Злоба дня

День мёртвых

День мёртвых

В новом обзоре блогосферы: адвокаты победобесия, ментальное восстановление СССР и гибридный геополитический триумф.

Соколовскому повезло

А сейчас в меня полетят камни. Полетят со всех сторон, наверное, и от моих друзей тоже. Но я привык иметь свое (и только свое) мнение и прямо его высказывать. Пусть даже это никому не нравится: ни тем, ни этим.
Думаю, что Соколовскому повезло. Повезло не с тем, что «мало дали», а с тем, что он попал в фокус общественного внимания, чего, видимо, и хотел. Получить трибуну для высказывания своих взглядов на публичном процессе, под камеру, снискать славу вольнодумца и борца с мракобесием, жертвы клерикализма и государственного маразма — это дорогого стоит. За такое доплачивать надо, а тут тупоумные держиморды сами стараются — дела возбуждают, сажают, судят. А потом еще и идиотский приговор на цитаты расходится. Слава, известность и не слишком большая цена — условный срок.
Подождите, подождите — не кричите так сразу. Знаю, что тюрьма не сахар, что парень страдал, что суд выматывает душу и вытягивает нервы. Что родные страдают и теряют здоровье. Знаю! Лучше, чем многие из вас, потому что прошел все это своими ногами и испытал своей шкурой. Только намного страшнее и всерьез. Без покемонов, без шуточек, без пристального (поначалу) внимания прессы и «прогрессивной общественности», но со спецназом в масках, с ложным обвинением в убийстве, с двумя с половиной годами «крытой» за плечами. Поэтому вопрос цены я знаю хорошо.
Уверен, что приговор Соколовскому неправосуден, несправедлив и незаконен. Больше того, абсурден по сути своей. Сочувствую, что ему пришлось пройти все это. Бывает тяжело, что поделаешь. Убежден, что никого вообще сажать за оскорбления чувств верующих, как и за другие «мыслепреступления», нельзя! Но меня поражает другое.
Почему в фокусе общественного внимания всегда оказываются покемоны? Почему наше общество так падко на всякие нелепые ситуации и странных персонажей? В то время как совсем рядом происходит что-то очень всерьез. Вот, судят ребят за идею референдума, держат в тюрьме, мучают уже долго. И приговор вряд ли будет столь мягок.
Может и вправду славу проще сыскать, зайдя в церковь и натворив там чего-то!? Ты сразу становишься антиклерикалом, борцом за светскость и современность. Не то, что всякие политические и гражданские активисты, которые годами ведут систематическую деятельность, противостоят государству, стоят в пикетах, приходят в суды, ведут школы общественных защитников и муниципальных депутатов, борются с застройкой и реиновацией и т.д. и т.п. Это ведь скучно.

Даниил Константинов

Геи чеченские и не только

После установки памятнику великому князю Сергею Александровичу Владимир Путин пообещал переговорить с генпрокурором о преследованиях геев в Чечне. Сергей Александрович был колоритным персонажем, мало скрывавшим свою ориентацию, что совершенно не мешало ему быть ярым монархистом, подобно графу Уварову. По исторической легенде, Сергей Александрович предлагал супруге завести ребенка на стороне, обещая признать его, но глубоко религиозная супруга не стала этого делать. Хотя убитый позже террористом Каляевым князь имел отвратительную репутацию у «прогрессивной общественности», особо не любил евреев, в качестве губернатора он был неплохим хозяйственником и построил много объектов. Строил водопроводы, театры, музеи и даже студенческие общежития. тратил много денег на благотворительность. Среди путинского окружения у него, как известно, немало единомышленников, так что Кадыров привязался к этой теме совершенно напрасно.

Sergey Zhavoronkov

Одесский рубеж

Три года назад в Одессе произошла трагедия — в результате провокации со стороны прокремлевских сепаратистских сил в столкновениях погибли десятки человек. В ретроспективе очевидно, что самоотверженные действия украинских патриотов предотвратили гораздо более масштабную трагедию, каковой неизбежно обернулась бы реализация в регионе донбасского сценария «гибридной» российской агрессии.
Случившееся в Одессе в очередной раз продемонстрировало то, с чем человечество уже не раз сталкивалось в своей истории: любые попытки закрыть глаза на агрессию или, хуже того, «умиротворить» агрессора лишь увеличивают ту цену, которую придется заплатить в будущем. Бездействие сегодня оборачивается кровью невинных людей завтра.
Нет никаких сомнений в том, что если бы в 1938-м году Англия и Франция отвергли притязания Гитлера к Чехословакии, то это с большой вероятностью привело бы к началу боевых действий. И война бы эта была кровопролитной. Однако в реальности миролюбивая политика Даладье и Чемберлена привела к катастрофе — Второй мировой войне, в которой погибли десятки миллионов человек. Аналогично, решительные действия, направленные на решение проблемы Северной Кореи, будь они предприняты в 1994-м году, вероятно, привели бы к человеческим жертвам, но предотвратили бы угрозу ядерной катастрофы, исходящую сегодня от диктатора-психопата с ядерной кнопкой под рукой.
Точно так же, беззубая реакция мирового сообщества на военную агрессию Путина в отношении Грузии проложила дорогу к новым военным авантюрам кремлевского фюрера, камня на камне не оставляющим от системы международной безопасности. Рано или поздно настанет момент, когда дальнейшее бегство от реальности будет уже невозможно, и цивилизованный мир вынужден будет отвечать на этот вызов, но цена ответа к тому времени возрастет многократно.
Всякое действие имеет свою цену, но бездействие зачастую обходится еще дороже.
Необходимо честно признать, что путинская Россия как во внешней, так и во внутренней политике давно миновала точку невозврата, после которой никаких шансов на реформирование режима изнутри уже не осталось. Сегодня только полный демонтаж путинского режима и выстроенной им модели государства оставляет России шанс на будущее. Чем скорее это преступное, выстроенное по советско-гэбэшным чертежам имперское государственное устройство будет разрушено, тем больше шансов у исторической России вернуть себе достойное место в семье цивилизованных государств.

