Общество

О лести народу и религиозных преступлениях

О лести народу и религиозных преступлениях
Жак-Луи Давид, «Смерть Сократа», 1787 г

Давление фундаменталистов и преследование по религиозным мотивам — столь старые уловки сведения счетов с политическими противниками, что трудно найти в прошлом страницу, лишенную борьбы традиционалистов за то, что они называют «устоями». Мы видим, как Путин, используя подкидных дурачков типа Милонова, Мизулиной, Яровой, Охлобыстина и иже с ними, перегружает общество в состояние оскудения ума и культуры; и единственное, что может быть здесь сказано не в оправдание, в разъяснение ситуации: не он первый.

Что говорить о России, где демократия не уживается как вирус и антивирус, если даже в родоначальнице демократии — Афинах — за псевдорелигиозные преступления уничтожили целый вагон талантливых людей.

Если не упоминать о хрестоматийно известных случаях типа приговора к «цикуте» Сократа за религиозные проступки (реально за то, что он слышал демоний, «божественный голос», который замшелые недоброжелатели приняли не за прообраз просыпающейся совести, а за преступно внедряемое Сократом новое божество); то можно вспомнить Анаксагора, философа и учителя «отца-основателя афинской демократии» Перикла, который (имеется в виду Анаксагор) посмел утверждать, что Солнце — огромная глыба, а не бог Гелиос, разъезжающий в золотом шлеме на золотой колеснице, за что престарелого философа предали суду и как нечестивца изгнали из Афин.

В религиозном преступлении обвинили и знаменитого скульптора Фидия (оформителя Парфенона и автора одного из «Семи чудес света Древнего мира» — статуи Зевса в Олимпии), который на щите богини Афины изобразил себя и своего друга, того же Перикла (последнего, кстати, также обвиняли в религиозных преступлениях). А это, с точки зрения религиозных традиций, было запрещено (изображать разрешалось только мертвых и олимпиоников, победителей в Олимпийских играх, что приравнивало их к полубогам — актуальное замечание накануне Олимпиады в Сочи). Фидия за кощунство и издевательство над святынями поместили в тюрьму, где в ожидании процесса отравили.

Не менее сурово традиционалисты обошлись с прославленным полководцем Алкивиадом, которого незадолго до похода против Сиракуз обвинили в пародии на Элевсинские мистерии, разыгранной среди близких друзей, что заставило его, понимающего, чем это пахнет, бежать сломя голову из Афин и перейти на сторону Спарты.

Надо ли говорить, что религиозное кощунство — практически всегда лишь предлог, чтобы уничтожить политического противника с помощью нанятых святош и вогнать общество в состояние фундаменталистского ступора, позволяющего власти делать то, что обыкновенно общество ей не позволяет. Задача традиционалистов понятна: упростить общество, сделать его однородным, так как таким обществом легче манипулировать и легче ему внушать, что борьба за сакрализацию государства и господствующей религии не есть этап в установлении бесконтрольной власти захватившей ее корпорацией, а самая что ни есть борьба за его, общества (и его, народа) интересы.

Так было в Афинах, так происходит сегодня при Путине; начало религиозных преследований в Афинах стало предвестием их краха — проигрыша в Пелопоннесской войне со Спартой и утратой былого величия. А также смены демократии эпохой правления «Тридцати тиранов». У Путина никакого величия нет: зато есть приемы, с помощью которых он объединяет тех, кто во все века падок на лесть и самообман: присоединишься к мракобесному большинству, получишь преференции — сможешь смотреть на умных людей презрительно сверху вниз, как на дураков, не понимающих простых истин: на миру и смерть красна. Другое дело, что «охота на ведьм» почти всегда заканчивается превращением охотника в жертву, но пока идет охота, об этом обычно не думают.

9 080
Михаил Берг

Читайте также

Политика
Хвост и вожжи

Хвост и вожжи

Хозяев России внезапно и со всей дури приложило фейсом об тэйбл — сила вещей оказалась на стороне Браудера. Правила, диктуемые этой пресловутой силой, существуют. Больше того: несоблюдение этих правил она наказывает повреждениями, несовместимыми с жизнью. То, что нынешние хозяева России этих правил не понимают, не считают нужным им следовать, а своё нежелание оправдывают яростным отрицанием объективного существования силы вещей, её вовсе не волнует — никак от слова «совсем».

Вадим Давыдов
Общество
Православное образование

Православное образование

Пропаганда православия в РФ усиливается. Дело в том, что правящая элита желает видеть среди своих избирателей именно паству, да и чтобы попы всегда указывали, что нужно делать, как правильно «терпеть», и, конечно, верить, что всякая власть от бога.
Прививают православие уже давно. Однако есть ли существенные успехи в данном направлении?

Слава Честов
Культура
Судьба русской матрицы

Судьба русской матрицы

Ускоряющееся приближение очередной (или, быть может, последней) исторической развилки вновь ставит перед Россией вопрос о стратегическом будущем. Но, как ни странно, серьёзных разговоров об этом почти не ведётся. То ли злоба дня слишком приковывает к себе, то ли безотчётная боязнь будущего в её национальной формулировке – «авось пронесёт» – выстраивает высокий психологический барьер. Но вернее всего, глубоко в общественном подсознании коренится тяжёлая догадка: исторического будущего у России в её нынешнем виде нет.

Андрей Пелипенко