — президиум ВС, а не сотрудники ФБК, переодетые в мантии.
После этого начался суд. Главный судья сказал: приговор отменить, Дадина освободить.
Вполне себе формальный акт по формальному каналу связи.
Какие тут бумаги ещё нужны, что за идиотство?
Можно дальше тогда пойти: а чем бумага больше доказывает что-то руководству колонии, чем видеосвязь с президиумом ВС? Может подождать недельку второй бумаги, подтверждающую подлинность первой.
И ещё раз акцентирую внимание: его не по УДО освободили, что предлагает некую процедуру. Ему отменили приговор, он стал несудим и невиновен с этой секунды.
Уродская система, которая ни преступников не исправляет, ни общество не защищает, ни права невиновного не гарантирует, ни решения суда нормально исполнить не может.
В прекрасной России будущего ФСИН будет перестроен полностью, самым коренным образом.

Алексей Навальный

Вечная память

Сходил вчера аж в кинотеатр. Вид развлечения для меня не свойственный, но то было и не развлечение. «Слишком свободный человек».
Фильм не совсем о Немцове. Он о России и о людях, её населяющих. О том, как их легко развести. В школе в таких случаях говорили — «как лохов». Но мы не дотягиваем даже до этого уничижительного звания.
Маленький учебник новейшей истории. В кадре — ключевые лица российской политики 90-х. Сухой анализ, разжигающий ненависть сразу к нескольким социальным группам гораздо сильнее любого «экстремистского» поста. К социальной группе «ельцин». К социальной группе «березовский». К социальной группе «гусинский». И, конечно, к социальной группе «путин». Россия в фильме — как та немецкая девочка, которую запер в подвале отчим и давал её насиловать каждому желающему. Последним к ней подвели Путина. Так извращённо и жестоко её ещё никто не имел. Когда пошли финальные титры было уже тяжело дышать.
Немцов в фильме тоже не весь в белом. И название фильма не совсем, честно говоря, оправдывает.
Слишком добрый человек.
Слишком наивный человек.
Слишком романтичный человек.
Не жилец, в общем.
Билетов на фильм, кстати, не было. Ни на вчера, ни на сегодня. Полный, пусть и не самый вместительный, зал. Я сидел в проходе на лесенке.
Вечная вам память, дорогой Борис Ефимович.
Очень больно.

Евгений Левкович

Украинский стандарт свободы

Вчера в Киеве прошел Марш національної гідності. Впервые вместе выступили все три крупнейшие националистические организации: «Правый сектор» (запрещен в РФ), партия «Свобода» (не запрещена в РФ), и Национальный корпус (который основан на базе батальона «Азов», не помню запрещен в РФ или нет).
Народу было тысяч 20. Это очень много для идеологически однородной акции, сами понимаете. Прошли маршем через центр Киева — от Майдана до Верховной рады. Встали возле Верховной рады, а глава Национального корпуса Билецкий, который еще и депутат Рады, провел в зал заседаний других руководителей марша, они стали возле трибуны и Билецкий зачитал депутатам ультиматум какой-то. Вот видео по ссылке гляньте.
И вот давайте себе представим, как «Русский марш» не в Люблино говно месит своими гриндерами и нью-бэлансами, а идет от Пушкинской площади по Тверской до Охотного ряда и встает возле Госдумы. А менты в своих автобусах сидят и чай пьют. А какой-нибудь К.Крылов, или Демушкин, да неважно кто из лидеров марша по своей депутатской ксиве проводит лидеров марша в зал заседаний и с трибуны ультиматум ставит.
Или «Левый марш» под красными флагами вот также проходит, и Удальцов Сергей не зону топчет, а проходит по депутатской ксиве в зал заседаний и говорит что мол убирайтесь, старые козлы.
Или либеральный какой-нибудь марш вот также проходит с Навальным и прочими.
Смотрю на новости из Украины как на новости из какого-то другого мира. Ну это и есть другой мир.
И как же бесит вот это московское снобистское: «Украина пошла не тем путем, на Украине тоже маразм как в РФ, а как хорошо начиналось и к чему пришло» и т.д. и т.п.
Ё-мое, а вы, и мы все — куда идем и каким путем? В Украине, видите ли, хуево. На РФ, видите ли, стала похожа. Революция потерпела поражение. Ну обосраться, ага.
Вы не можете даже с листами ватмана пикетом в Госдуме выйти, вас мордой в асфальт положат за такое. Менты, ФСБ, СК, прокуратура вам в задницу залезают по пятнадцать раз в день, а вы даже уже разучились это замечать, зато в Украине все плохо, ага. Критика из-за колючей проволоки концлагеря — это, конечно, очень уместная и значимая штука.
Украина, с прошедшим праздником!