Гарри Каспаров

Либеральные адвокаты победобесия

Весьма забавляет, что многие либералы являются этакими адвокатами девятомайского культа «советской победы над фашизмом» без излишеств, пытаясь это выводить через апологетику западных союзников Сталина времён Второй мировой. Дескать, хороший советский народ победил в союзе с западными демократиями «отродье человечества», да и коммунистическая идеология была прогрессивная, а не мракобесная, сказались просто «перегибы тоталитаризма на местах». Вот так и рисуется «прогрессивной общественностью» фактическое оправдание сталинской диктатуры, хотя даже любому последнему дураку понятно, что победил в войне не «многонациональный народ», а людоедский режим. А то, что западные демократии сталинский режим поддерживали, как своего гладиатора, не их заслуга, а их историческая вина.
Отмечать памятную дату окончания мировой войны 8 мая, безусловно, стоит, но вот отношение к ней должно быть совсем иное. Для русских вполне бы подошёл аналог польского взгляда на эти исторические события, записывать себя в победители после всей это истории, если говорить совсем мягко, крайне наивно. «Победили» так, что до сих пор выбраться и оправиться не можем. Собственно во времена того же Сталина 9 мая не зря не отмечали, память о страшной войне была совсем близка, как и о цене пирровой победы. Усатый диктатор был не дурак, не смотря на то, что тиран и убийца, показательный карнавал на костях не устраивал, старался не будить лихо.

Антон Громов

Воля к власти

Доренко заявил, что Навального могут убить. Весть разнеслась и ее можно считать офицальной. Какие-то благоразумные советы в пространстве беспредела выглядят, мягко скажем неловко. Ну как дома посидеть, успокоительного попить, какие там суды, какие выборы. Здоровье то оно одно! То-ли это обыватели, то-ли провокаторы, то-ли и те и другие, но прока от них ноль. Кому нужна власть, будет переть к власти несмотря на добрые советы и всякое там «рацио». К тому же какое в России рацио? Его нет. В политической борьбе риск заложен априори. Немцов вам тому пример. Вы кто треть, а кто половину жизни здесь прожили и считаете это жизнью? Ну а я такой жизни ни для себя, ни для России не хочу. Да и романтических иллюзий не питаю.Как известно, Ваганьково не Вальгалла. Мне кстати тоже посыпались угрозы с начала президентского проекта. Можно подумать меня это как-то тронет.

Alina Vituhnovskaya

Порча и массовое сознание

Порча массового сознания особенно травматична. Сфера сознания — самая инерционная, а изменения в ней очень болезненны. Учтем, что народ наш сравнительно недавно прошел через горькие исторические разочарования, не вполне отошел от них. Новое увлечение силовым величием, культом личности, мироборчеством опять не может кончиться ничем другим.
Разложение общественной морали беззаконием, мошенничеством господствующих групп, ставшее нормой жизни, прививает те же нравы остальным. В умах людей утверждается представление о произволе и стяжательстве как о естественных правах начальства. И чем выше, тем больше. Значит, замена одних другими унаследует ту же культуру? Мы обречены на долгую борьбу с собой с очень переменным успехом.
Теряем эпоху. На многие годы уходим в отсталость. С большим опозданием опять вскочим на подножку последнего вагона быстро уходящего поезда. И вновь обиды: почему нас, великих, не зовут в купе? А ведь снилось быть машинистами.
Мировому европейству Россия интересна не только своей музыкой, литературой. Еще более, пожалуй, огромным рынком поставок и потребления. Причем значение первого снижается, а второго — растет. И пусть бы она спокойно развивалась в добрососедстве, в ладу с собой.

Аркадий Пригожин

Революционная ситуация 40-х

Почему никто пишет о революционной ситуации применительно к 1941-1943 гг.? Ведь некоторые динозавры до сих пор рассуждают о потенциальном революционном взрыве накануне отмены крепостничества в начале 1860-х, приводя в доказательство мифические «крестьянские выступления». В 1941 такие выступления действительно имели место: наиболее хрестоматийный пример даёт Брянщина, но также можно вспомнить забастовки на текстильных фабриках Ивановской области. Была история с «армией торфяников» между Владимиром и Москвой. Главное же заключается в следующем: чётко прослеживается озлобленность, нервированность населения, которая в первые годы войны проявлялась по-разному — от сдачи в плен до затаённой злобы. Вся эта негативная энергия были потрачена «вхолостую» из-за глупости немецкой пропаганды и необыкновенной проницательности пропаганды большевиков. Закрытие революционной ситуации произошло в 1943 г. одновременно с активизацией Русского Освободительного Движения (Смоленский манифест ген. Власова); возможно власовский призыв послужил бы новым толчком, но, увы, немцы позволили крайне дозированный выпуск национально-русского «пара» — сталинский агитпроп к тому моменту твёрдо «застолбил» вакантное место русского национализма. Тем не менее, в 1941 г. психологическое состояние масс приближалось к массовому взрыву. И он был бы куда беспощадней и — не побоюсь сказать — результативней, чем перестроечные брожения.

Fyodor Mamonov

Как там «русская национальная революция в степях Донбасса»?

