Фотосет

Город британской славы

Город британской славы

Говорят, когда Гонконг перешел под китайскую юрисдикцию, очередь в английское консульство из желающих остаться гражданами Великобритании достигала нескольких десятков километров. Чтобы понять, почему бунтуют сейчас гонконгские студенты, нужно понять насколько этот регион отличается от остального материкового Китая. А отличается он примерно также как современная американская Аляска от российской Чукотки.

Гонконг абсолютно вестернизированный, по духу вольный океанический город. Даже сейчас, находясь в лоне квазикапиталистической КНР, он умудряется сохранять инвестиционную привлекательность и одни из лучших условий для ведения бизнеса. Наряду с Сингапуром Гонконг — это живой памятник могуществу и силе западного колониализма, с той лишь разницей, что если в Сингапуре считается престижным работать в госкомпании (и в госструктурах), то в Гонконге самая круть — открыть свое дело и вообще — заниматься исключительно частным бизнесом.

Гонконгцы смотрят на Китай свысока и считают, что их материковые соплеменники навсегда испорчены социализмом. Гонконг — средоточение западных привычек, перенесенных на азиатскую почву. Яркий пример того, что западный образ жизни может с успехом прижиться везде, даже у китайцев.

Когда вы садитесь в такси в Шанхае — местный таксист включает вам местный аналог шансона (а то и русский шансон), в Гонконге же у таксистов в машине играет джаз. В Китае средняя зарплата $500, в Гонконге — более тысячи долларов. В Китае 80% населения одеты по стандартному варианту «белая рубашка, черные (серые) штаны» (даже в Пекине и Шанхае), Гонконг, напротив, испещрен бутиками, это один из азиатских центров моды. Местное население в Гонконге приветливо, улыбчиво, по-западному неторопливо и в целом спокойно смотрит на белокурых иностранцев. В Китае могут запросто наступить на ногу, толкнуть, а европеец, попадая в окружение провинциальных китайцев, может быть растерзан на сувениры.

Весь Гонконг увешан рекламой пластической хирургии, предлагающей клиентам делать операции по коррекции азиатского разреза глаз на европейский лад. Здесь полно западных заимствований и англоязычных топонимов. Аллея гонконгских кинозвезд (по аналогу голливудских) , пик и бухта «Виктория», район Абердин, Диснейленд, ипподром Happy Valley, немало аутентичных британских пабов. Если в Китае подавляющее большинство ресторанов — кулинарный фольклор, то Гонконг пестрит гастрономическим разнообразием — здесь представлен самый широкий спектр традиционных и новомодных течений — от фьюжн до молекулярной кухни.

Гонконг в составе КНР сохранил часть своих привилегий, однако сейчас требует еще большей самостоятельности, не желая жить по указке Пекина. Гонконгский Майдан — это восстание западного человека против диктата совков. И кстати, Великобритания, исходя из нынешних международных реалий, вполне имеет право защищать тамошнее население как часть уникального британского мира, а сам Гонконг как «исконно британскую землю».

Фото: Reuters, Daily Mail

Зонтики, с помощью которых демонстранты сдерживают полицию, могут стать символом борьбы Гонконга с режимом Пекина.
Против демонстрантов активно применяется слезоточивый газ.
18 674

Читайте также

Политика
Британская флейта в европейском оркестре

Британская флейта в европейском оркестре

Недавно новостная лента принесла весточку о событии, которое явно недооценили СМИ. Речь идет о саммите ЕС (18-19 февраля), завершившемся в Брюсселе в ночь на субботу. На кону стоял вопрос — выйдет ли Великобритания из ЕС. Не вышла. На сенсацию это, конечно, не тянет, потому что к его началу накопилось достаточно информации, чтобы с большой вероятностью прогнозировать результат. Но сам по себе этот факт имеет принципиальное значение в развитии темы «Судьба ЕС». И это идеальный инфоповод для того, чтобы поразмыслить об общем звучании евросоюзного оркестра и британской флейты в нем.

Владимир Скрипов
Злоба дня
Желтый дракон над Кубанью

Желтый дракон над Кубанью

Пока евразийцы и «охранители» бьются в поцреотическом экстазе от заключения «газового контракта» с КНР, грезя о несокрушимом русско-китайском антизападном блоке, в регионах оценивают перспективы китайской экспансии куда менее радужно. Бить тревогу начал — причем уже довольно давно — даже в столь далеком от Китая Краснодарском крае, столь лояльный к власти губернатор, как Александр Ткачев.

Игорь Кубанский
Общество
Постгосударственная эпоха

Постгосударственная эпоха

В перспективе государства — негибкие, консервативные, отягощенные бюрократией и кучей всевозможных норм и правил, часто косных и контрпродуктивных — определенно проигрывают распределенным сетевым сообществам и в области научно-технического прогресса, и в области торгово-коммерческой, и в области военно-политической.

Юрий Нестеренко