Мадам Президент

"Франция, ты одурела!" - наверное так многие наши представители демшизы кричат сейчас, когда кандидат от "Национального Фронта" при первом обнародовании данных взяла 25 процентов голосов и номинально выиграла первый тур президентских выборов. У них на это есть немалые основания: Ле Пен очень консервативна, плохо относится к их леволиберальным догмам, да ещё - что косвенно доказано - получает деньги из России. По сути Путин финансирует ультраправого политика, а его карманные СМИ льют воду на мельницу националистов во Франции. Именно поэтому у нас Марин Ле Пен считают "агентом Путина". Но, как водится, не всё так однозначно. Есть определённые нюансы.


Ле Пен смогла бы и без Путина

Image title

Собственно, это надо понимать всегда, как только вспоминаешь о том, что "вот, агенты Кремля". "Национальный фронт" - партия с длинной историей, тянущейся от совсем маргинального состояния в 1970-е и резкого подъема восьмидесятых, когда НФ имел 35 мест в Национальном собрании (сейчас - всего два). Жан-Мари Ле Пен, основатель Партии и отец Марин, был убежденным радикалом правого толка, и его идеи находили поддержку уже в семидесятые, когда провальная миграционная политика Франции начинала давать первые всходы. В 2002 году он с лёгкостью обошёл кандидата от социалистов и вышел во второй тур вместе с Жаком Шираком, где получил в итоге почти 17 процентов голосов. Без всякого Путина, без всякой внешней поддержки.

НФ очень быстро стал играть роль пугала французской политики, где системные силы постоянно призывали избирателей "бороться с ужасами национализма", что выливалось в итоге в беготню голосующих в сторону от НФ к кому угодно. После перехода к мажоритарной избирательной системе представительство Нацфронта резко упало - по округам голосовали против националистов. Но тренд на недовольство засильем мигрантов и кризис идентичности никуда не делись - "Национальный фронт" год от года увелчивал поддержку, рос его ядерный электорат. И если республиканские лидеры спокойно воспринимали националистическую партию, то левые истерили постоянно: регулярные выпады против Ле Пена Старшего, ирония после передачи партии по наследству, обливание грязью и ярлык "фашистов" они лепили на всю семью, на всех сторонников НФ, в том числе, между прочим, и на Алена Делона, открыто поддержавшего правых.

С приходом социалистов в Елисейский дворец истерика обрела государственную форму. Нацфронт не мог по новым правилам получать финансирование во Франции - все банки отказывали во вложении в Партию, а собственных жертвователей не хватало. Ле Пен вынудили обратиться в чешско-росийский банк за финансированием, а это не одно и то же, как побежать в Кремль добровольно. Сделка ли это с совестью? - возможно. Но это вовсе не значит, что это договорённость во-первых и честная договорённость - во вторых. Если бы французское левое руководство не напирало так на НФ, Ле Пен, вероятно, не поглядывала бы на Москву, ибо электоральная подержка её и её партии продолжала и продолжает расти. Она двигается к власти семимильными шагами. Путинские деньги скорее дополнительный катализатор, полученный от безысходности.


А как же Крым?

Image title

Собственно, главным маркером, указывающим на пропутинскую позицию Ле Пен, является её заявление по Крыму. Она неоднократно говорила, что "Крым - неотъемлемая часть России", что не видит ничего противозаконного в его аннексии. Но и тут есть нюансы. Нужно понимать, что первый и главный раунд переговоров между РФ и ЕС (в особенности Францией) будет проходить по линии уже принятых обеими сторонами Минских соглашений. Это не только формальные декларации, это условленные обязательства: пока Россия не уводит войска и не возвращает Украине контроль над восточной границей, никакого снятия санкций быть не может. Ле Пен от этих обязательств в случае избрания не смогла бы отказаться от слова "никак". Она это знает, Москва это знает, и обе стороны надеются как-то выплыть из этого в будущем. Но формально НФ действительно отрабатывает деньги по Крыму. А Донбаса это не касается. Так что пока не разберутся с одним, к другому даже не прикоснутся.

Тем более не касаются заявления Ле Пен сбитого малазийского Боинга с гражданами ЕС на борту. Лучшее, что может сделать Ле Пен как возможный президент - проигнорировать это. Но это лучшее для Путина, а за это время у того же Путина могут возникнуть проблемы ещё серьёзнее, так что вполне возможно банальное "кидалово", как не раз с Путиным уже случалось. Потому что действительных рычагов для контроля лидеров даже банановых республик у России нет. А тут Франция.

Помимо этого, любые аналогии Ле Пен и Трампа некорректны по причине разного характера взаимодействия кандидатов на президентский пост со своими партиями. Трамп для республиканцев - бесцеремонный чужак, который только учится жить по их правилам, а Ле Пен - своя в доску, и её Партия холит и леллеит по-всякому, ибо без женщины-президента не видать НФ мандатов в Нацсобрании. Это всё ведёт к тому, что Трамп в манёвре очень ограничен, а Ле Пен вполне может делать что угодно, но только внутри страны. Во внешней политике её поведение не слишком будет отличаться от Трампа по одной причине: как Трамп - проамериканский президент, так и Ле Пен будет в случае избрания профрацузской, а никаких "пророссийских" ни там, ни там быть не может. Путин и ко на что-то рассчитывают - но их все равно кинут, как сделал много кто.