А ведь прошло три года. Три долбанных года с того момента, как началась вся этак канитель на Украине.
И в связи с этим, у меня вопрос.
К тем самым гражданам, которые тогда, весной 2014-го, много и громко писали и кричали про то, что на Юго-Востоке Украины начинается «русская национальная революция». Что там создаются «русские республики». Что там зреет Русское национальное государство, которое придет на смену путинской РФ во всем своем обновленном величии и славе.
Вопрос простой: как успехи, ребята? Как там «русская национальная революция в степях Донбасса»? Что там по части РНГ? Три года прошли. Немалый срок, на секундочку.
Да хрен с ней, с революцией. Чего удалось достичь хотя бы в социально-экономической сфере? Врангель, напомню, за гораздо более короткий срок провел земельную реформу в Крыму. Краснов — и тоже за гораздо более короткий срок — создал на Дону вполне себе жизнеспособное и эффективное государство.
Так что насчет госстроительства в «отдельных районах»? Какие успехи? Что построили, что развили? Какие разумные и эффективные законы приняли?
Мне — отвечать не надо. Себе ответьте. Надеюсь, станет стыдно — это будет означать, что душа еще не совсем умерла. Если не станет... Ну, даже не знаю, что посоветовать. Такое, вообще-то, обычно не лечится, тут только эвтаназия помогает.
И не говорите, что не предупреждали вас. Предупреждали. Вот вам цитата из моего текста от 25 мая 2014 года:
«ДНР будет независимой? Не будет. Ее не признает абсолютное большинство стран мира, и уж тем более — Украина, ЕС и США. Автаркия нереальна, в современном мире ее себе не могут позволить даже такие крупные игроки, как Китай и США. Стало быть, формально независимая ДНР станет криминальным анклавом под протекторатом РФ, которая будет ее подкармливать. Рулить тут будут местные бандитские коноводы под руководством кураторов из ФСБ. Несложно догадаться, какая в этих условиях начнется „русская весна“ — еще покруче, чем в самой РФ».
Что, не так?
Боюсь, что так. А на вопросы, граждане «национальные» «революционеры», все-таки попробуйте себе ответить. А если найдется сил — то и другим.
Потому что рано ли, поздно ли, а отвечать придется. Не в этом мире, так в другом. Там-то уж точно не отвертитесь.

Димитрий Саввин

Опасности «размена» экономики на политику

С другой стороны, не следует в отношениях с китайцами путать экономику и политику. В Китае заметно перепроизводство в целом ряде отраслей, и оно может в ближайшие годы стать ещё более очевидным. Классическим примером является строительство. Сегодня Китай — безусловно самая крупная стройплощадка на планете (на неё приходится более половины мирового объёма жилищного и инфраструктурного строительства). В России рынок намного более узкий, но существует как проблема высоких издержек, так и сложных технических решений (первые практически «включены в стоимость» нашей бюрократической системы, вторые встают на повестку дня из-за непростых отношений с Турцией). В такой ситуации нет ничего более естественного, чем максимальное привлечение китайских инвестиций в отдельные проекты, каждый из которых (даже скоростная железная дорога Москва — Казань) при этом не делает партнёров заложниками друг друга. То же самое можно сказать, например, также о банках и финансовых компаниях. Страна, которая в 2016 году, уверенно обогнав зону евро, стала крупнейшей по объёму активов финансовой системой в мире, не имеет практически никакого финансового бизнеса в России — и с учётом того, насколько слабой является наша банковская индустрия, эта ситуация выглядит аномальной. Сейчас китайские банки редко выдают российским компаниям кредиты (накопленные ссуды не превышают, согласно статистике Банка России, $1,8 млрд), но выход непосредственно на российский рынок снял бы для них многие проблемы и серьёзно подтолкнул развитие российской экономики. Напрашивается участие китайских компаний в развитии мобильной связи и интернет-сетей, локализации производства в России оргтехники и компьютеров, и т. д. — причем все эти проекты должны быть максимально «деполитизированы» и все решения по ним должны приниматься в рабочем порядке, как это и происходит тогда, когда китайские инвесторы действуют в Европе или Соединенных Штатов.
Однако в Москве постоянно стремятся к противоположному. Контракты с КНР (типа знаменитой «сделки века» по газу, по итогам заключения которой сейчас строится газопровод «Сила Сибири»), заключаются в присутствии лидеров государств и считаются доказательством «нерушимого сотрудничества». Но что в этом хорошего, если в итоге, как мы уже отмечали, появляется труба, рассчитанная на единственного потребителя и, соответственно, дающая ему монопольные права? Я вовсе не уверен, что хозяйственное сотрудничество с КНР, не всегда выгодное для российской стороны, следует продолжать и наращивать в значительной мере по политическим причинам, тем самым укрепляя «стратегическое взаимодействие» между Москвой и Пекином. На мой взгляд, это крайне опасный тренд, особенно если он проявляется в отношениях с таким мощным союзником, как Китай. «Размен» экономики на политику нам удаётся плохо: за двадцать лет отечественные власти списали более чем $150 млрд бывшего советского долга — зачастую таким платежеспособным странам, как Ливия, Монголия, Ангола и Вьетнам, будучи убеждены в том, что такой «жест доброй воли» откроет российским компаниям возможности для бизнеса в соответствующих странах. Надежды, однако, не оправдались нигде.
То же самое касается попытки «приручить» соседей, которые оказались в сложном экономическом положении: кредиты Украине не обеспечили её лояльности; многочисленные финансовые вливания в Центральную Азию не предотвратили её дрейф в сторону того же Китая; про более чем $100 млрд, за долгие годы потраченные на субсидии и трансферты Белоруссии, я и не говорю — они породили нахлебника, который сейчас получил над Кремлём огромную власть. Поэтому как не стоит продавать Китаю уже существующие активы, так не надо и политизировать взаимодействие с ним, стремясь к каждодневным хозяйственным выгодам, а не к абстрактному «партнерству».

Владислав Иноземцев

Пятиэтажки, ненависть, Собянин.

