Пирамида экстремизма

Изучение радикального экстремизма и терроризма сильно тормозится тем фактом, что террористы, как правило, взрываются прежде чем их успеют опросить психологи. Поэтому в социологии, занимающейся проблемами терроризма, все еще кипит работа, имеющая целью выяснить, что же толкает людей на наиболее радикальные решения. Большинство авторов традиционно топчется в мэйнстриме, так или иначе обсасывая безработицу, расизм и прочие социальные факторы, которые, конечно же, одни во всем виноваты.

Тем не менее, время от  времени появляются достаточно здравые, хотя и не полностью развитые теории, просто и эффективно объясняющие поведенческие аспекты потенциальных террористов. Кларк МакКалей и София Москаленко в 2008 году представили свое исследование с изложением так называемой «пирамиды экстремизма». Пирамиду сами они не нарисовали, но это было сделано основываясь на их описании: в базе пирамиды располагаются сочувствующие, повыше – лица, склонные оправдывать террористическое поведение, а на самом верху – непосредственно экстремистские ячейки или группы. Они утверждают, что вероятность к применению насилия вырастает пропорционально положению в пирамиде – так, «сочувствующие» совершают такие поступки крайне редко, а уже организованные преступные ячейки почти всегда потенциально готовы к боевым действиям против государства и\или общества.

Отличает работу МакКалея и Москаленко то, что они не пытаются унифицировано объяснить причину возникновения радикалов. В качестве мобилизатора могут выступать религия, происхождение, экономические трудности, чувство солидарности и прочие факторы. Проще говоря, чем больше количество людей, разделяющих какую-либо критическую по отношению к обществу или правительству точку зрения, тем выше вероятность возникновения радикалов, а после первых их действий – увеличения их числа. Далее мы приводим список из двенадцати мобилизационных механизмов, разделенных на три группы: индивидуальные, групповые и массовые.

  • Индивидуальная радикализация через персональную виктимизацию. Этот подход часто связан с теми, кто становится смертником. Как правило, это жертвы, пострадавшие от действий правительства.
  • Индивидуальная радикализация через политический конфликт. Лицо совершает теракт из-за несогласия с политическим курсом или тенденцией.
  • Индивидуальная радикализация через присоединение к радикальной группе. «Попал в плохую компанию».
  • Индивидуальная радикализация через присоединение к радикальной группе – сила привязанности. Вербовка террористов происходит через личные связи, например, вовлечение ближайших родственников.
  • Радикализация группы среди единомышленников. Если большинство членов группы готовы приветствовать увеличение радикализации, это происходит по факту. Более радикальные члены группы получают, как правило, большее влияние – другие не хотят оставаться бэксайдерами. Таким образом вся группа движется по пирамиде вверх.
  • Радикализация группы в условиях изоляции и угрозы. Группы с исключительно высоким уровнем единства (например, боевые армейские отделения, воевавшие в горячих точках) могут единовременно радикализоваться в условиях угрозы, которая часто воспринимается именно как групповая.
  • Радикализация группы в условиях соперничества за одну и ту же базу сторонников. Действия групп активистов, выступающих за одну идею, могут конкурировать для завоевания поддержки потенциальных сторонников. Как правило, более радикальные организации получают более широкую поддержку.
  • Радикализация группы в условиях соперничества с государством. Группа, проведя коллективное событие (референдум, митинг, шествие) и столкнувшись с государственными репрессиями, неизбежно вызовет ответную агрессивную реакцию на государственные действия.
  • Групповая радикализация через внутригрупповое соперничество. Борьба за статус внутри группы может привести к всплеску жестокости.
  • Массовая радикализация через конфликт с внешней группой – Джиу-Джитсу. «Использование силы противника против его самого». Массовая радикализация может произойди в случае атаки внешних сил на общество. Так произошло 11-го сентября, после которого был подъем патриотизма.
  • Массовая радикализация через конфликт с внешней группой – ненависть. Дегуманизация внешней группы через стереотипы – распространенное восприятие, возникающее во время войны. Оно может привести к широкой поддержке «крайних мер» против врага.
  • Массовая радикализация через конфликт с внешней группой – мученичество. Движение и народ помнят своих членов, замученных врагами. Часто они становятся символами для продолжения и радикализации борьбы.


Поскольку большинство террористов придерживаются мусульманского вероисповедания, у них огромная база сочувствующих. При разных вариантах развития событий возможны разные типы радикализации. В то же время, правых экстремистов с обществом объединяет мало что, так что национал-социалисты обречены на народное «непонимание», которое приводит к малому числу сторонников. Антимиграционная риторика может служить фактором объединения крупных масс, но только при совпадении ряда других условий. Основной урок, который мы можем извлечь из пирамиды МакКалея-Москаленко, состоит в важном замечании, что радикализация может начинаться практически с любого фактора – и этническое происхождение и религия играют не меньшую роль, чем социальные проблемы. Учтение этой  пирамиды на практике необходимо для эффективного отпора терроризму.

3744

Ещё от автора