Это проклятое столетие. Часть 4. Итоги без прикрас. Окончание.

Начало здесь. Первые две части цикла здесь: 1, 2.

Как это все смотрится со стороны?

Отдельным и важным пунктом идет то, как выглядят итоги прошедшего столетия относительно России и русских со стороны. Как уже было показано в первой части нашего цикла, к России, которую мы потеряли в остальном мире относились не хуже, чем к любой иной великой державе. Да, было соперничество с другими империями, был сепаратизм ряда окраин, данные явления сопровождались известного рода пропагандой, но на «кольцо врагов» все это откровенно не тянет, а знаменитая формула Александра Третьего «У России есть два союзника - ее армия и флот» – не более чем формула русской realpolitik.

Вообще, РИ не заявляла о себе как о некоей особой цивилизации. Про 18 век, когда вестернизация элит порой принимала весьма гротескные формы, нечего даже говорить. Если же говорить о периоде начиная с 1812 года - и консервативный Священный Союз, и славянофильский вектор Александра и Николая Вторых, и прагматизм Александра Третьего вполне вписывались в определенные тренды западного мира. Ну и - именно в 19 веке появилась та самая высокая русская культура, которую до сих пор ценит весь мир, причем отнюдь не в качестве некоей восточной экзотики.

А вот СССР - это, если оперировать категориями не качества, но количества, самое успешное воплощение идеи мессианской империи с центром в Москве. И уж издалека-то разговоры про «русскую цивилизацию» в некоем общественно-политическом измерении априори ассоциируются в первую очередь с советчиной.

Чем же запомнилась Совдепия западным странам?

Сначала - букетом из угроз совершить мировую революцию, кульбита с Брестским миром, опубликования секретных дипломатических документов, отказа платить по долгам РИ, конфискации собственности иностранцев и огромной русской эмиграции, буквально кричавшей на каждом углу об аде на земле, в который превратилась их родина.

Затем были лохотроны сначала с НЭПом, а потом - с построением социализма в отдельно взятой стране, многих на Западе было убедившие, что не все так однозначно и с Советами можно в realpolitik (известна, к слову, фраза британского премьера Ллойд-Джорджа «торговать можно и с людоедами», а потом были и пакт Молотова-Риббентропа, и Ялта, и Потсдам), но после большевизации Восточной Европы и возникновения соцлагеря красная черта была таки пройдена.

Если же брать Финляндию, страны Балтии и Восточной Европы (с недавних пор в сей список следует добавить Украину) - их счет к Советам по понятным причинам несравненно внушительнее и выводы они делали куда как быстрее. К слову, стоит вспомнить тут Маннергейма, Скоропадского и Бангерскиса - яркие примеры людей, лояльных старой России, но примкнувших к национализмам ее бывших окраин после торжества большевизма.

В любом случае такая штука, как институт репутации, действует в т.ч. и в отношении целых стран и народов. В частности относительно Франции к 1815 году и особенно относительно Германии к 1945 году складывался весьма широкий консенсус относительно нежелательности их цивилизационных амбиций (как мы увидим ниже, это не то же самое, что имперские амбиции, хотя они и имеют свойство идти рука об руку). И не будет преувеличением сказать о возникновении подобного консенсуса в отношении России к 1991 году. Причем помимо обычных правых антикоммунистов (будь то западных или восточноевропейских) в него вошли и что-то переосмыслившие под влиянием негативного советского опыта левые, будь то троцкисты, перекрасившиеся в неоконов или большая часть культурных марксистов.

Судите сами, пока у власти был ЕБН с его западнической риторикой, РФ позволялось самое разнообразное вмешательство в дела постсоветских стран кроме балтийских. Приднестровье помните? Да и история с Абхазией и Южной Осетией началась гораздо раньше 2008. Про Таджикистан уж молчу.

 Однако когда уже в эпоху «суверенной демократии» случилось 08.08.08, мировое сообщество восприняло это существенно более прохладно, хотя и без особых последствий. Когда же Путин не только ввел «традиционные ценности» внутри страны (оно само по себе ладно, лишь бы не было войны, нефть качалась и деньги в Лондон исправно вывозились), но еще и решил примерно наказать Украину за бегство прочь от «русского мира» – таких фокусов ему уже не простили.

