Василий Малышкин: «Чтобы узнать большевизм, надо съесть вместе с ним пуд соли»

24 января 1945 года редакция берлинской газеты КОНР «Воля Народа» (№ 8 [21]) сообщила об окончании организованной Германским институтом Международной Политики длившейся несколько дней конференции народов Европы в Веймаре, точные даты проведения которой не назывались, на которой выступил генерал-майор Вооруженных Сил Комитета Освобождения Народов России В.Ф. Малышкин. Найти какие-либо подробные сведения об этой конференции в русской и немецкой печати января 1945 года, равно как и в других источниках, нам не удалось (а на нашу просьбу о помощи в поисках таких материалов, как всегда, никто из исследователей не откликнулся), поэтому остается только верить на слово редакции ВН, утверждавшей, что на ней выступали представители многих стран, от Норвегии до Греции (разумеется, по состоянию на январь 45-го речь могла идти уже лишь об эмигрантах из этих стран).


Нельзя исключать, впрочем, что, судя по публикации только одного выступления и не упоминания конкретики каких-либо других речей, эта конференция, проходившая в условиях непрерывных бомбежек Берлина и его пригородов, не могла иметь серьезного научно-академического смысла и была, поэтому, «заточена» под пропаганду идей новообразованного Комитета, лидеры которого прямо перед созывом этой конференции договорились (см. тот же самый, 8-й номер «Воли Народа», стр. 1) с германским правительством о кредите на нужды КОНР, соглашение о котором было подписано в Берлине 18 января. После получения этого кредита ускоренными темпами начали формироваться не структуры самого Комитета, уже оформленные к концу 1944 года, а непосредственно его Вооруженные Силы, что действительно требовало не только гигантских капиталовложений, но и весомого информационно-пропагандистского обеспечения таких «кредитных рисков» на шестом году изнурительнейшей и дорогостоящей войны.


Ниже мы публикуем оригинальное газетное сообщение об этой конференции и газетный же, немного сокращенный текст выступления на ней генерал-майора В.Ф. Малышкина.


* * *

Несколько дней тому назад в городе Веймаре закончился конгресс представителей народов Европы, созванный Германским Институтом Международной Политики.


Более двадцати различных стран и народов Европы представлены были на этом конгрессе. В зале заседаний можно было слышать все языки Европы, начиная от норвежского и кончая греческим. На конгрессе было прочитано более 20-ти докладов, которые в своей совокупности давали исключительно цельную картину того внутреннего перелома или, вернее сказать, величайшей психологической революции, которая происходит сейчас на этом континенте. Для нас, бывших граждан Советского Союза, на этом конгрессе самой удивительной чертой была простота и естественность согласования мнений представителей различных общественных группировок, народов и стран. На конгрессе выступали люди от больших и малых народов, говорили на разных языках, затрагивали совершенно различные факты, темы и вопросы, но вывод из каждого доклада и итог каждого дня работы конгресса были одинаковы: это было сознание страшной угрозы, нависшей над Европой, и единодушное желание противопоставить этой угрозе все силы, отдать борьбе даже жизнь.


В работе конгресса приняли также деятельное участие представители добровольцев Туркестана, Кавказа, Украины, казачьих соединений и Комитета Освобождения Народов России. Доклад генерал-майора В. Ф. Малышкина – «Советский Союз и Европа» ожидался с большим интересом, был выслушан с исключительным вниманием и вызвал многочисленные вопросы и оживленный обмен мнениями.


Доклад генерал-майора В. Ф. Малышкина мы печатаем по сокращенной стенограмме.