Roman Popkov

«Государственный репрессивный аппарат всей своей мощью в этой стране задействован против меня не будет. Мне этого достаточно»

Информация такая штука, что ее нельзя хранить в закупоренной стеклянной банке. Все равно просачивается. Кто-то где-то что-то кому-то сказал. Кто-то где-то что-то услышал. Кто-то стал свидетелем разговора за соседним столиком в кафе (это, кстати, реальный случай, один раз меня предупредили об интересе к моей персоне со стороны, скажем так, иррегулярных формирований именно таким образом).
Иногда, бывает, эта информация даже доходит до тех, кому она нужна.
Информация о готовящейся травле дошла до меня с нескольких сторон. Мне было сказано, что будут отрабатывать меня и Божену Рынску. За пост в Фейсбуке. С неправильным скорблением. Отрабатывать из всех орудий. Через два дня. С привлечением «Лайфа», «Первого канала» и пр. Но «мер физического воздействия» пока, вроде бы, не планируется.
Я усмехнулся. На черта лысого я кому нужен...
Вышло все ровно так, как и предупреждали. Как по писанному.
Это была не первая травля, которую устраивали по отношению ко мне, все это длится уже годами, за которые чего только не было: и слежки, и амбалов в подъезде, и уголовных дел, и фильмов про «семнадцать друзей хунты», и той же травли. Но на этот раз атака была самой мощной. Самой концентрированной. Человеку постороннему тяжело поверить, что против какого-то блогера могут быть привлечены такие ресурсы. Депутат Милонов, сенатор Клинцевич, липовые поддельные штрафы, полоумки из НОДа, ольгинские боты, «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «расстрелять как бешеных собак», законопроекты об уголовном преследовании за недостаточную скорбь, петиции о лишении гражданства и прочее, и прочее, и прочее. Противостоять такому потоку дерьма невозможно.
Следующий раз был в начале февраля. Тут уже была конкретика. Названы даты. Будь осторожен. Готовятся провокации. Под провокациями подразумеваются «уже любые провокации».
В этот раз я уже не усмехался.
Собрал чемодан. Определился с отъездом. Но... Не уехал. Прочитал о том, что отравлен Владимир Кара-Мурза — во второй раз. Все точно так же. И какой-то невероятный, дичайший, животный протест выполз откуда-то из района желудка и заполнил собой весь мозг. Выдавив все рациональное. Выразился этот протест в одном слове: «хер».
Хер!
Не уеду. Не сейчас. Не в этот раз. Плевать. Делайте, что хотите. Это мой дом. Это моя дверь. Хотите войти? Ок. Попробуйте.
Кстати, такой расслабон наступил после того, как решение принято. Страха нет. Напряженности нет. Ты готов ко всему. Плевать. Какая-то придурковатая веселость идиотской улыбкой блуждает по лицу. Приходите. Я здесь.
Но меры предосторожности, необходимые в такой ситуации, конечно же, принял. Ну, знаете — вывезти семью, проглотить флешки, закопать телефон — вот это все, что делает человек в ожидании гостей.
Ровно в назначенные даты по пяти адресам прошли облавы. Марк Гальперин, которому выпиливали дверь болгаркой, прыгал с балкона. Пойман, отвезен в ФСБ. Журналистка Ольга Сапронова, бравшая у него интервью, задержана, доставлена на Лубянку. В их квартирах прошли обыски. В квартире бывшей жены Марка прошли обыски. Гальперина вечером, все же, отпустили — хотя в это никто уже не верил — но на следующий же день снова взяли в «Сбербанке» и все-таки посадили на десять суток.
Ко мне в тот день не пришли.
Кто-то вычеркнул меня из этого списка облав.
Я думаю, меня в какой-то степени спасает то, что я успел достичь достаточного уровня публичности. Когда проблемы от посадки будут перевешивать выгоды. Это в регионах людей можно сажать за лайк, за пост, за фотографию, за что угодно. Их никто не знает, шумихи не будет, помощи не дождешься. В столицах и с публичными людьми это, безусловно, сложнее.