Сейчас мы снимаем квартиру в пятиэтажке. В той самой пятиэтажке, которые должны идти под снос в рамках реновации. Квартира хорошая, но с типичными минусами пятиэтажки (открытый балкон, отсутствие мусоропровода), а пятиэтажка, повторюсь, обычная.
Этой весной в доме провели капремонт, в рамках чего наша семья не досчиталась некоторого количества почты, коврика у двери и многих часов сна, поскольку я по ночам исходил кашлем от краски. Которую, кстати говоря, даже мне хочется ругать прежде всего за ее внешний вид, пусть даже я дорожу возможностью объяснять иностранцам -коричневый цвет снизу нужен для того, чтобы говно было менее заметно, когда срешь прямо на стену.
Чувства в связи со всем этим были сложными. С одной стороны, переезд и так был в планах на обозримое будущее. С другой, квартирой в двух минутах от метро, в трех от ТЦ, в пяти от парка и в пятнадцати от другого парка мы дорожили. Если точнее, дорожили ровно до того момента, пока под реновацию в доме не замутили капремонт. Меня восхищала эта наглость, но еще больше восхищала мысль, что раз они настолько наглые, потом их можно будет убивать сразу из огнемета, как под Кандагаром.
Сомнений в том, что этот дом снесут, у меня не было. Точно такие же по другой стороне улицы уже снесли. Но сегодня выяснилось, что наша пятиэтажка в бандитскую программу реновации внезапно не попала...
Спасибо, что читаете, Сергей Семенович, но я вас всё равно ненавижу.

Дмитрий Бавырин

Лучше не носить вообще

Но есть и хорошие новости. Например, в моей семье нет проблем с тем, как правильно носить георгиевскую ленточку. Если вы вдруг не в курсе, сегодня некое всероссийское общественное движение «Волонтеры победы» :-) установило регламент по её ношению. Отныне только на лацкане пиджака. Обещают патрулировать улицы и пороть всех, кто носит на заднице. Так вот, моя родня счастливо порки избежит. Она носит её самым правильным образом. То есть, не носит вообще.
Раньше тётя носила, на сумке. У нас дед воевал (в прямом смысле этого слова). Правда, сам он никогда ничего такого на себя не цеплял, даже ордена держал только в шкафу. И вообще о войне рассказывать не любил, а только вздыхал тяжело (на то он и дед, а не волонтёр). Но тётя вот носила на сумке, в знак даже не знаю чего.
Я когда это случайно увидел, посадил её на кухне — и говорю... вернее, я говорил и показывал (обычно мне лень, но тут речь шла о самой лучшей тёте на свете, так что пришлось). Ролик с уголовниками Донбасса показал, где они облепленные этими лентами убивать хохлов призывают. Заседание Госдумы, мало чем отличающееся. Нападения колорадской гопоты на очкариков всяких беззлобных. Про сбитый «Боинг» с 298 людьми вкратце упомянул. Про Костю, бежавшего из Донецка во Львов. Ну и про себя заодно, как меня дважды чуть не порезали среди бела дня. В общем, лёгкий такой, самый поверхностный ликбез провёл, о символизме и своевременности. Свастика тоже сначала символом благоденствия была.
Оказалось вполне достаточно. С тех пор тётина ленточка в какой-то пыльной коробке лежит и не отсвечивает. Надобность в цветовой дифференциации штанов полностью отпала.
А за дедушку мы просто выпьем. У него, кстати, день рождения 8 мая. Тоже символично.

Евгений Левкович

Очередной «геополитический триумф»

Поздравляю всех французских друзей и всю Европу поздравляю; а также, конечно, очень радостно, что в крупной демократии с сложно устроенной политической системой яркий 39-летний политик может пробиться на самый верх за очень короткое время, просто яросто впахивая; так и должно быть, и хорошо, что это работает.
А нам, российским избирателям рано или поздно (и лучше бы рано) надо будет задать несколько вопросов:
1. А вот деньги, которые Россия прокачала на Запад и вложила в кампанию Ле Пен: это ж у нас с вами их украли; кто и какую ответственность за это понесет?
2. А вот открытая поддержка явно отстающего кандидата как законными, так и незаконными средствами; все эти взломы и вообще агрессивная поддержка Ле Пен против Макрона в последние недели — это такой очередной «геополитический триумф» путинцев-дугинцев? Как теперь Путину с президентом Макроном встречаться, как отношения строить? Ну не дебилы ли, б...?
3. Как все-таки просто голова не взрывается у людей в Кремле с их культом Победы, правилами правильного ношения георгиевской ленточки — и их бессмысленной дорогущей кампанией по поддержке крайне правого, полу- и просто фашистского сброда по всей Европе?

Леонид Волков

Дело Gay News

Не успеешь затронуть тему религиозных оскорблений и их последствий, как тут же тема получает новое развитие. Блогер-идиот ловил покемонов, митрополит Илларион посмотрел фильм «Матильда» и назвал его «кощунственным» и «апофеозом пошлости». То есть РПЦ будет теперь с этим кино бороться. Позволю себе поэтому случаю процитировать пару абзацев из своей статьи.
Если покопаться немного в недрах европейского правосудия, то можно обнаружить такие известные дела, как дело Gay News (1977), когда ответчики были обвинены и признаны виновными в богохульстве за публикацию поэмы, в которой центурион насиловал Христа у подножия креста. Осуждение было поддержано и британским апелляционным судом, и Палатой лордов, и даже Европейским судом — в то время Комиссией по правам человека, которая указала, что защита личных религиозных чувств (но не религии как таковой) является законной по условиям Конвенции о защите прав человека. В следующем «старом» громком деле British Board of Film Classification (BBFC) отказалась выдать прокатный сертификат фильму Visions of Ecstasy, который описывал экстатически-эротический опыт монахинь и рассказывал о сексуальной жизни Иисуса. Европейский суд четко классифицировал подобное ограничение как необходимое в демократическом обществе, учитывая, что английское законодательство не запрещало высказывание взглядов, враждебных христианству, а просто контролировало форму их выражения. В относительно старом решении Otto-Preminger-Institut v. Austria Judgment of 20 September 1994 Европейский суд указал, что для того, чтобы обеспечить религиозный мир, государства обязаны избегать настолько, насколько это возможно, выражений, которые откровенно оскорбительны для их граждан и являются, таким образом, нарушением их прав, и которые также не являются публичным обсуждением, способным повлиять на прогресс в человеческих отношениях. Уважение чувств верующих с точки зрения закона может быть нарушено провокационными изображениями объектов религиозных культов или оскорбительными атаками на религиозные принципы и нормы. В определенных обстоятельствах это может рассматриваться как злостное нарушение духа терпимости, который также является признаком демократического общества.
Но «Матильду» никак нельзя подвести под категорию «провокационных изображений», поскольку речь идёт о сугубо исторических личностях и признанных исторических событиях, а не а об изнасиловании центурионом Христа, рождённым больной фантазией автора. Будем надеятся, что РПЦ на этот раз обломиться со своим «кощунством», а то действительно какой-то «православный шариат» получается.

