Политика

Соединённые Штаты России

Соединённые Штаты России

Большое значение в жизни человека имеет его видение самого себя, своей жизни. То же самое можно сказать и в отношении народов и стран. Попытка исторической перестройки, предпринятая в Августе-91, закончилась провалом и реакцией ещё и потому, что либералы так и не смогли предложить народу ясный и привлекательный образ будущего. Говоря об интеграции в Запад, они так и не смогли вразумительно сказать, в какой Запад приглашают постсоветскую Россию.

Известны слова Льва Толстого: народ казаками желает быть. То есть народ всегда мечтал себя видеть казаками, хотел для себя такой, вольной доли. Но есть ещё один интересный момент: многие русские мечтали видеть Россию Америкой. Собственно, об этом знаменитый спектакль «Юнона и Авось» по поэме Андрея Вознесенского: «Я мечтал, закусив удила, свесть Америку и Россию. Авантюра не удалась. За попытку спасибо». Даже в самом названии Российско-американской компании, созданной графом Резановым, брезжит альтернативный образ России, России-Америки.

Русское западничество всегда делилось как бы на два направления. Одно, грубо говоря, хотело сделать из России Европу, приделать её к Европе. Но при этом не учитывались ни масштабы России, ни её евразийская география, ни особенности характера населения. Я, скажем, с трудом представляю, как люди, живущие на Енисее, произносят: «Мы — европейцы». Даже как-то комично звучит.

Другое направление русского западничества предлагало России иную модель вестернизации: Америка. Эта модель, оставаясь западнической, прогрессистской, евроатлантической, учитывает вышеназванные российские реалии. С Америкой Россию действительно роднит многое: пространства, широта натуры, дух первопроходчества (неспроста в России так популярен образ ковбоя, вспомните детство). И Россию, и Америку, грубо говоря, делали казаки, с той разницей, что Америку делали свободные люди, осуществлявшие экспансию свободы, а наши расширяли российские пространства, убегая от государства (тот же Резанов у Вознесенского открывает новые земли, «Русскую Америку», убегая от российской казёнщины и несвободы). Россию сближает с Америкой многое, но ей необходима прививка свободы и федерализма. Вот тогда и получатся Соединённые Штаты России. Всё очень «просто».

Америка — вот, пожалуй, наиболее адекватный образ для русского западничества. Русский американизм есть наиболее адекватный русский европеизм. Нашим либералам ещё только предстоит научиться разговаривать с нашим населением, предлагая ему привлекательные модели будущего. Европа для русского сознания — это всё-таки что-то куцее. Именно через образ Америки можно «соблазнить» русского человека, активировать иную часть его натуры, всегда подавлявшуюся традицией несвободы: предприимчивость, вольнолюбие, здоровый индивидуализм в сочетании со способностью к самоорганизации. Именно образ Америки способен вывести Россию из мира ордынского «евразийства» в евроатлантический мир, преобразовать её из империи в договорную федерацию, в «Соединённые Штаты России».
В чём суть идеи «Соединённых Штатов России»?

Недавно по телеку я случайно увидел передачу про освоение восточных пространств: Новосибирский архепилаг, острова Ляхова, открытые казаками. Потом на них добывали мамонтовую кость, песцов — с разрешения Екатерины Второй. Может, настроение у меня такое было — меланхолическое — но я вот что подумал: а что собственно нам, ну русскому и другим народам, было с той кости, с тех песцов? Да, видать, ни хрена, если народ именно в то время поднялся за Пугачёвым. Вообще, зачем нам все эти необъятные пространства? Они что, сделали нас свободнее, счастливее? Та же Сибирь — сделали её местом ссылки и каторги, а потом застроили сталинскими лагерями. Теперь бездарно сдаём её Китаю. Огромное российское пространство — оно совершенно безхозно, в том смысле, что совершенно не привязано к реальным интересам населения. С него кормится только государственная машина. Народ в своей наиболее пассионарной части веками рвался на восток, бежал от чиновников на волю — а чиновники шли по пятам казаков и убивали эту волю, налаживали свой бюрократический порядок. Народ угрохал свои силы ради огромного пространства, присвоенного, узурпированного государственной имперской машиной, и ради доходов функционеров этой машины.

Вот в том-то и состоит идея Соединённых Штатов России: вернуть это пространство народу, привязать его к интересам народа, к интересам регионов. Переосмыслить имперское российское пространство, отчуждённое от населения, с точки зрения федерализма и регионализма. Кремль и его идеологические марионетки второй год твердят о федерализации Украины, а в ней нуждается прежде всего сама Россия. Или Россия станет подлинной федерацией, Соединёнными Штатами, и обретёт новую историю — или России не будет. Время России-империи, России-псевдофедерации иссякает. Вот так примерно, набросочно. Разумеется, модель CШР должна учитывать многонациональный характер страны и уже существующие национально-государственные образования, а также возможность создания новых субъектов федерации. Россия исторически состоит из народов, и, в отличие от США, расчертить её по линейке, как предлагает В. Алкснис, невозможно.

Ну и, собственно, вот для чего требуется Всероссийское Учредительное Собрание — тема «пересборки» и «перезапуска» страны вновь стоит в повестке дня.

15 994

Читайте также

Общество
Последний зубец на энцефалограмме

Последний зубец на энцефалограмме

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей цивилизации — ты уже практически одна мне поддержка и опора, о Швейцарская Конфедерация! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается на планете?

Юрий Нестеренко
Федерация
Федерация как идея выживания России

Федерация как идея выживания России

Все сегодняшние разговоры о перспективах развития страны вертятся, как правило, в рамках одной парадигмы — видения России как унитарного государства, — великой державы, желательно в виде обновленного СССР или хотя бы в виде Евразийского союза. Так думают не только сторонники нынешней власти, но и ее противники.

Ирина Павлова
История
Возвращённый удар Быдгоща

Возвращённый удар Быдгоща

35 лет назад Польша показала, что такое народный отпор диктатуре. Нация жёстко поставила на место государство. Которое, кстати, было не чета путинскому режиму. Забастовка демократической солидарности сплотила миллионы людей. Так ответили поляки на провокацию властей, наглость чиновников, избиение оппозиционеров. Рабочих не остановили угрозы партийного начальства, спецсредства жандармерии, прицелы «своей» армии и советских оккупантов. Помнить бы здесь и сейчас о Быдгощском марте 1981-го.

Владислав Быков