Советский Союз и Европа


Доклад генерал-майора В. Ф. Малышкина на конференции,

созванной Германским Институтом Международной Политики*


Уже больше четверти века тому назад на востоке вспыхнуло пламя материалистического марксистско-большевистского учения. С тех пор оно несет с собою всё более и более реальную, всё более и более грозную опасность для культуры и даже самого существования не только народов Европы, но и всего мира. Это утверждение о разрушающей силе идей большевизма не есть вымысел пропаганды и, тем более, не фантазия обывателя, напуганного революционным размахом идей большевизма. Это утверждение является результатом вполне объективного и подлинно научного анализа как сущности большевистского учения, так и результатов его практической реализации в течение достаточно длительного времени и на весьма обширных территориях.


В чем же заключается эта разрушительная сущность идей большевизма? Чем вызвана она и в чем выражается? Как это ни кажется на первый взгляд парадоксально, но, несмотря на то, что большевистский режим существует уже более четверти века, несмотря на то, что изучению большевизма, его характеристике посвящены тысячи книг и исследований, еще и сегодня западноевропейское общественное мнение далеко не вполне ясно представляет себе истинное лицо большевизма… Объясняется это явление целым рядом причин. Большевизм – явление столь сложное, специфическое и многогранное, что понять его сущность можно не на основе наблюдений или изучения, хотя бы и самого внимательного и объективного, но со стороны, а только на основе личного переживания, на основе личного участия в его деятельности.


Перефразируя известную русскую пословицу можно сказать: чтобы узнать большевизм, нужно съесть вместе с ним пуд соли.


В Европе очень распространено мнение, что самым разрушительным, самым страшным в большевизме является насилие над личностью и террор, физический и духовный. Несомненно, что террор и насилие являются одной из очень характерных черт большевистского режима. Однако прежде всего нужно поставить вопрос: ради чего, ради достижения каких целей применяет большевизм террор и насилие?


И вот, ответ на этот основной и важнейший вопрос, ярко и до конца, вскрывает нам подлинную сущность большевизма как силы, ниспровергающей и разрушающей не только человеческую культуру, но и самые основы существования и развития человеческого общества. Ответ этот таков: большевизм имеет своей конечной целью внедрение мировоззрения, утверждающего примат материи над духом. Он утверждает, что основной движущей силой развития человеческого общества являются его материальные потребности. Он утверждает, иначе говоря, что духовная деятельность человека порождена и регулируется его материальными потребностями и интересами. Эта ультраматериалистическая концепция большевизма неизбежно и закономерно ведет к разрушению творческой, созидающей деятельности человечества, ибо носителем и творцом идей прогресса, и культурного, и даже материального, всегда был, есть и будет свободный, независимый и самодовлеющий человеческий дух.


Поэтому подчинение духа материальному началу, принижение духа, наконец, порабощение его – не может не привести к замедлению процесса культурного развития, а затем и к остановке его. Оно неизбежно обуславливает движение вспять – это смерть свободного духа, а смерть духа – это смерть, это гибель культуры. Вот в чем заключается величайшая и самая страшная угроза со стороны большевизма для европейской культуры, для всего будущего европейских народов.


Для многих представителей европейского общественного мнения это подлинное, разрушительное лицо большевиков остается скрытым под маской якобы быстрого подъема культуры в Советском Союзе. Советская пропаганда очень много потрудилась в этом направлении, но мы, люди, проведшие четверть века в СССР, мы-то очень хорошо знаем истинную цену всем этим россказням большевистской пропаганды.


Совершенно бесспорно, и было бы вредным и ошибочным это замалчивать, – большевизмом во многих областях проделана большая и серьезная работа. Достигнуты очень большие результаты в области промышленности, что особенно ярко выявилось в ходе современной войны. Достигнуты большие успехи и в области промышленности, что особенно ярко выявилось в ходе современной войны. Достигнуты большие успехи и в области народного образования: средний уровень образования широких народных масс (но не интеллигенции) значительно выше среднего дореволюционного уровня. Наконец, очень много сделано и в области цивилизации (постройка жилищ, средств сообщения и связи, водопроводов и канализации, больниц, домов отдыха и так далее). Свои достижения в области цивилизации большевистская пропаганда называет достижениями в области культуры, сознательно, в целях пропаганды, смешивая воедино два различных понятия: культура и цивилизация. Вряд ли нужно разъяснять, что эти два понятия совершенно различны, что процесс цивилизации обусловлен развитием техники, промышленности, экономики страны, а культурный прогресс является творчеством свободного человеческого духа и обусловлен наличием соответствующей свободы творчества.