Хотя, время от времени, пароксизмы активности случаются и здесь. И то Антон Носик получает уголовное дело, то мужа Любови Соболь тыкают шприцем в бедро, то Юлию Латынину обливают дерьмом, то адвоката Ивана Павлова и его «Команду 29» громят, то еще что-то. Случаи перечислять можно десятками. Я всех уже и не вспомню.
Но информация подтвердилась с точностью до мелочей.
Поэтому, когда мне в третий раз стало известно, что теперь, вот в этот самый момент, принимается решение, что делать уже со мной — заводить дело и окончательно брать или махнуть рукой на малахольного журналиста и пусть пишет свои постики в Фейсбуке — я, как культурный человек, не стал подвергать людей мукам выбора и решил превентивно покинуть пределы богоспасемого Отечества.
«Если кто-то обещает вас убить — поверьте им».
Я теперь верю.
Так что вы там решайте, друзья мои, а я тут пока пиво попью. Нет человека — нет проблемы. Заведете дело — ок, я уже здесь. Не заведете — тоже ок. Отдохну, вернусь и продолжим эти игрища.
Прага была выбрана случайно. Собственно, даже и не выбрана. Просто добрые люди предложили пустить меня пожить на коврике какое-то время, это оказалось очень вовремя, и я с радостью принял приглашение.
Это не эмиграция. Отъезд временный. По крайней мере, я на это надеюсь. Я думаю, что через какое-то время страсти в отношении меня все же утихнут, и я вернусь домой. Я не хочу уезжать. Нет, я сочувствую детям Германии. И полтинника мне не жалко. Не хочу. И все.
Впрочем, Рустем Адагамов за пивом говорит, что он уезжал точно так же — с одним чемоданом, на пару недель. Пошел уже пятый год.
В принципе, в России это теперь общепринятая практика. Власть пока взяла курс не на посадки и репрессии — это все лишние проблемы, еще по «Би-Би-Си» расскажут — а на выдавливание диссидентствующих из страны. Пару раз намекнут, потом скажут в открытую, потом надавят, ну а если ты с десятого раза не поймешь, то в итоге, конечно, посадят.
По большому счету, моя жизнь изменилась не сильно. В Москве я сидел в квартире и писал посты в Фейсбук. В город без особой необходимости старался не выходить. Жил в своем маленьком гетто. Сейчас я точно так же сижу в квартире и пишу посты в Фейсбук.
Круга общения, который у меня был там, больше нет. Многие — нет, пожалуй, теперь уже можно сказать, большинство — уехали, ушли во внутреннюю эмиграцию, кто-то посажен, кто-то убит. В Праге за первые четыре дня я своих встретил, пожалуй, больше, чем в Москве за полгода. Работы здесь у меня нет — но ее не было и в России. Вход в большую журналистику инакомыслящим заказан. Собственно, в плане работы российскому журналисту за границей даже проще, чем в Москве.
Так что, по сути, изменилась только геолокация.
И еще ушла паранойя. Чувство постоянного напряжения, постоянного ожидания опасности. Ареста, арматурки, полоумных патриотов, провокаций, уколов шприцем, отравления «неизвестным веществом», теней в подъезде, не сработавшего ночью лифта, послов за извинениями от регионального хана, автозака во дворе и пр.
Мне теперь совершенно все равно, что про меня говорит Соловьев, какие пассы руками делает Киселев, какую очередную подставу состряпает «Лайф» совместно со службой судебных приставов, какую пену на губах пустит Милонов и какие машины стоят у меня во дворе. Это раньше я вынужден был отслеживать всю эту шушеру, пытаясь по словам и интонациям вычислить вектор развития ситуации и предпринять какие-то меры исходя из изменившейся обстановки. А теперь — просто плевать. Вся эта идиотия отсюда, снаружи, кажется тем, чем она и является на самом деле. Идиотией.
Я знаю самое главное. Государственный репрессивный аппарат всей своей мощью в этой стране задействован против меня не будет. Мне этого достаточно.
Собственно, это самое первое чувство, которое приходит при пересечении пограничного контроля. Чувство безопасности. Я больше не оцениваю людей на предмет их потенциальной угрозы.
Я им теперь просто улыбаюсь.

