Общество

О лести народу и религиозных преступлениях

О лести народу и религиозных преступлениях
Жак-Луи Давид, «Смерть Сократа», 1787 г

Давление фундаменталистов и преследование по религиозным мотивам — столь старые уловки сведения счетов с политическими противниками, что трудно найти в прошлом страницу, лишенную борьбы традиционалистов за то, что они называют «устоями». Мы видим, как Путин, используя подкидных дурачков типа Милонова, Мизулиной, Яровой, Охлобыстина и иже с ними, перегружает общество в состояние оскудения ума и культуры; и единственное, что может быть здесь сказано не в оправдание, в разъяснение ситуации: не он первый.

Что говорить о России, где демократия не уживается как вирус и антивирус, если даже в родоначальнице демократии — Афинах — за псевдорелигиозные преступления уничтожили целый вагон талантливых людей.

Если не упоминать о хрестоматийно известных случаях типа приговора к «цикуте» Сократа за религиозные проступки (реально за то, что он слышал демоний, «божественный голос», который замшелые недоброжелатели приняли не за прообраз просыпающейся совести, а за преступно внедряемое Сократом новое божество); то можно вспомнить Анаксагора, философа и учителя «отца-основателя афинской демократии» Перикла, который (имеется в виду Анаксагор) посмел утверждать, что Солнце — огромная глыба, а не бог Гелиос, разъезжающий в золотом шлеме на золотой колеснице, за что престарелого философа предали суду и как нечестивца изгнали из Афин.

В религиозном преступлении обвинили и знаменитого скульптора Фидия (оформителя Парфенона и автора одного из «Семи чудес света Древнего мира» — статуи Зевса в Олимпии), который на щите богини Афины изобразил себя и своего друга, того же Перикла (последнего, кстати, также обвиняли в религиозных преступлениях). А это, с точки зрения религиозных традиций, было запрещено (изображать разрешалось только мертвых и олимпиоников, победителей в Олимпийских играх, что приравнивало их к полубогам — актуальное замечание накануне Олимпиады в Сочи). Фидия за кощунство и издевательство над святынями поместили в тюрьму, где в ожидании процесса отравили.

Не менее сурово традиционалисты обошлись с прославленным полководцем Алкивиадом, которого незадолго до похода против Сиракуз обвинили в пародии на Элевсинские мистерии, разыгранной среди близких друзей, что заставило его, понимающего, чем это пахнет, бежать сломя голову из Афин и перейти на сторону Спарты.

Надо ли говорить, что религиозное кощунство — практически всегда лишь предлог, чтобы уничтожить политического противника с помощью нанятых святош и вогнать общество в состояние фундаменталистского ступора, позволяющего власти делать то, что обыкновенно общество ей не позволяет. Задача традиционалистов понятна: упростить общество, сделать его однородным, так как таким обществом легче манипулировать и легче ему внушать, что борьба за сакрализацию государства и господствующей религии не есть этап в установлении бесконтрольной власти захватившей ее корпорацией, а самая что ни есть борьба за его, общества (и его, народа) интересы.

Так было в Афинах, так происходит сегодня при Путине; начало религиозных преследований в Афинах стало предвестием их краха — проигрыша в Пелопоннесской войне со Спартой и утратой былого величия. А также смены демократии эпохой правления «Тридцати тиранов». У Путина никакого величия нет: зато есть приемы, с помощью которых он объединяет тех, кто во все века падок на лесть и самообман: присоединишься к мракобесному большинству, получишь преференции — сможешь смотреть на умных людей презрительно сверху вниз, как на дураков, не понимающих простых истин: на миру и смерть красна. Другое дело, что «охота на ведьм» почти всегда заканчивается превращением охотника в жертву, но пока идет охота, об этом обычно не думают.

11 520
Михаил Берг

Читайте также

Культура
Судьба русской матрицы

Судьба русской матрицы

Ускоряющееся приближение очередной (или, быть может, последней) исторической развилки вновь ставит перед Россией вопрос о стратегическом будущем. Но, как ни странно, серьёзных разговоров об этом почти не ведётся. То ли злоба дня слишком приковывает к себе, то ли безотчётная боязнь будущего в её национальной формулировке – «авось пронесёт» – выстраивает высокий психологический барьер. Но вернее всего, глубоко в общественном подсознании коренится тяжёлая догадка: исторического будущего у России в её нынешнем виде нет.

Андрей Пелипенко
История
Московское царство:  опыт первой социалистической революции

Московское царство: опыт первой социалистической революции

Подход к социализму как к явлению, по природе своей будто бы абсолютно враждебному «духовным скрепам» нашей Святой Руси, с определенных пор стал очень характерным для интеллектуально рафинированных патриотов, преданных идеям «белого движения».
Самое поразительное, что преданность идеологическим мифам в данном конкретном случае находится просто в вопиющем противоречии с реальными фактами нашей истории.

Олег Носков
Общество
Православное образование

Православное образование

Пропаганда православия в РФ усиливается. Дело в том, что правящая элита желает видеть среди своих избирателей именно паству, да и чтобы попы всегда указывали, что нужно делать, как правильно «терпеть», и, конечно, верить, что всякая власть от бога.
Прививают православие уже давно. Однако есть ли существенные успехи в данном направлении?

Слава Честов