И вот, если в области цивилизации Советский Союз сделал бесспорный и большой шаг вперед, то в области культуры дело обстоит весьма и весьма неблагополучно. Несмотря на громадную затрату сил и материальных средств, двинуть вперед подлинную культуру большевизму не удалось.


Иного положения и быть не могло при тех условиях полного порабощения свободного творческого духа и принудительного навязывания ему определенных строго регламентированных идей, которые господствуют в Советском Союзе. Поистине убогое положение в области культуры господствует в той стране, которая дала миру многие десятки выдающихся деятелей в самых разнообразных отраслях культурной деятельности. Неужели так обеднел в области культуры тот народ, чья талантливость и щедрая природная одаренность широко и охотно признается и его друзьями, и его врагами? Нет, дело не в этом, народ не обеднел. Дело в том, что эти талантливость и одаренность не могли проявиться в условиях большевизма.


Такое положение в области культуры в Советском Союзе, несомненно, является самым тяжелым обвинительным актом против большевизма. Ужасен и страшен террор, установленный большевизмом, как система правления; ужасны и страшны миллионные списки жертв большевизма, – но еще более ужасно и страшно то, что все эти жертвы приносятся ради торжества безумных идей ультраматериализма, разрушающих самое создание человечества – его культуру.


И не только культуру! Безраздельное господство материального начала над духовным обозначает и безраздельное господство материальных идей над идеями морали, совести и чести. Большевистское учение, в силу своей специфики, не может не пробуждать и не усиливать в человеке чувства эгоизма, бессердечия и равнодушия. А резкое снижение материального уровня, как закономерное следствие принципиального игнорирования личной заинтересованности, – соответственно, резко обостряет борьбу за существование, когда, ради лишнего куска хлеба, все принципы морали отбрасываются в сторону, как устарелый, никому не нужный хлам. Если в таких условиях подавляющее большинство русского народа всё же морально уцелело, в чем наглядно убедилась Западная Европа при ближайшем личном знакомстве с нашими народами, то это объясняется тем, что подавляющая часть нашего народа еще очень крепко связана с землею, и поэтому обладает сильными бытовыми корнями сопротивления. Можно достаточно уверенно утверждать, что в тех странах, где бытовые устои не так сильны, процесс морального разложения народа за 25 лет привел бы к подлинной катастрофе!


Насколько же реальна эта угроза Европе со стороны большевизма? Не будет ли более правильным предполагать, что большевизм, захватив Прибалтику, Польшу и проникнув на Балканы и в Венгрию, проявит мудрую осторожность и, избегая нового конфликта международного масштаба, остановится в своем продвижении на Запад? Принятие такого предположения свидетельствовало бы о полном непонимании существа большевистского учения и вытекающей отсюда его внешней и внутренней политики.


Большевистское учение имеет столь крайние, радикальные формы, так резко противоречит, по самому своему существу, всякому иному мировоззрению, что совместное, согласованное его существование с какой-либо иной политической и социальной системой и практически, и теоретически совершенно исключается. Если большевизм в течение около 20 лет существовал бок о бок с остальным миром без резко выраженных конфликтов, то объяснялось это не вживанием большевизма в окружающую его социально-политическую систему, а только тем, что большевизм нуждался в подготовке к решительным боям за утверждение своего мирового господства.


Вожди большевизма, и большие, и малые, очень хорошо понимают, что роковой для них вопрос «кто – кого» будет стоять перед ними со всё большей и большей остротой, вплоть до того момента, пока не произойдет решающая битва, окончательно предопределяющая судьбу большевизма. Именно поэтому большевизм с первых и до последних дней своего существования является самой агрессивной, самой непримиримой социально-политической системой из числа когда-либо существовавших на нашей земле.