Аркадий Бабченко

Эмоции в политике

Существует распространённое заблуждение, касающееся эмоций в политике. Многие считают, что чем меньше в ней эмоций, тем хуже, потому что прагматизм, «чистые» политические идеи и рационализм приводят к концлагерям и бесперебойно работающей машине смерти. В первую очередь, разумеется, такие люди подразумевают нацистскую Германию.
Думаю, природа этого заблуждения — в смеси из неосведомлённости, нежелания или неспособности проанализировать проблему, нежелания отказываться от вбитых в голову штампов («эмоции — это хорошо, любовь, романтика, прагматизм — это плохо, цинизм, бесчеловечность»), психологической самозащиты (люди, прибегающие к таким аргументам, обыкновенно сами весьма эмоциональны), и стереотипном восприятии немцев как эдаких роботов, прос-то вы-пол-ня-ю-щих при-ка-зы.
В действительности Третий Рейх был одним из наиболее истеричных и эмоциональных государств Европы, а созданная нацистами машина массового уничтожения невинных людей (я говорю именно о массовом уничтожении именно невинных людей — т.е. тех, кто был объявлен вне закона произвольно, на основании биологических признаков, языка, происхождения) приводилась в действие не прагматизмом, а эмоциями и суевериями: ненавистью, страхом, верой в мифы. Политическое руководство Рейха состояло из истериков, меланхоликов, людей с жуткими мессианскими комплексами, мыслящих крайне эмоционально и «раздвоённо». С одной стороны они усвоили авангардно-социалистическую «прогрессистско-механицистскую» революционную концепцию, истерическую до предела (см. футуристов и Маринетти в частности); с другой — романтическую фёлькише-философию, тоже на 100% эмоциональную. Романтизм вообще штука своеобразная и вызревающая исключительно на хорошо удобренной эмоциями почве.
Курёхин: «А под фашизмом в чистом виде я понимаю романтизм. Если доводить романтизм до логического конца, он приводит к фашизму. Если вы романтик по ощущениям — вы должны обязательно остановиться. Иначе будете фашистом. Либо следовать до конца и становиться фашистом, либо отрицать романтизм.»
Отрывок из моей статьи об «Обыкновенной истории» Гончарова:
«Иными словами, романтизм и сентиментализм — это база для популистских идеологий, которые, за неимением лучшего и более наукообразного „каркаса“, приходилось оформлять в виде художественных произведений. С появлением левых доктрин — марксизма, анархизма, фашизма, народничества, „романтическая эпоха“ в литературе быстро закончилась. Популизм, направленный на недостаточно образованных, отрицающих ratio инфантильных людей, считающих, что можно устроить процветающее общество „без расчета, лицемерия высших классов и сухой статистики“, нашел для себя более подходящую идеологическую форму. Именно романтизм и инфантильное желание „устроить всеобщее счастье быстро и прямо сейчас“ привели к появлению фашизма и коммунизма. В основе обеих идеологий лежит идеология ребенка, обиженного на то, что кто-то имеет многое, а он, ребенок, не имеет ничего. Сходны также их методы: „отобрать у нехороших людей собственность и передать тому, кому она нужнее“.»
http://www.kittysanders.com/1662
Возвращаясь к теме геноцида и прагматизма.
В любой другой стране, проводившей геноцид, от красного Китая и Кампучии до ленинской советской России и Руанды, ситуация обстояла похожим образом: процесс уничтожения проводился на истерике, причём, вопреки опять-таки расхожему заблуждению, впадали в экзальтацию и истерили не только «низы», но и «верхи». Иногда «верхи» — даже больше.
Прагматичный же подход никогда не одобрит идею «лагерей смерти» или «классовой войны» по той простой причине, что они мало того, что бесчеловечны (допустим, у нас прагматик-социопат, который вообще начисто лишён гуманности и в принципе не понимает, что такое «ближний» или «другой»), так ещё и неэффективны. Это безумные расходы и репутационные потери при нулевом профите. Нет, безусловно, убиваемых можно ещё и экспроприировать (как делали нацисты в Германии, революционеры в России, угандийцы с азиатской диаспорой, или красные кхмеры с кампучийцами и вьетнамцами), но всё равно это глупо и неэффективно. Любой прагматик скажет вам, что наилучшая ситуация — такая, которая создаёт основу для продолжительного взаимовыгодного сосуществования и партнёрства.
Однако голый прагматизм ведёт к реалполитику, а реалполитик штука очень опасная, ввиду его... кхм, пониженной социальной ответственности. Именно поэтому в политике (ещё раз — именно в политике) я больше всего люблю людей с идеями (в том числе гуманистическими — отсюда мои симпатии к ибероамериканским католическим правым диктатурам, крайне редко переходившим грань), но либо суховатых и неэмоциональных, либо, в качестве тяжёлой артиллерии, психопатов, не страдающих избытком эмпатии. Такие люди, разумеется, могут совершать ошибки, но из кризисов они обычно выруливают мастерски.
Геноцид, безумные идеи и массовое обнищание — это продукт избыточных и искренних эмоций в политике, друзья мои. А никак не холодного ума или недостатка эмпатии.

