Пирровы победы православия

Итак, Соколовского, вроде как, отпустили. Под домашний арест, разумеется.

Ситуация насколько всем известная настолько же и мутная.

Давайте встанем (ну или попробуем встать) на позиции православных чиновников и чиновников православия и оценим причины, побудившие их начать преследование безобидного малого из Екатеринбурга. Естественно, что первоочередная цель, которую преследовала слившаяся в экстазе с церковью власть, показать, что спуску она никому не даст и политработников, которых она нашла в лице православных служителей культа, в обиду давать не намерена. Для этого нужен был некий повод, желательно максимально вопиющий (с их точки зрения), чтобы раздуть медийный скандал вокруг «распоясавшихся» блогеров и прочего нацпредательного отребья. Сравнение с Пуси Райот, к которому часто прибегают в обсуждениях поступка Соколовского совершенно некорректно и вовсе не из-за несоответствия масштаба совершенного. Просто наблюдательному человеку, хоть мало-мальски знакомому с системой организации безопасности в центре Москвы и вокруг кремлевских объектов, совершенно понятно, что эти девочки и не могли туда пробраться без особого на то желания самой власти. Проще говоря, Пуси Райот, безусловно, кремлевский проект, направленный на генерацию определенного отношения к «богохульникам», атеистам и прочим скептически настроенным по отношению к «руководящей и направляющей роли» партии Церкви в современном российском обществе. И именно под поправки «об оскорблении чувств верующих» реализовывался этот самый проект.

Сейчас была действительно необходима показательная порка. Причем пороть надо не просто «абы кого», а лицо, совершившее нечто действительно значимое. Требовался кто-то, чей смелый выпад в адрес клерикалов, демонстративный плевок в них, не остался бы незамеченным. Цепляясь за такой поступок, темные силы во власти с подачи высших иерархов РПЦ, вероятно, рассчитывали на единодушное одобрение наказания обществом и легимитизацию скандальной «защиты чувств».

Не срослось. Оффлайн общество в массе своей отнеслось ко всему инциденту равнодушно. Интернет-общественность, даже бывшая до этого лояльной к институту церкви, резко качнулась в сторону неприятия и осуждения РПЦ. Показательны метания местных православных чинов первых дней после задержания Соколовского. То митрополит заявляет, что готов взять «заблудшую душу» на поруки. То, спустя пару дней, пресс-релиз епархии разворачивается в своих оценках на 180 градусов и РПЦ занимает жесткую позицию. Налицо несогласованность действия в церковном аппарате и совершенно очевидные консультации и корректировка курса из Москвы. Так же стоит признать, что плана «Б» у церкви не было. Как впрочем и всегда. А план этот понадобился.

Почему Соколовского отпустили, пусть даже и под домашний арест?

Мне видится, что у формально светской власти по привычке такой вот план «Б» всё таки был. А не исключено, что он шел и под литерой «А». В самом деле, зачем задерживать, арестовывать, «находить» шпионскую ручку и наркотики, нагнетать обстановку, чтобы… потом освободить такого ужасного экстремиста. Ведь почти Бен Ладен же! Рискну предположить, что силовики (а других людей во власти у нас почти и не осталось) решили разыграть старую как мир карту. Наделать шуму, напугать драконовскими санкциями, чтобы потом, после мхатовской паузы, осчастливить публику небольшим либеральным откатом. Такое кино мы уже неоднократно видели в Госдуме с принятием многочисленных запретительно-карательных законов.

Живя в оторванной от реальности иллюзии о всесильности запретов и «посадок» в некоторых моментах власть с церковью просчитались. Об этих просчетах я расскажу во второй части поста.

P.S. А Соколовский — не проект. Соколовский — свободный, независимый мальчишка, несколько наивно полагающий, что живет всё таки в правовом обществе, в котором главенствует здравый смысл.

1824

Что ещё говорят