Заранее предвидя возражения в виде наличия в 90-х расширения НАТО на восток и бомбардировок Югославии скажу так: никаких рациональных доказательств того, что Югославия (при всей постыдности сего натовского деяния) была эдакой репетицией перед Россией никто так и не смог предъявить (причины тут скорее стоит искать в ином: цивилизационные амбиции СФРЮ явно не вписывались в «единую Европу» и «конец истории», а там уж отношение к стремившимся к ее сохранению сербам сформировалось всерьёз и надолго), а касаемо расширения НАТО... Вот знаете, я не очень люблю темы о некоей коллективной ответственности, но тут невозможно не сказать: а просто голосовать за Зюгановых и Жириновских не надо было. А то одна лишь история с денонсацией Беловежских соглашений чего стоила. Извините, но в Вашингтоне и Лондоне, а тем более в Варшаве и Праге все это видели и делали вывод: советский реваншизм все-таки жив.

Отмечу однако, что неприязнь к «особому пути России», особенно когда он приобретает имперско-реваншистское измерение ни в коем случае не следует отождествлять с русофобией в этническом,  культурном и даже политическом смысле и примеров тут можно привести довольно много. Из последних - площадь Немцова в Вашингтоне. Ведь всем, кто не страдает наличием излишней ваты в голове очевидно: никаким записным русоненавистником Борис не был, ассоциировал он себя скорее с русскими, чем с евреями или кем-то еще и т.д. Просто он для Запада цивилизационно близок.

Есть и другие примеры. Например, русских ревизионистов советско-германской войны, да и просто оппозиционеров вполне себе привечают в странах Восточной Европы. Наконец, в Литве вполне возможна мемориальная доска Врангелю, а в Финляндии – памятник Александру Второму.

Возможный финал.

Допустим, неосоветскому режиму так или иначе удастся удержаться на плаву без каких-либо очередных перестроек, но и не довести дело до атомной войны. Что ж, в таком случае айсберг, на который напорется «Титаник», который позавчера назывался Третьим Интернационалом, вчера - соцлагерем, а сегодня переименован в «русский мир» виднеется на горизонте уже сейчас.

Если Жуков мог смело заявить: «Бабы еще нарожают!», то теперь уже не нарожают, а если и нарожают, будут откашивать от армии всеми правдами и неправдами. Вообще, русские в их нынешнем состоянии несмотря на всю ностальгию об утерянном величии и многочисленные «можем повторить» на машинах и в соцсетях объективно не тянут имперское бремя. А значит, как минимум поэтому продолжится замещение населения на среднеазиатское и китайское. Не говоря уж о том, что введение визового режима со Средней Азией неизбежно приведет примерно к таким же последствиям для советского имперского проекта, как и заявление Горбачёва о невмешательстве в дела Восточной Европы, а пресечение китайской экспансии на Дальний Восток нереально без примирения с Западом.  В итоге на месте восточной части нынешней РФ появятся северные провинции Китая, а одной из главных достопримечательностей Москвы ли, Москвабада ли (это уж тожероссиянам видней) станет мечеть Христа Спасителя. А русские имеют все шансы стать аналогом коптов в Египте, а то и просто исчезнуть.

Не думаю, что такую перспективу можно назвать приемлемой.

Могут ли русские преодолеть советчину самостоятельно?

Уж сколько раз автору этих строк приходилось слышать, мол, коммунизм - это, конечно, ужасно и все такое прочее, однако сие - наше внутреннее дело и ни в коем случае нельзя допускать, чтобы какие-то иностранцы совали туда свой нос.

Но могут ли русские преодолеть советчину самостоятельно? Если взять хоть ту же гражданскую войну, то мы увидим: иностранная помощь была Белым просто необходима (показательно тут, скажем, свидетельство Врангеля о реалиях ранней ГВ:«Снабжение армии было чисто случайное, главным образом за счет противника»), да и фактор сепаратизма окраин нельзя было игнорировать на деникинский манер.

После же победы красных в ГВ и до случившихся примерно в одно время наступления ядерной эпохи и смерти Джугашвили единственным возможным способом избавления от власти Третьего Интернационала был союз иностранных интервентов с русскими антикоммунистами и национал-сепаратистами окраин, нравится это кому-то или нет. Увы, Гитлер изначально имел иные планы, где ни Россий, ни Латвий не предусматривалось, а когда его позиция по мере поражений была более-менее скорректирована (я говорю в первую очередь о создании КОНР), было уже поздно. Что не отменяет необходимости радикального пересмотра истории советско-германской войны и особенно отношения к власовцам, а также бандеровцам и прочим лесным братьям.