Kitty Sanders

«Если сто сорок миллионов человек не способны выдвинуть из своих рядов два-три десятка лидеров, которые смогут ими эффективно управлять, то грош цена такому народу»

Личка завалена текстами про то, что Путину «нет замены», «никого даже близко не видно», «Навальный (можно перечислить ещё десяток фамилий) — это несерьезно» (что это за хрень такая: серьёзно/несерьезно?), «если не Путин, то кто?» и т.д.
Если сто сорок миллионов человек не способны выдвинуть из своих рядов два-три десятка лидеров, которые смогут ими эффективно управлять, то грош цена такому народу.
Если на протяжении уже почти двадцати лет все твердят эту идиотскую мантру — то они просто дебилы и тряпки. Безвольные и ограниченные кретины, неспособные вообразить что-то, что не показывают по телевизору.
Итак, слушайте сюда, придурки! Первый и последний раз. Такого не может быть. Это ненаучно. Такие лидеры обязательно должны быть в силу биологических и социальных законов. И они есть! В этом нет никаких сомнений.
Просто нужно провести честные выборы. С одинаковым доступом всех кандидатов к СМИ. С примерно одинаковыми бюджетами, с исключением административного ресурса и прочих уголовных дел против конкурентов, с прозрачными выборами и независимыми наблюдателями и т.д.
И вы сразу увидите сколько интересных, квалифицированных, позитивно мотивированных, порядочных, харизматичных и волевых людей существует в России.
Именно потому, что такие выборы с неизбежностью покажут, что Путину есть альтернатива (и не одна, а как минимум — десяток) — именно поэтому они и не проводятся.
Усёк, дурилка? Тебя водят за нос. Причём уже в который раз. А ты талдычишь одно и то же: если не Путин, то кто? Баран, честное слово...
Короче. Все кто мне это пишет, будут забанены. Из гигиенических соображений. Я просто брезгую общаться с дебилами. Мне противно.