Dmitry Gololobov

День мёртвых

Мероприятие «Бессмертный полк», хотя и является продуктом многолетней оголтелой пропаганды, но всё же пропаганды, легшей на благодатную почву. Поэтому и народу полмиллиона в Москве выходит, и идут в общем охотно.
Очевидно, что «БП» типологически связан с сатурналиями, это в принципе карнавал. Но карнавал мрачноватый. Посмотрев сегодня трансляцию с шествия, я обнаружил типичную фразу участника: «это мой прадед, он пропал без вести, с праздником! это мой прадед, ему оторвало голову, с праздником!» и т.п.
Ближайший аналог «БП» — это мезоамериканский День мёртвых, который прямо происходит из ацтекского праздника богини смерти Миктлансиуатль (она же советская Родина-Мать). Во время этого праздника, кстати, индейцы выносили из домов черепа предков и расхаживали с ними — фотографий у них не было.
Схожесть советского «Культа Победы» с мезоамериканскими культами давно подмечена и даже закреплена в новообразованном слове «ацтечество», соединяющем «отечество» и «ацтеков». Так что нет ничего удивительного, что в итоге этот мрачный культ массовых жертвоприношений породил и свой карнавал.

Илья Лазаренко

Купить другую жизнь

Уверен, что 90-95% жителей московских пятиэтажек — за их снос. 5-10%, действительно, есть проблемных домов, с жителями которых надо вести нормальный диалог (и, скорее всего, не сносить). Я вырос в такой пятиэтажке (из силикатного кирпича, 1960 года постройки), и знаю, что там за жизнь: коридор 1,5 кв.м, кухня 5 кв. м, совмещённый санузел, смежные комнаты, микроскопический балкон. Площадь 2-комнатной квартиры — 40 кв. м. В доме нет лифта и мусопровода. Во многих домах — газовые колонки. Если вместо таких квартир людям дадут стандартную по нынешним временам «двушку» в 51-54 кв. м, то для 95% людей это будет счастье.
Это не собянинская реклама, а моё истинное убеждение, о котором я пишу больше десяти лет. Да, идеально снести вообще все панельные дома и переселить людей в частные коттеджи с садом, но мы понимаем, что в Москве это нереально. Реально продать эту панельную «двушку» за $150 тыс., и купить на эти деньги дом в Испании или два дома в Болгарии. И заодно другое качество жизни купить.

Павел Пряников

Лицемерие Димона

Лицемерные мошенники
В России 123 989 ветеранов ВОВ. Многие из них живут очень тяжело. Однако крупнейшие благотворительные фонды помогают не им, а заслуженному тосканскому виноградарю, герою бадминтонных войн, спасителю бездомных уток, кавалеру ордена золотой кроссовки, хранителю путинского ночного горшка Димону Медведеву. Этот остро нуждающийся в социальной поддержке компотный «ветеран» получил от благотворительных фондов помощь в размере около 100 миллиардов рублей.
Простая арифметика. Если бы средства, идущие на поддержку «социально-обделенного» Димона, пошли на помощь ветеранам ВОВ, каждый из них мог бы к 9 мая получить 806 523 рубля. Боюсь, большинство ветеранов в нашем богом спасаемом отечестве за всю свою долгую жизнь таких сумм в глаза не видели. Подобная помощь могла бы радикально улучшить качество их жизни. Но им вместо реальной поддержки выдали очередную порцию урапатриотической дребедени по телевизору.
И после этого отпетые лицемерные мошенники у власти смеют что-то говорить о благодарности героям войны? В стране, где ветераны живут в бедности, а деньги, которые могли бы им помочь, идут высшим чиновникам, самое помпезное празднование дня победы не стоит и ломаного гроша.

Игорь Эйдман

Французская ССР

Об итогах выборов во французской социалистической республике. Выводы: большинство приматов неспособны к аналитическому мышлению — пока терроризм не коснется каждого дома, они опасность не увидят (надо подчеркнуть, что нынешние 35 % Ле Пен — это феноменальная победа в сравнении с прошлыми маргинальными результатами — и произошла она не от предвидения избирателями проблем от дикарей, а только, когда участились теракты). Кроме того, необходимо учитывать, что Макрон обошел Ле Пен благодаря поддержке тех, кто имеют мало отношения к Франции и, как правило, ненавидят все французское (хотя жрут за счет французов и пользуются изобретенными ими правами человека и вообще всем изобретенным другими).Подобная «победа» — это нечестная штука. Далее. Макрон — карьерист, у него нет принципов, он может быть и плохим, и очень хорошим президентом, но будет никаким, потому что не захочет ничего реально менять. Вместе с тем, приятно отметить, что у нового президента великой страны, скажем так..., друг — реально красив (и это, само по себе, приятно). Таким образом, не по красоте «друга», а по жанру Франция догоняет Россию (со времен Василия III, как минимум, четыре правителя...). В этом плане, полагаю, следующая на очереди Германия (имею в виду парня, который придет после Меркель...). Ура, камарады!

