Почему либералы должны терпеть до конца

Image title

Ещё до меня много кто писал и говорил, что настоящий протест может быть только социальным. Ваш покорный слуга об этом тоже упоминал. Потому для меня забастовки дальнобойщиков, которым не очень хочется платить грабительские сборы за проезд по трассам, гораздо важнее зрелищной, правильной, символичной, но совершенно нерепрезентативной акции Петра Павленского с поджогом дверей Лубянки. Социальный протест проходит сейчас параллельно идеальному, при всём этом ни разу и нигде не пересекаясь. И это само по себе ни хорошо и ни плохо. Это процесс медленного вызревания недовольства.

Происходящие события усиливают социальное недовольство очень неравномерно и непоследовательно. И если общий тренд определяется последствиями кризиса и наложенных санкций, то отдельные группы и слои может всколыхнуть неожиданное и неприятное решение власти. Чтобы далеко не ходить, давайте сравним спокойную реакцию на запреты полётов в Египет, нервное восприятие вероятного запрета на полёты в Турцию и Тунис и появившийся сегодня гневный гул по поводу планов введения выездных виз. Непопулярное решение, которое может свидетельствовать в пользу альтернативной одарённости отдельных депутатов, может сильно тряхнуть общество, которое давно привыкло к загранице и считает полёты по санкции сверху маразмом. Внезапно именно главное достижение либералов - открытость России миру и прописанная в Конституции свобода перемещения - ставится под запрет оппортунистской кучкой не самых вменяемых людей, находящихся сейчас у власти в стране. А значит у вменяемых демократических сил может появиться возможность резко перейти от "идеологических диверсий" к планомерному разворачиванию широкого социального протеста, связанного с их идеями, как давно не было.

Собственно, идеальный протест отличается от социального именно тем, что основывается на отстаивании идеалов, что очевидно. Символические акции порой приводили к социальным или политическим сдвигам, как то самосожжение Мохаммеда Буазизи в Тунисе, за которым последовала Арабская весна. Но сами по себе акции с чисто идеалистичной повесткой редко были массовыми и продолжительными, если за ними не стоял социальный контекст. Марши Несогласных и "Стратегия-31" долгое время представляли из себя небольшие по числу сходки единомышленников. Стоило добавить глухое недовольства среднего класса прямым обманом их интересов властью - сразу полыхнули многотысячные митинги 11-12 годов. Дали горожанам поиграться в партии - снова протест сошёл на нет. Евромайдан начинался как ответ на откладывание в долгий ящик евроинтеграции Украины, которая помимо престижных соображений имела и социальные: упрощённый визовый режим, некоторые послабления в торговле и т.д. Люди выходили именно за это, и именно за это они махали флагами ЕС, а не только за аморфные "европейские ценности". Нынешние попытки собрать новый Майдан то левыми, то ультраправыми пресекаются и не пользуются поддержкой именно из-за отсутствия социального контекста, которого точно так же не хватает российской либеральной оппозиции. Хотя и не только либеральной.

Либералы у нас в основном имеют идеальную повестку. Гражданские свободы, права человека, отсутствие цензуры, свободный рынок, открытое правительство и многое другое. Всё это хорошо, но с непосредственными чаяниями общества ну никак не связано. Исключение - борьба с коррупцией, на которой поднялся Навальный со своей командой, да экологическая повестка, на время выведшая в большую политику активистов типа Чириковой. Этого явно недостаточно, чтобы зацепить простого обывателя своими идеалами. Ловить власть на вранье и лицемерии надо, но не стоит рассчитывать, что поимка лгунов за руку приведёт к массовой реакции в обществе. Идеальные ценности будут самоцелью только после удовлетворения основных социальных, как, например, произошло в Европе. Протестующие в Европе пацифисты и леваки на полном серьёзе бесятся с жиру. Социальное обеспечение кого только можно они из государства вытянули, с работой, безопасностью и основными свободами пока неплохо, а кое-где просто замечательно. Потому европейские левые и борятся за права разных меньшинств, что другой социальной повестки у них нет вообще, и потому европейцы и американцы так живо реагируют на темы об однополых браках и абортах с эвтаназией, что после удовлетворения социальных потребностей они наконец-то перешли к идеальным. Всё по Маслоу.

Лишь недавно на политическом горизонте Европы появились и быстро двинулись в гору националисты, которые перехватили социальную повестку консерваторов, де-факто ставших центристами, либералов, накренившихся в социал-демократию, и старых ультраправых, не могущих выйти из своего сектантского мирка. В Швеции они укрепились на парламентском уровне, в Хорватии недавно и вовсе победили на парламентских выборах, а в Германии демонстрации антимигрантской ПЕГИДЫ регулярно собирают множество вполне приличных немецких бюргеров, а не только горячую молодёжь и ксенофобов. Причины такого успеха правых очевидны: толпы мигрантов не только отнимают вэлфер у безработных, но и покушаются на рабочие места даже квалифицированных рабочих, (не говоря уже о тех, кто на подхвате), выдавливают мелкий бизнес через кумовство, подстёгивают коррупцию в госорганах некоторых стран. Именно эти причины толкают немцев выходить на антимигрантские марши, шведов заставляют тайно поддерживать на выборах "Шведских демократов", а хорватов побуждают голосовать за партии национал-патриотического толка.

