Политика

Чего не хватает Ксении Собчак?

Чего не хватает Ксении Собчак?

Желание известной телеведущей поучаствовать в мартовских выборах Президента, кажется, хоть немного оживило российский политикум, в последние годы всё более напоминавший паноптикум, населенный чем-то совсем уж неживым и совсем уж микроскопическим (если поверить, что Навального до выборов все-таки не допустят). Ксения достаточно известна, пусть и не в сфере политики, но при этом – молода и современна. И потому она заявила, что готова заморозить на несколько месяцев прочие проекты, дабы те, кому надоела нынешняя власть, тоже были бы представлены на выборах своим кандидатом, раз уж графа «Против всех» в бюллетене отсутствует.

И, в принципе, эта кандидатура вовсе не так плоха, как может показаться.

Ведь действительно, любой бойкот остаётся всего лишь банальной неявкой – нулевым присутствием с бесконечным веером объяснений: от полного недовольства до полного довольства политической жизнью страны. И, как ни называй то, что произойдет в марте – «выборы» или «не выборы» – но, согласно элементарной арифметике, неявка – это тоже голос. И не просто голос, а голос за победившего кандидата: ведь чем меньше голосов подано, тем меньше их нужно и для победы, и для ее фальсификации. И использовать свой голос иным образом можно только придя на избирательный участок.

Кстати, наличие политического опыта для победы кандидату совершенно не обязательно: мы видели, как в соседней стране простая летчица имела вполне реальные президентские перспективы – и требовалось-то ей всего-ничего: молчать. Если же серьезно, то для политика могут быть совершенно неважны какие бы то ни было умения, за исключением одного-единственного – объединять вокруг себя людей со всеми необходимыми умениями (также бонусом будет быстрая обучаемость). И фундаментом этого вполне может быть известность. Не проблема и антирейтинг, и «грехи молодости» – сложно найти человека, на которого при необходимости не принесли бы чемодан компромата, и фейковый на коротких промежутках времени действует ничуть не хуже настоящего. Важно лишь уметь обнулить прошлые недостатки настоящими достоинствами – а рейтинг из антирейтинга получается, по крайней мере, легче, чем из нулевой узнаваемости.

Некоторые же программные тезисы Собчак лично мне куда ближе, чем того же Навального (от активной волонтерской поддержки которого пришлось отказаться). Очень немногие публичные лица в России отваживаются на такую филигранно точную формулировку по Крыму: «С точки зрения международного права, Крым – украинский. Точка. Дальше давайте разговаривать». Очень немногие решаются поставить внятную точку именно там, где она необходима. Далее действительно можно обсуждать такие безусловно важные нюансы как «бутерброд или референдум» – но никакое решение не будет здесь правомочным без участия мирового сообщества. Дальше, впрочем, начинаются увиливания про «не за и не против», но даже то, о чем говорилось выше, в России услышать доводится крайне нечасто.

И, тем не менее, политику необходима еще одна – пожалуй, самая важная вещь.

***

Совершенно неверна точка зрения, будто бы выборы нужны, в первую очередь, для «представленности» каких-то там частей спектра.

Разумеется, некоторым кандидатам (а в России речь почти обо всех) лестно хотя бы пару месяцев побыть формально в одном статусе с самим будущим президентом России, который тут почти что царь. Говоря же конкретно, это один из самых действенных способов нарастить символический – и, как следствие, – вполне материальный капитал.

Разумеется, некоторым исследователям хочется знать распределение общественных настроений – просто в силу их академического интереса. К этим вопросов тоже нет.

Разумеется, и некоторым правителям также интересно, какая часть населения на самом деле им доверяет и чего именно от власти хотят остальные. Нужно это и тому, кто хочет хотя бы создать имидж такого лидера.

Но зачем простые люди должны обязательно предпочесть поход на избирательный участок (даже в отсутствие участка дачного) прочим видам воскресного досуга?

Затем ли, чтобы конкретный бизнесмен стал известнее и богаче?

Затем ли, что так уж хочется принять участие в соцопросе, где обязательно была бы специальная графа «да, вот такие тоже есть – их 2,16%» – к которой можно было бы с гордостью подойти и сказать: «да, вот это мы!»?

Затем ли, чтобы «не бороться за власть, а влиять на власть», как говорила та же Ксения в далекую милую эпоху, когда еще в моде были настроения «Мы выйдем на площадь – и Путин уйдет»? Вы точно в это верите? Или, может быть, действительно затем, чтобы Владимир Владимирович выглядел президентом демократической страны, одержавшим победу на демократических выборах?

***

Так вот, подлинное назначение выборов – это всегда политическое действие. Действие, изменяющее общественное устройство некоторым желаемым образом. И потому главная цель участия в выборах, с какой бы то ни было стороны, всегда одна. Это победа.