Социалочка

Image title

Главное, почему Ле Пен не любят так левые - она отбирает их электорат. Если "Непокорившаяся Франция" Меланшона, социалисты, левоцентристы и прочие борятся за перераспределение налогов от богатых к бедным (из-за чего из Франции годами убегает капитал), то Нацфронт очень уверенно выступает за "вэлфер только для своих", то есть минимизацию мигрантских пособий, переход от "прогрессивной шкалы" налогооблажения к негативной, государственный патернализм, очень важный для мелкого бизнеса и деревни, отмену ограничений, наложенных на Францию Евросоюзом, что в целом привлекает электорат соцдемов и даже радикальных левых. По сути дела Ле Пен является антиглобалисткой как в правом (суверинизация страны), так и в левом (противостояние крупному международному капиталу) смысле, и ещё большой вопрос, какая позиция принесет ей больший успех в будущем, особенно, если знать её противников.


Противник остался один - это Эммануэль Макрон, нарцисс и популист, бывший министр, бывший социалист, создавший своё умеренно левое движение "Вперед". Его риторика максимально размыта, а его образ молодого и энергичного действительно подкупает. К тому же за него топят все крупные французские СМИ - прямо как американские за Клинтон в прошлом году. И Макрон уже сейчас еле отрывается от Ле Пен по голосам, несмотря на медийное преобладание, финансвую поддержку (поговаривают, что он фактический ставленник истеблишмента и крупного капитала) и очевидное личное обаяние. Чистый мейнсрим, по-настоящему типичный, но привлекательный для неискушённого обывателя, Макрон имеет все шансы стать следующим президентом, но и тут не надо загадывать сильно наперёд.


Популярный фаворит?

Image title

Во-первых, уже пошли слухи, что Макрон... гей. Поводом стали селфи с внуками его жены Брижит, которая старше его на 24 года и выглядит больше как прикрытие странных вкусов политика. Разом к нему приклеелось прозвище "дедушка". Собственно, а чего тут такого? - спросите вы. А то, что все помнят многотысячные протесты 2014 года, когда президент Олланд легализовал однополые браки и усыновление однополыми семьями детей. Таким образом пробуждать снова этот негатив Макрону очень бы не хотелось. Росказни российского агентства "Спутник" про некое "гей-лобби" - конечно же чушь, но сам факт нетрадиционной (пусть и всячески легализованной) ориентации фаворита президентской гонки может стоить ему немалого числа голосов.

Во-вторых, опыт работы финансистом в банке Ротшильдов намертво привязал к Макрону ассоциацию с "мировой финансовой закулисой", что сразу отводит от него голоса любых некапиталистов. Крайне левые за "банкира Ротшильдов" не пойдут даже под угрозой прихода к власти правых. Более того, Макрон имеет явно коррупционное прошлое (по французским, конечно меркам). Правоохранительные органы считают, что один из контрактов Министерства экономики, которое возглавлял ранее Макрон, был заключён в обход конкурсной процедуры: ведомство заключило без проведения тендера контракт с компанией Havas на организацию вечера с участием министра. Сумма контракта составила €380 тыс. То есть за Макроном минимум один откат. Всё вместе является не самым приятным фоном для противостояния Ле Пен.

И, наконец, позавчерашние дебаты. Как раз в то время, когда 11 кандидатов стояли и дискутировали, в центре Парижа исламисты совершили теракт. Макрон оказался первым, кто прокомментировал это. Он сказал, что угроза терактов "останется частью повседневной жизни французов в ближайшие годы". Ле Пен ответила молниеносно: "Я не хочу, чтобы мы привыкали к этой угрозе. Я не хочу, чтобы мы говорили нашей молодежи, что она будет жить в условиях ежедневной и продолжительной опасности. Нам нужно реализовать план атаки против исламского терроризма. Это касается, в частности, охраны границ, но также необходимо бороться с корнем проблемы — радикальной идеологией, которая долгое время распространялась на территории нашей страны. Прошло время наивности и попустительства, нужны трезвость взглядов, смелость и решительность". Зрители это запомнили, и очень многие французы воочию увидели, что пока одни выискивают несуществующие химеры национализма, другие предлагают бороться с теми кто здесь и сейчас убивает мирных граждан. 


Второй тур состоится 7 мая, и мы увидим абсолютно зеркальную ситуацию с США: коррумпированный, повязаный с истеблишментом, медиа и финансовой элитой Макрон будет противостоять контрэлитной и несистемной Ле Пен, которая уже имела опыт выборов, которая видит, что тренды на её стороне и понимает, что кто бы ни стоял за её финансами, голосовать за неё будет только французский народ - гражданская нация, которую она как раз и старается сохранить. Если Франции суждено получить первую женщину-президента, то именно мадам Ле Пен подходит на эту роль наилучшим образом.



1940

Ещё от автора