Кох Альфред

Борьба амбиций: как за 30 лет Китай догнал и перегнал Россию

Разумеется, выходя из коммунистического прошлого, ни Россия, ни Китай не могли не опираться на потенциал крупных государственных предприятий. В 1987 году СССР очевидно лидировал: у нас, например, было собрано 1,35 млн легковушек, а в КНР — только 480 тыс.
С одной стороны границы доминировал Волжский автомобильный завод, с другой — Шанхайское автомобилестроительное предприятие. С начала 1990-х пути обоих госпредприятий разошлись: в России на АвтоВАЗ пришли талантливые финансисты во главе с Борисом Березовским, в Китае власти настояли на создании совместного предприятия SAIC с немецким Volkswagen. Главной его задачей было объявлено перенесение в страну максимального количества технологий, а также превращение компании в «большое профтехучилище», в котором должны были воспитываться лучшие кадры для последующей экспансии. Параллельно государство в лице шанхайского комитета партии поставило перед предприятием задачу создания производства универсальных комплектующих, которые могли бы использоваться и на других китайских автосборочных мощностях. В обмен компания получила налоговые скидки, средства от которых могли расходоваться только для зарубежной экспансии. В начале 2000-х через новое СП с General Motors SAIC приобрела 10% Daewoo, 48,9% SsangYoung Motor, а также открыла конструкторские бюро и инженерные центры в 14 странах мира. За последние 20 лет компания ни разу не заканчивала год с убытком. В 2016 году 144 тыс. ее работников произвели 6,5 млн автомобилей, а общая выручка составила немногим менее $104,5 млрд.
В России пошли другим путем. АвтоВАЗ и сегодня контролируется государством. Приход зарубежного инвестора (компании Renault) состоялся лишь в 2008 году. А среднегодовой объем производства в 2000–2015 годах составлял всего 630 тыс. автомобилей, поставлявшихся практически исключительно на рынок России и СНГ. При том что российский автомобильный рынок стремительно рос, когда-то передовое предприятие выживало за счет масштабной господдержки (более 140 млрд руб. в 2008–2015 годах), наращивания убытков (в 2015-м они составили 42% выручки) и долга (до 80 млрд руб.). В 2016 году усилиями 44 тыс. работников с конвейеров сошло 408 тыс. автомобилей Lada, Renalt, Nissan и Datsun, а общая выручка составила 184,9 млрд руб. ($2,75 млрд). При этом доля комплектующих российского производства в стоимости среднего вазовского автомобиля не превышает 40%.
Пример китайского и российского автопрома показывает, что вопрос о том, в частной или государственной собственности находится предприятие, не имеет решающего значения — куда важнее стратегия его развития. Итог известен: в 2009 году, когда Китай стал первым автопроизводителем мира, Россия собрала меньше легковых автомобилей, чем Чехия.
Казалось бы, в условиях, когда Россия выступает нетто-поставщиком ресурсов и является самым крупным продавцом нефти на китайский рынок, а Китай — нетто-импортером и крупнейшим покупателем российского сырья, отечественные энергетические компании должны опережать китайские практически по всем основным показателям. Однако это не вполне так.
В 1999 году китайский государственный холдинг CNPC создал публичную компанию по добыче и переработке нефти — PetroChina. Основными задачами, поставленными перед ее руководством, были наращивание добычи, в том числе за пределами Китая; строительство современных нефтеперерабатывающих предприятий; активное развитие химических производств — иначе говоря, максимальная диверсификация (как территориальная, так и «продуктовая»). Компания реализовала эту стратегию достаточно успешно: к 2016 году она стала шестой по объему добычи нефти в мире (4,1 млн барр. в сутки); открыла четыре крупнейших в Китае месторождения нефти; построила 11 НПЗ и вошла в 30 проектов по нефтедобыче от Канады до Индонезии. Всего 15% прироста ее добычи пришлось на покупки уже действовавших месторождений, остальное было разведано и запущено силами компании. По итогам 2015 года выручка компании составила $251 млрд, чистая прибыль — почти $6,2 млрд. Около 69% выручки приходится на продажи нефтепродуктов и продукции химической промышленности, причем 82% продаж генерируется в Китае (отчет компании за 2015 год).
В 2001 году «дочка» государственного «Роснефтегаза», компания «Роснефть», была определена агентом российского правительства в СРП-проектах, и ее роль в российской энергетике начала расти. За счет поглощения ЮКОСа (2004 год) и ТНК-ВР (2013 год) компания стала самым крупным производителем нефти в мире среди котирующихся на бирже корпораций. Однако из прироста добычи за 2000–2016 годы в 175 млн т в год лишь 9,5% пришлось на «органический» рост компании, все остальное стало следствием слияний и поглощений. Общий объем выручки в 2015 году оказался в три раза меньше, чем у PetroChina, — 5,15 трлн руб. ($84,5 млрд), а чистая прибыль составила 356 млрд руб. ($5,8 млрд). 57% добываемой нефти продается за рубеж в сыром виде (данные из ежегодного отчета ПАО «Роснефть» за 2015 год), а зарубежная добыча совсем невелика. По текущей капитализации по состоянию на середину февраля «Роснефть» проигрывала PetroChina в 3,4 раза ($67,8 млрд против $229,4 млрд).
В России привыкли считать, что Китай достиг своих экономических успехов за счет грамотного государственного регулирования и умелого составления общенациональных стратегий развития. Я уверен, что эти факторы объясняют лишь малую толику впечатляющих достижений нашего соседа. Куда бо́льшую роль играет недооцениваемое нами использование сугубо рыночных мотиваций. В Пекине давно поняли, что если власти хотят несколько ограничивать конкуренцию внутри страны, то им необходимо стимулировать выход ведущих компаний на глобальные рынки, для того чтобы, сталкиваясь там с другими крупными корпорациями, они затем «интернализовывали» эффект этой конкуренции в собственной стране. Именно это и стало, на мой взгляд, основной причиной успеха Китая, в то время как российское стремление замкнуться в своих границах ради создания искусственного благоприятного климата для «отечественного производителя» становится гарантией неизбежного упадка нашей экономической модели.