Eugene Ponasenkov

Духовное блядство

Прочитайте эту историю внимательно, хочется остаться правильно понятым...
Позвонила вчера следователь из Следственного комитета.
-На вас, — говорит,- поступило заявление от православного гражданина Александра Георгиевича, проживающего на проспекте имени газеты «Красноярский рабочий». Вы оскорбили его чувства верующего.
— Чем,- спрашиваю,- оскорбил?
— Вы в 2012 (!!!) году сделали перепост оскорбительной по отношению к Богу записи Артемия Лебедева. Правда, вы написали, что с ней не согласны, но гражданин всё равно оскорблен и требует завести уголовное дело, поэтому вас нужно опросить.
— Я, говорю, — девушка, вы серьёзно? Вы собираетесь заниматься этим делом?
— Ну да,- говорит она,- заявление есть, его нужно отработать.
Я отказался идти опрашиваться, отправил своего представителя — юриста. И вот, среди прочего, на опросе следователь (девушка) спрашивает у моего юриста (тоже девушка):
— А Вадим Евгеньевич православный?
— Православный, — смело отвечает юрист.
— А он в церковь ходит и насколько часто? — спрашивает девушка-следователь.
— Насколько часто, не знаю,- отвечает юрист,- но ходит (это я перескассказываю не сон, всё зафиксировано в протоколе опроса).
Теперь давайте немного перенесемся из кабинета следователя в наше общее прошлое. Я учился в обычной советской школе, и нам 10 лет рассказывали, что Бога нет, потому что человек произошел от обезьяны, что Гагарин в космос летал — Бога не видел и так далее (ну вы в курсе).
Потом я поступил в университет. К этому времени государство решило, что Бог всё-таки есть. Через несколько лет осмысления этого нового факта государство резонно предположило, что поскольку есть Бог, то должны быть и верующие, и их чувства запросто могут оскорбить. Поэтому надо принять закон, чтобы этих оскорбляющих можно было посадить. Школьных учителей, рассказывавших нам про обезьян, пожалели, в тюрьму сажать не стали, ведь многие из них уже на пенсии, а государство у нас, как известно, строгое, но гуманное.
Вернемся в кабинет к следователю, в конце беседы она говорит:
— Я думаю надо провести перекрестный очный опрос и вызвать туда оскорбленного гражданина и вашего подопечного.
Я сначала психанул, ну сколько можно этот бред выслушивать? А потом подумал — ведь это будет первый в мировой истории очный перекрестный опрос двух православных на предмет оскорбления одного из них посредством перепоста чужой мысли в интернете! Это очень круто! Могут даже приехать иностранные журналисты!
А теперь серьёзный вопрос — как мы с вами до этого дошли? В какой момент наше общество позволило каким-то упырям и мракобесам творить то, что они творят? И сколько это ещё будет продолжаться?
Я хочу, чтобы Бог как можно быстрее прочитал эту историю, сделайте, пожалуйста, перепост. Когда он узнает и во всем разберется, то обрушит весь свой гнев на людей, которые писали этот закон, голосовали за него, а потом начали применять. Надеюсь, он не станет их уничтожать, это было бы излишне жестоко.
Но я прошу тебя, Господи, сделай так, чтобы все они исчезли из нашей жизни, сгинули, испарились вместе со своими идиотскими законами, лицемерием, враньем и ханжеством. Очень прошу тебя, Господи. Нет сил больше смотреть на всё это духовное блядство!
Аминь.

востров вадим

Чеченизация Приморья

Во Владивостоке местные власти вместе с силовиками устроили такой трэш вокруг нашего штаба, какого и ни в одном южном регионе не было.
Причём не очень-то понятно, кто это всё инициировал: то ли губернатор (редкий жулик, ФБК про него много писал), то ли полицейские/фсбшники. Главное, что действуют они все как настоящие банды. Ну, в общем, они и есть банды — разрозненные, агрессивные, беспредельные.
Объединились, вот, вокруг того, чтобы мешать нам. Очень им не хочется, чтобы в регионе действовал наш штаб, а тем более, филиал ФБК, который бы занялся местными коррупционными делишками.
Чиновничье жульё нас боится и правильно делает — даже по масштабам митинга 26 марта (и настроениям на нём) было видно, насколько людям обрыдли эти ненавистные кровососы, почему-то называющие себя «власть».
Именно из-за них богатейший регион долгие годы славится не высоким уровнем жизни, а вот этим бандитским стилем управления.
Ничего, мы прорвемся. Всем незаконно задержанным постараемся помочь, юридическую поддержку обеспечим. Самое главное, что волонтёров в Приморье у нас очень много, поддержка есть.
Люди хотят нормальной, достойной жизни и идеи нашей программы здесь будут востребованы.

Алексей Навальный

«Войдёшь, за всё ответишь»!