Для обеспечения себе наибольшего успеха большевизм вынужден тщательно маскировать как свою внешнеполитическую агрессивность, так и истинные цели своей внутренней политики, так как и то, и другое не может не вызвать резкого отпора и, мобилизуя антибольшевистские силы, сильно понижает шансы большевизма в его последней, решающей игре. Однако многие представители европейского общественного мнения принимают эту маскировку большевизма за чистую монету и готовы серьезно уверовать в миф о перерождении и демократизации большевизма. Нужно, однако, лишь очень немного подумать, чтобы стала совершенно ясной и бесспорной и теоретическая, и практическая невозможность какой-либо действительной эволюции большевизма как определенного социально-политического учения. Дело заключается в следующем: основные положения марксистско-большевистского учения и мировоззрения изложены в столь законченной форме и, в то же время, в столь крайних, резких формулировках, что они не способны ни к развитию, ни к эволюции. Эти формулировки можно лишь либо целиком принять, либо целиком отвергнуть, но их невозможно ни дополнить, ни поправить. Именно эта устойчивость, неподвижность, органическая неспособность к эволюции основ большевистского учения и обуславливает такую же устойчивость и неспособность к эволюции большевистской социально-политической системы, опирающейся на эти основы. Чрезвычайно высокая гибкость в средствах и чрезвычайная устойчивость в целях – вот наиболее характерные черты большевистской системы.


Из сказанного следует, что большевистская система может быть сломлена и уничтожена только силой. В то же время тяжелый опыт трех с половиной лет борьбы с большевизмом на полях современной войны весьма ярко и убедительно показал, что, вследствие обширности территории Советского Союза и наличия в советском тылу громадных стратегических резервов всех видов, одними внешними, иностранными силами достичь решения нельзя, и решающий удар большевизму может быть нанесен только при активной помощи самих народов России. Такую задачу организации сил народов России для нанесения большевизму решающего удара в союзе с главным представителем народов Европы – Германией, и взял на себя КОНР, под председательством генерала Андрея Андреевича Власова.


Успех нашего дела, дела освобождения нашей Родины от большевизма, будет в решающей степени зависеть от того, какие идеи мы положим в основу нашей борьбы, ибо, как указывалось уже в начале доклада, борьба с большевизмом есть, прежде всего, борьба мировоззрений. Конкретно эти идеи выражены в 14-ти пунктах Пражского Манифеста КОНР’а, опубликованного 14 ноября 1944 года.


В основе нашей политической программы, очень кратко изложенной в этих четырнадцати пунктах Манифеста, лежат три основных идеи: во-первых, идея государственного устройства на национально-трудовой основе, т.е. на основе объединения всех слоев и групп населения на принципе общности интересов всех трудящихся и подчиненности интересов отдельных слоев населения общенациональным, общегосударственным интересам; вторая важнейшая идея заключается в провозглашении принципа равенства и, одновременно, национальной солидарности, когда интересы отдельных равных и принципиально независимых народов, по взаимному согласию, в одинаковой мере несколько ограничиваются в общегосударственных интересах; и, наконец, третья основная идея – это максимально возможное использование частной инициативы как основы культурного и материального прогресса.


Эти идеи – создания национально-трудового строя, внутринациональной и междунациональной солидарности и, наконец, возможно более широкого использования частной инициативы, в рамках, не противоречащих общегосударственным интересам, целям и задачам – эти идеи и есть как раз те, которые разрабатываются сейчас передовой европейской социально-политической мыслью.


-- -- --

* «Воля Народа» (Берлин), №8 (21), среда, 24 января 1945 г., стр. 2.

На фото - генерал Малышкин.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

4783
Алекс Мома

Ещё от автора