В России был один-единственный пример, когда неоформленные ещё евронационалисты-нацдемы (по факту - национал-либералы) смогли опереться на социальное недовольство и донести свои идеи и цели как важную повестку дня - это раскручивание темы чрезмерного дотирования северокавказских республик. Пара многочисленных митингов и хороший дискурс вокруг складывавшегося движения породил живой интерес к объединениям, поднявшим этот вопрос. Но плохая организованность и разобщенность тогдашних нацдемов привела к тому, что интерес в конце концов иссяк. Проблема дырявой границы со Средней Азией сильного социального отклика так и не вызвала, а уж бросившиеся поддерживать так называемую "Новороссию" остатки некогда перспективного НД-движения выходили на свои акции сами по себе, без сторонников. Социального контекста эти жалкие потуги не затрагивали, как не затрагивают его нынешние требования либералов и тем более радикальных левых. Но это не самое страшное.

Самое страшное, что российским либералам либеральная повестка дня не принадлежит, и социальное недовольство, которое либеральная оппозиция могла бы оседлать, только-только вырисовывается и обретает очертания. Крупный бизнес, не повязанный с властной кликой дружбой, только начинает недовольно бормотать под нос и всё пытается быть "альтернативой", а не оппозицией. Бизнес мелкий уже не представляет из себя самостоятельной силы, хотя именно он от патриотического угара освобождается первым, за что спасибо "взвешенной" и "рациональной" налоговой политике нынешнего режима. Банкиры и заёмщики никогда оппозицию не поддержат - они от вполне либеральной финансовой политики своё и так имеют. Молодёжи больше нужно трудоустройство и поменьше поводов для конфликтов с приезжими, полицией или той же молодёжью, но из других слоёв, а также качественное образование (пусть даже и не бесплатное) и чтобы в её дела не лезли морализаторы, военкомы и прочие казённые. Но эта повестка выходит далеко за пределы либерального дискурса, и либералам, чтобы приобрести влияние, нужно играть на поле консерваторов, социал-демократов и националистов. А этого мало кто из либеральных политиков хочет делать и ещё меньше - умеет.

Всем нам следует научиться также тому, как связать конкретный социальный контекст со своими идеалами. Например забитая вроде после выборов 2003 года КПРФ во время монетизации льгот году в 2005 смогла оседлать социальный протест пенсионеров, который грозил перерости в сильное движение против "антинародного режима" (хотя кавычки и необязательны). Но в итоге коммунисты получили хороший электоральный потенциал, использовали его в нескольких регионах и попутно слили протест. А между прочим не самые молодые и не самые сильные граждане России, выходя тогда на свои акции, перекрывали движение, парализовывали работу правительственных зданий, прорывали кордоны ОМОНа и крыли чиновников на чём свет стоит, не спрашивая никаких санкций на митинги. Это и есть настоящий протест, который слабо сопоставим с белоленточными демонстрациями, несмотря на их хорошую организацию, правильные лозунги и число участников. Но пришли спойлеры-коммунисты и спасли власть от резкого нарастания социальной напряжённости. Не без выгоды для себя, конечно.

В конце концов и либералам стоит понять, что сразу на голову протестный потенциал не свалится. Терпеть именно либеральной общественности придётся дольше всех, ибо на чисто либеральных принципах и идеалах в российском обществе далеко не уедешь, а разрыв между идеализмом и социальностью, вовлечённостью в общество, именно у либералов наиболее велик. Если в позднем Совке все косили под либералов, то теперь либералам придётся, сохраняя свои идеи и принципы, перенимать риторику совершенно разных сил, чтобы аккумулировать как можно больший протестный потенциал, который в свою очередь, сам просто так никуда не двинется. Терпеть, пока бизнес ни будет вбешён условиями ведения дел, терпеть, пока свободного общества без прессинга государства ни захотят даже самые упёртые борцы за права трудящихся, терпеть, пока даже ура-патриотам ни надоест паранойя власти и искательство врагов.

Вызывая эпатаж яркими идейными акциями, ставку всё равно надо делать на запрос общества, который всегда есть. Путин и компания ещё не раз будут пытаться продавить разного рода тоталитарные методы, противоестественность которых очевидна уже не десяткам тысяч, а миллионам людей. И эти миллионы надо не просто "призывать поддержать", а самим становиться их частью. Можно следить за самоорганизацией, можно помогать оформляться, можно оформлять и брать ответственность за действия или быть посредником в переговорах с властью, то есть представителем народа. Это не единичное действие, а длительная и планомерная работа, которой может заниматься как последователи одного человека, как традиционная организация, так и децентрализованная сеть. Главное - и в стратегии, и в тактике становиться в один ряд с теми, кто против, быть вместе с ними. Бастуют шахтёры - надевай каску. Маршируют студенты - иди к ним со своими молодыми соратниками. Дальнобойщики протестуют - езжай к ним и помогай организовывать стоянки. Недовольны любители загранпоездок - свети свой загранпаспорт. Будь вместе с народом, с социумом, и тогда он вспомнит про твои идеалы и, вероятно, разделит их с тобой. Как умом, так и духом. А иначе ты не политик, как бы "морально прав" ты ни был.


5893

Ещё от автора