(В честь павших и служивших публикуются обрывки из моей будущей художественной книги с сильными элементами автобиографии)
ТЫ ПРОКЛЯТ! ВОЙДЁШЬ, ЗА ВСЁ ОТВЕТИШЬ!
Это был старый заброшенный дом на отшибе в деревне N. Его хозяин — старый ворчливый дед, когда-то отправился в город на автобусе, написав эти слова на двери, закрыл её на амбарный замок
от него не было никакого толку, потому что петли еле держались
и поехал. Зачем — не знаю. Может быть, он хотел купить мешок хлеба по дешёвке? Хотя нет, вряд ли. В деревне была собственная пекарня, в которой делали хороший недорогой хлеб, а при желании можно было за копейки приобрести сколько угодно вчерашних, слегка твёрдых кирпичиков. Это называлось «хлеб почёрствости». Когда я впервые прочитала ценник, то подумала, что он называется «хлеб почерствос». Это несколько греческое звучание сильно рассмешило меня. Сейчас уже не смешит.
Возможно, дед хотел проведать родственников в городе. Или просто съездить туда, чтобы потом было о чём поговорить и поворчать.
Проблема была в том, что он не вернулся. Он уехал в город и растворился там навсегда. Ушёл в пыльные улицы, сырые арки, море равнодушных взглядов и непонимающих улыбок, водянистых глаз и опасных тупиков. От деда остался лишь старый дом. На двери было написано:
ТЫ ПРОКЛЯТ! ВОЙДЁШЬ, ЗА ВСЁ ОТВЕТИШЬ!
Сразу за этим домом начинались луга и пастбища.
Я сотни раз проходила мимо этого дома, даже заходила во двор,но так ни разу и не вошла внутрь.
В деревне N у меня не было родных, и я жила то у приятельницы, то у бабушки, с которой подружилась случайным образом — она никак не могла загнать в стайку корову — старую и неторопливую корову, которая не успела напастись и поэтому уворачивалась от хозяйки, пощипывая траву возле дома. Я бросилась помогать. Загнав, наконец, корову на место, мы зашли в дом, и бабушка взялась поить меня чаем. У неё был прекрасный диалектный говор, какой сегодня уже практически нигде не встречается. Ей было скучно, её отвлекала лишь работа по хозяйству. Родственники забыли про бабушку и почти не навещали её. Я осталась в деревне на несколько дней, разговаривая с ней, слушая истории из прошлого; бабушка могла позволить себе относиться к ним философски и иронично, я же впитывала кромешный беспросвет и ощущение ада войны и забвения, в котором провела большую часть жизни эта женщина.
Дни проходили ровно и одинаково. Рано утром я отгоняла её корову на пастбище, немного помогала по хозяйству, а потом мы общались, гоняли чаи и смотрели телевизор. Я притаранила ей старый видеомагнитофон и кучу кассет, и она с одинаковым удовольствием смотрела «Роковое наследство», «Грома в раю» и «Красную жару», изредка охая, когда Арни делал что-то совсем уж брутальное.
КОКАИНУМ!
Я много читала — у бабушки была хаотически собранная библиотека, в которой попадались полное собрание Маяковского; «Иван, запахни душу» Жириновского; исторические романы; письма и документация российских императоров в огромных солидных томах с пожелтевшими страницами; исследования Серебряного века русской поэзии; разнообразная европейская и американская классика и почему-то конспирологические изыскания Арона Симановича под названием, кажется, «Записки секретаря Распутина». Валяясь на веранде, вдыхая запахи пыли и дерева, я много читала.
Привыкнув ко мне, бабушка предложила растопить баню, что я с радостью и сделала, несмотря на то, что пол в бане был весьма подгнивший и требовал основательного ремонта. Ещё мы ходили в магазин, где бабушка, стыдливо, поглядывая боком, и в то же время с некоторой гордостью, представляла меня своей внучкой, заставляя сжимать кулаки с такой силой, что на ладонях оставались рубцы. Смесь жалости, щемящей тоски и ненависти к тем, кто был виноват в её одиночестве, постоянно присутствовала между нами — присутствовала незримо, как молчаливый третий, всегда готовый оказать поддержку, вложив в руку нож; поставив нужную музыку в тот момент, когда горсть таблеток готова отправиться вниз по пищеводу; сказав слова, убивающие остатки сомнения, когда человек стоит на краешке стула с петлёй на шее.
Корова вскоре умерла от старости, и у бабушки остался козёл по имени Тишка. Он был милый и добрый, этот козёл, но его не водили на обрезку копыт, они сильно отросли и, кажется, началось даже загноение. Когда я навещала его, он еле выползал мне навстречу, потому что не мог нормально ходить. Он был ласковый, деликатный и беспомощный, этот козёл. Он всегда радовался мне и трогал губами, стараясь не прикусить. Казалось — даже если ему придётся обороняться, он не сможет даже пустить в ход рога — настолько он был безобиден. Полгода спустя ухаживать за козлом не стало никакой возможности — я приезжала не так часто, а сама бабушка не имела сил. Однажды она попросила меня его зарезать. Я пришла к нему, погладила, уложила набок, зафиксировала и быстро зарезала. Он успел жалобно закричать, не ожидая от меня такого, и опорожниться, дернув пару раз копытами. Когда я его свежевала, то никак не могла избавиться от тяжёлого чувства. Я много раз участвовала в забое и свежевании скота, но Тишка беспокоил меня. Я не могла посмотреть в его мёртвые глаза, старалась ободрать и разделать как можно быстрее, чтобы он наконец превратился в груду мяса и костей и перестал напоминать мне о каких-то вещах, которые я даже не могла помыслить. Его шкура долго висела на заборе — бабушка поначалу хотела её куда-то пристроить, а потом просто забыла о ней.
Она умерла месяца через четыре после Тишки. Приехав на могилу, я с ужасом поняла, что не знала её имени. На все вопросы она отвечала шуткой: «Как только меня не звали, детонька», и в итоге её имя осталось для меня тайной. На могиле стоял безликий крест без какого-либо текста. Кладбище было старое, в основном заброшенное. Там росла трава мне по пояс, сквозь покойников прорастал бурьян и молодые деревца, а от некоторых могил не осталось даже бугорка земли — только обломки ограды указывали на то, что под ногами лежат мёртвые. Сидя на могиле бабушки, я машинально порылась по карманам и нашла только пачку сигарет и жвачку «Дабл минт»... тогда ещё жевали её, зелёная такая, а на обёртке, как сейчас помню, было написано: «Не рекомендуется больным фенилкетонурией! Содержит фениланилин», она была вкусная... так вот, всё, что я смогла сделать — это положить пару последних сигарет и пластинку жвачки на могилу и выцарапать слово «Бабушка» на кресте.
Я до сих пор не могу отделаться от гадкого чувства причастности к её смерти.