Если же мы возьмем период после Сталина и до перестройки, с одной стороны в результате появления ядерного оружия военный способ решения советской проблемы сошел с повестки дня. Зато открылась некая форточка возможностей по подрыву режима изнутри. И, опять же, возникает один простой вопрос: каковы были бы достижения самиздата без подспорья в виде тамиздата и голосов? Очевидно: на несколько порядков меньшие. А если мы посмотрим судьбы конкретных диссидентов? Одна лишь история освобождения Ирины Ратушинской по личной просьбе Рейгана чего стоит! А ведь были еще и нобелевки Солженицына и Сахарова.

И, наконец, следует понимать: на перестройку советское руководство пошло не от хорошей жизни, а потому как в условиях санкций, взвинчивания гонки вооружений и устроенного США обвала цен на нефть жить по-брежневски и дальше было уже невозможно и вопрос встал ребром: или попытаться снова жить, как при Сталине, или... Дураков, желавших вернуться в откровенно людоедские реалии уже было немного и процесс пошел! При этом совсем не факт, что ГКЧПисты так просто сдались бы, если бы Запад не воспринял их в штыки.

И, конечно, сегодня никакая новая перестройка немыслима без внешнего давления и его нынешнее нарастание в связи с неприемлемостью для Запада попыток неосоветского реванша в мировом масштабе явно увеличивает шансы на перемены к лучшему.

Но, с другой стороны, следует отбросить и иллюзии иного рода, мол, пусть нас кто-то десоветизирует, как немцев денацифицировали.

Во-первых, подобный подход не кажется достойным народа, понесшего такие жертвы не просто от большевизма, но в сопротивлении большевизму. Ведь даже в советско-германскую войну деятельность русских, вставших по ту сторону фронта была крайне далека от таких вот пожеланий.

Но у сей проблемы есть и иные аспекты. А так ли в мире хотят, чтобы мы советчину преодолели? И тут грех не вспомнить 91-й год. Полагаю, сомневаться в искренности антикоммунизма тогдашнего американского, да и британского, и германского руководства не приходится. Однако каких-либо попыток подтолкнуть Ельцина к полноценной десоветизации а-ля Восточная Европа с их стороны отнюдь не наблюдалось. Вот чтобы РФ имперского рецессименту ради че-нить там не аннексировала,  не лезла в страны Балтии и бывшей ОВД и вообще не пыталась как-то переиграть итоги холодной войны - это было интересно. А восстановление преемственности с исторической Россией, реституция и даже люстрация - как-то не очень.

С тех пор многое в мире изменилось и отнюдь не в пользу тех антисоветских русских, кто питает надежды, мол, буржуин придет - порядок наведет. Зато патриотушкам-алармистам, истерично визжащим после каждого уренгойского мальчика, что коммунизм вот-вот приравняют к нацизму можно смело расслабиться и передохнуть.

Во-первых, идеология марксизма-ленинизма не является в РФ государственной и это само по себе делает картину куда менее однозначной, чем в советское время.

Во-вторых, западный мир нынче уже не тот, что во времена Рейгана и Тэтчер. Видите ли, то поколение, молодость которого пришлась на 60-е, в 90-е пришло во властные коридоры и мейнстримом западноевропейской и, в меньшей степени, американской политики стала социал-демократия, щедро приправленная культурным марксизмом. И, конечно, для этих товарищей с большевизмом не все так однозначно. Маркса в данной среде твердо считают своим, пусть и малость устаревшим. Да и в целом положительное отношение к Ленину и Троцкому там совсем не редкость. Правда, к Сталину отношение куда прохладней, но в любом случае даже сталинизм в подобной картине мира - это не абсолютное зло, а всего лишь «мой брат-дебил», вот и члены КПУ в результате легко могут получить убежище в ЕС. Путинизм же в ней плох (если вообще плох) национализмом (вымышленным), клерикализмом (насквозь фальшивым), сексизмом (расскажите Матвиенко, Поклонской и Яровой, ага),  гомофобией (основанной не на Библии, а на АУЕ), в общем, чем угодно, только не своей неосоветской сущностью.

Т.е. нет, не все так однозначно, помимо леволиберального мейнстрима на западном политическом небосклоне есть еще и пресловутые «популисты», причем по крайней мере в американском случае для них характерен вполне четкий антикоммунизм. В любом случае никакой международный консенсус вокруг идеи десоветизации России нам в обозримом будущем не грозит, а исключение в виде Восточной Европы лишь подтверждает правило.