И избиратель пойдет на выборы скорее ради того, чтобы его кандидат победил. Победить же может (за пренебрежимо редкими исключениями) только тот кандидат, который хочет победить – для того, чтобы попасть в цель, надо хотя бы целиться в нее.

Не обязательно кандидат говорит правду, но даже Прохоров уверял всех в том, что «пришел надолго». И уж точно он не допускал высказываний в духе: я тут пока временно заморожу некоторые проекты, а если не выиграю, то снова к ним вернусь. Еще более желательно, конечно, не «приходить надолго» (здесь все лавры забронированы на много лет вперед Григорием Алексеевичем Явлинским), а добиваться результатов. Или уж хотя бы показывать, что ты их добьешься. Скажем, тысячные митинги в десятках городов проводятся вовсе не для того, чтобы сагитировать пришедших (с которыми и так всё понятно), цель их строго противоположна – сагитировать не пришедших.

Кандидат может идти на выборы с любой программой. В том числе и «за что угодно – лишь бы против этой власти» – почему бы и нет?! Что делать с такой программой после победы – вопрос отдельный, но пока что куда интереснее, что следует делать до победы. А до победы – и для победы – необходимо, чтобы эту программу поддержало такое количество избирателей, которое способно стать электоральным большинством. Куда важнее популярности кандидата будет популярность его позиции. Это вовсе не значит, что не стоит говорить про проблему Крыма, наоборот – именно о ней и следует говорить, но при этом необходимо с предельной очевидностью убедить десятки миллионов россиян, почему именно они выиграют от ее решения. Если какой-то вопрос кажется второстепенным, ему можно уделить меньше внимания – но первостепенный вопрос должен быть отработан идеально. Не обязательно убеждением занимается сам кандидат, иногда это делает социально-экономическая ситуация, но убеждать в любом случае необходимо.

И – по крайней мере, пока – рейтинг первого лица вовсе не свидетельствует о том, чтобы он так уж надоел – не участникам одноименной акции, а большинству остальных. Безусловно, самой многочисленной партией в России является «диванная» – но даже ее адепты, на самом деле, достаточно идейны для того, чтобы враз изменить свою позицию.

И, обозревая современный политический ландшафт, следует в первую очередь задавать вопрос: а есть ли здесь кандидат, не только декларирующий близкие мне взгляды, но и серьезно нацеленный на то, чтобы их реализовать. Можно обсуждать, стоит ли за него голосовать, но голосование за прочих вряд ли вообще имеет какой бы то ни было смысл. И если такой кандидат и есть, то это явно не Ксения Собчак.

***

P.S. И неверно, кстати, считать, что на нынешних российских выборах отсутствует позиция «Против всех»: ей вполне соответствует графа «Испорченные бюллетени», которые пока что так же подсчитываются и так же влияют на результат, как и голоса, поданные за кандидатов. И существенная цифра здесь уже явно будет отличима от статистически немногочисленых случаев простого хулиганства и ошибок.

Наш сайт блокируется на территории РФ. Чтобы быть в курсе наших материалов, подписывайтесь на наш канал в неподцензурном Telegram.

854

Читайте также

Политика
Алексей Навальный: «Самое вредное, что можно сейчас придумать в стране — это имперский проект»

Алексей Навальный: «Самое вредное, что можно сейчас придумать в стране — это имперский проект»

В эксклюзивном интервью Алексея Навального «Русской Фабуле» мы решили оставить в стороне «коррупционную составляющую» и сосредоточиться на тех моментах, которые интересуют в первую очередь аудиторию политизированного Интернета: идеология, пропаганда, предстоящие президентские выборы. Кроме того, интересно было затронуть вопросы, которые в любом случае прозвучат в ходе избирательной кампании.

Русская Фабула
Злоба дня
Несущественные выборы. Несколько замечаний по прошествии

Несущественные выборы. Несколько замечаний по прошествии

Роль самой Госдумы в современной России — исключительно декоративная, вне зависимости от конкретного ее состава. Куда важнее оказывается силовой ресурс, которым располагает власть.

Алексей Голубков
Злоба дня
Кхалиси Ксения из «Дома-2»

Кхалиси Ксения из «Дома-2»

Российская общественность, истосковавшаяся по острым внутриполитическим новостям, кинулась обсуждать выдвижение Собчак. Большинство высказывается стандартно: ещё один спарринг-партнёр, задача которой – привлечь дополнительный «лохторат», помочь старому другу семьи дяде Володе изобразить честные выборы, а заодно самим фактом своего участия низвести выборы до клоунады. Но нельзя сбрасывать со счетов и более серьёзный вариант: операцию «Преемник-2».

Владимир Титов