Kitty Sanders

Чувство исторической обиды

В «НГ» вышла моя рецензия на книжку С. Сергеева о русской нации. Правда, на той же полосе там опубликована и вторая рецензия на ту же книжку, какая-то странноватая.
В ней говорится, что «работу Сергея Сергеева должно зачитывать в полицейских участках молодчикам, задержанным за националистические выходки». Э нет, молодчики-то на своем уровне как раз всё поняли.
Работу Сергеева надо зачитывать всяким прекраснодушным многонационалам-государственникам, которые рассуждают о «полиэтнической цивилизации», не понимая , что такая «цивилизация» строилась и может строиться только за русский счет.
Как я говорил на круглом столе в редакции «Гефтер.ру» (там раньше редакция «Русского журнала» располагалась), работа Сергеева — это образец постколониальной историографии. Она рассматривает историю русских как историю угнетения и борьбы, которая так и не увенчалась счастливым финалом.
И такая точка зрения очень полезна. Только когда русский человек проникнется чувством глубокой исторической несправедливости, когда он поймет, что его обкрадывали и мордовали только потому, что он — русский (а не привилегированный грузин или чухонец), только тогда он сможет расстаться с ролью верной обслуги чуждого ему государства и осознать себя обманутым дольщиком, которого банально кинули и развели как лоха.
«Миллионы русских в 1941-1945 годах полегли, защищая страну от врага, а какого хрена вы, советские падлы, вкладывались после этого в Прибалтику, Закавказье и Среднюю Азию, а не в русскую деревню? Русский народ содержит всё ваше поганое государство, а вы даже не хотите дать гражданству русским, оказавшимся за пределами России. Какого хрена вы, ублюдки, строите взлетные полосы в Сирии, но не можете сделать нормальные дороги у меня в родном Урюпинске?»
Говорить с позиций угнетенного и требовать компенсации — это самая выгодная стратегия в современном мире. Вот когда русский человек трансформирует свое восторженное «деды воевали» и «гагарин» в это чувство исторической обиды, когда он почувствует, что ему недодали, что его последние лет 300 обирали и притесняли и проникнется глубочайшим ресентиментом по отношению к действующей политической системе — вот тогда в нашей стране и начнутся настоящие перемены.
И книга Сергеева — это верный шаг в этом направлении.

Alexandr Khramov

Ментальное восстановление СССР

Смысловой центр празднования 9-го мая — это торжественный вынос красного советского флага. Всё 9-ое мая, по сути — ради легитимации красного флага, флага советской империи, ради возведения его на уровень второго государственного. Взгляните на колонны «бессмертных полков»: из года в год красное знамя с серпом и молотом в них безусловно преобладает над триколором. Акции «Бессмертного полка» — это весьма остроумный способ собрать людей, желающих помянуть павших, под советскими символами, снова сделать эти символы неприкосновенными и «священными», неотделимыми от нашей жизни, закрепить в массовом сознании советско-имперские стереотипы, вывести сталинизм из-под критики тех, кто ставит его на одну доску с нацизмом. Конечно, Ельцин совершил огромную ошибку, не решившись перенести смысловой акцент со сталинского 9-го мая на общеевропейское 8-ое мая.
9-ое мая имеет для кремля не только внутреннее, но и внешнеполитическое значение. Не случайно кремль приветствует распространение акции «Бессмертный полк» в ближнем Зарубежье. «Бессмертные полки», по сути, ментально восстанавливают СССР на постсоветском пространстве, вновь «сплачивают» оное имперской «общей судьбой». Именно поэтому, например, Украина, выстраивающая свою концепцию истории, не желает отмечать 9-ое мая «по московскому сценарию». Порошенко прав, назвав акцию «Бессмертный полк» примером утончённой политической спекуляции на чувствах людей. Он считает, что эту акцию придумали в Москве не для того, чтобы почтить память защитников, а чтобы «российской экспансии в соседних странах помогали не только живые». Новая советская, сталинская мобилизация живых и мёртвых — вот что сделали из этого начинания.

Широпаев Алексей

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

5 822

Читайте также

Злоба дня
Убежища нет

Убежища нет

В РФ очередная волна политических репрессий: обыски, задержания, аресты... Снова в ленте короткие сообщения: «ко мне пришли». Что ж, я это хорошо понимаю — ко мне почти ровно два года назад приходили также. Да и что я! Почти сто лет Россия живет в этом кошмаре, когда «органы» «приходят» — приходят не за преступниками, убийцами или насильниками, а за инакомыслящими.
В этот раз удар был нанесен по русским националистам. Разумеется, не по запутинским клоунам, а по националистической оппозиции, не поведшейся на приманку «крымнаша» и прочую псевдопатриотическую чушь.

Русская Фабула
Злоба дня
Право-левый Навальный

Право-левый Навальный

«Рабское племя», «опять дали всех свинтить», «на глазах у них такое — а они стоят», весь этот гогот, причём от людей, которые в подавляющем большинстве своём никогда ни в чём подобном не участвовали, а когда участвовали — ровно также на всё это взирали или покорно садились в автозаки — я могу себе представить, как он может задевать.

Русская Фабула
Злоба дня
Изуверский красный проект

Изуверский красный проект

Да, хочу, с опозданием, но все же, поздравить наиболее «прогрессивных» леваков (ясное дело, такого поздравления достойны далеко не все) с «праздничком»! Вчера в Лондоне представители горячо любимого и опекаемого ими меньшинства неплохо «почекали привилегии» нескольким десяткам «белых шовинистических мразей». Семи «мразям» почекали окончательно. Остальным пока на время. Надеюсь многонациональные «товарищи» и «товарки» уже накатили за очередную победу пролетариата...

Русская Фабула