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

4 080
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Злоба дня
Солдаты неудачи

Солдаты неудачи

Когда я был маленьким, у меня был сосед по дому, дядя Слава. Жуткий антисемит. Я гулял со своей дворнягой, он — со своим огромным чёрным догом. Так что почти каждый день мне приходилось выслушивать лекции о том, что творят жиды с русским народом. «А ты в курсе, что евреи всем новорожденным специальное вещество в головки кололи, чтобы мозг высыхал и человек не соображал ничего?»
Начинаю верить, дядя Слав.

Русская Фабула
Злоба дня
Юбилей позора

Юбилей позора

Тем, кто визжал «Крым будет наш», хочу заметить, что ничего вашего у вас в своей стране нет. Нефть, газ, прочие материальные ресурсы, сама территория — все это не ваше. И вместо того, чтоб требовать и добиваться прав и свобод для себя (а экономическиие ресурсы, несомненнно, часть тех самых прав), вы как всегда в рабском своём, холопском, холуйском припадке вытребовали «ещё немного жизни и добра» для правящей клики. Крым — этакий постолимпийский путинский десерт.
Так вот еще раз — у вас нет ничего. Всякая «имперская» прихоть обернётся вам убытком, а не прибытком.

Русская Фабула
Злоба дня
Адский постмодерн и уродство!

Адский постмодерн и уродство!

Опять в ленте про несчастных советских русскоязычных в странах Балтии. И, разумеется, их именуют «русскими». Хотя русские там себя чувствуют вполне комфортно. А некомфортно себя чувствуют именно советские. Есть два вопроса, ответы на которые маркируют советское сознание. 1. Сожалеете ли вы о распаде СССР? 2. Отмечаете ли вы искренне праздник 9 мая? Если ответы положительные, то это явная совчина и, конечно, в странах Балтии ей неудобно.

Русская Фабула