Так что сами, только сами, пусть и с чужой помощью.

Как же быть с достижениями советского времени?

Полагаю, после всего вышесказанного, у иных моих читателей может возникнуть вопрос: как же быть с достижениями советского времени?

Начнем с того победу в советско-германской войне в их число заносить и вовсе неуместно.

Во-первых, по причине того, что СССР был нерусским и даже антирусским государством, а его победа - это победа ГУЛАГа над Бухенвальдом и (сие особенно важно) над наиболее последовательной и непримиримой частью русских антикоммунистов, получившей ближе к концу войны международную субъектность в лице РОА/КОНР.

Во-вторых, потому что если мы сравним советско-германскую с ПМВ, выяснятся крайне любопытные подробности. Так вот, при государе Николае Александровиче, который прослыл в глазах всевозможных любителей сильной руки не иначе как «тряпкой» и «подкаблучником»,  кайзеровские войска и помыслить не могли о битве под Москвой, блокаде Петрограда или попытке лишить РИ бакинской нефти и кубанского хлеба. Не говоря уж о том, что пораженческая деятельность тогдашних большевиков мягко говоря недотягивала до русского коллаборационизма 40-х. Т.е. Советы победили нацистов с превеликим трудом, безжалостными по отношению к собственным солдатам методами войны и сыгравшим поистине судьбоносное значение ленд-лизом, о котором нынешняя вата, орущая «можем повторить!» едва ли знает.

Касаемо же бомбы, космоса, балета, хоккея и какой-никакой социалки...

Так вот, тут мы имеем два важнейших фактора: общемировые тренды и наследие старой России. И нет никаких разумных оснований думать, будто создание ядерного оружия или освоение космоса не произошли бы в стране, где не только Королев не сидел бы в лагере, но и продолжали бы трудиться Зворыкин с Сикорским. А уж за искусство уж точно можно было бы быть спокойным, если бы столь многим его представителям от Набокова до Рахманинова не пришлось бежать на чужбину.

Вообще, не будет преувеличением сказать: подобно тому, как Османия проедала наследие Византии, Совдепия проедала наследие России. Собственно, когда людей, хоть как-то помнивших жизнь до Октября уже не осталось в живых в мало-мальски существенном количестве, СССР и рухнул.

Что же до брежневских социальных гарантий - на мировом фоне они выглядят так себе и уж точно не стоили таких жертв. Ну и - если учесть заметные околосоциалистические настроения среди русских антикоммунистов (взять хоть тех же антоновцев), дилемма «советчина vs дикий капитализм» не выглядит убедительной.

Итоги без прикрас.

Итак, итоги прошедшего с Октября 1917 года столетия для русских это:

- Утрата собственной государственности, которая так и не была восстановлена несмотря на целый ряд попыток. Создание иного, антирусского государства на месте бывшей России.

- Утрата живой национальной традиции и ее замещение на принципиально иную и дегенеративную традицию.

- Геноцид лучших частей русского народа, жесточайшая отрицательная селекция населения. Растрата потенциала и пассионарности русского народа в интересах советского государства. Без преувеличения, антропологическая и цивилизационная катастрофа.

- Утрата русскими способности эффективного сопротивления всему вышесказанному без чужой помощи.

- Потеря международной репутации, возникновение широкого мирового консенсуса о нежелательности цивилизационных амбиций России.

- Перспектива положения гонимого нацменьшинства у себя дома, а то и вовсе ухода в небытие в случае продолжения господства необольшевизма на русской земле.

Поистине, проклятое столетие.

И в утешение сказать тут можно и нужно ровно две вещи.

1) Русское сопротивление большевизму оказалось достаточно сильным и упорным и по большому счету никогда не прекращалось. На смену белогвардейцам приходили власовцы, на смену власовцам – национально ориентированное крыло диссидентов и так вплоть до наших дней. Благодаря чему быть русским все-таки не стыдно.

2) Несмотря на всю половинчатость Августа 91-го он дал колоссальные положительные результаты по части преодоления советчины. Выросли новые непоротые поколения. Многими был приобретен всевозможный полезный опыт несоветских моделей поведения: предпринимательский, зарубежный и т.д. Наконец, произошел существенный по сравнению с позднесоветским нулем рост национального самосознания и, в частности, все больше становится тех, кто окончательно отказывается от советской идентичности в пользу белой русской. А посему отбоя не было, борьба продолжается!


2463
Егор Ершов

Ещё от автора