Культура

Ужасы нашего городка

Ужасы нашего городка

Хоррор — закольцованный жанр, чья маневренность во многом ограничена т.н. «правилами кинематографического съема». Долгое время фильмы ужасов не блистали оригинальностью. «Страшное» кино заполонили бесчисленные дома на холмах, кишащие неутомимыми призраками, и вариации на тему «что вы делали прошлым летом». Ситуация немного сдвинулась в последние несколько лет, когда за производство взялись европейцы (озабоченные дефицитом доморощенного зрелищного кино) и американские independent-студии, для которых хоррор стал возможностью заявить о себе, сделать кое-какие сборы и дать трамплин молодым, начинающим актерам\режиссерам.

В настоящий момент ведущие заокеанские компании-мейджоры редко выпускают хорроры, ввиду высоких цензурных рейтингов, и откликаются только на беспроигрышные проекты. Появился феномен малобюджетного инди-кино, где хоррор уже смог расширить границы и вместить в себя не только классический зомбиленд, но и элементы психологической драмы, эксцентричной комедии, бурлеска и т.п. (как правило, в антураже естественной природы, повседневной одноэтажной Америки или жилых европейских районов). В качестве удачного примера можно назвать недавнюю хипстерскую драму «Батарейки» (The Battery), замаскированную под зомби-апокалипсис, мрачный британский психо-трип 2014 года «Под кожей» (Under the Skin) и, конечно же, общепризнанного триумфатора минувшего года — «Оно идет за тобой» (It Follows).

Наш топ-10 лучших фильмов ужасов 2015 года посвящен той самой «новой волне» в хоррор-муви.

10. Лес (The Hallow), реж. Корин Харди

Семейная пара с ребенком переезжает из города в лесную ирландскую провинцию жить и работать. Безмятежный дауншифтинг нарушается угрюмыми местными аборигенами, предостерегающими «городских» забираться в лесную чащу и «беспокоить духов». «Городские», разумеется, к советам не прислушиваются и делают все по-своему, что приводит к пробуждению древних и могущественных существ. Все узнаваемо, знакомо, но напряженно, тревожно и плотно снято. Кроме того, фильм становится интересней, когда супруги начинают выяснять отношения между собой — семейные неурядицы добавляют в повествование элементы драмы. Фильм на раз, чтобы скоротать вечер подойдет вполне.

9. Глаза звезды (Starry Eyes), реж. Кевин Колш, Деннис Видмайер

«Глаза звезды» — панегирик Дэвиду Линчу, мини-версия «Малхолланд-драйв». Но из-за похожести на шедевр великого режиссера фильм не теряет собственного обаяния, в основном благодаря эффектной исполнительнице главной роли — Александре Эссоу. За ее попытками стать голливудской старлеткой наблюдаешь с сочувствием, а также с нарастающей тревогой, особенно на фоне прогрессирующей у героини трихотилломании (вырывание собственных волос под влиянием стресса).

Подноготная «фабрики звезд», безусловно, ужасает, хотя методы, с помощью которых вербуют молодых талантов, кажутся архаичными (не случайно одна из подруг начинающей актрисы удивляется рассказам подруги: «Неужели У НИХ до сих пор в ходу ТАКОЕ??).

От Линча в картине и конспирологическая линия, намекающая на мистически-сектантский характер голливудской элиты. Им противостоит (на идейном уровне) добродушная молодежь, живущая в трейлерах, мечтающая снять блокбастер за копейки, по всем современным критериям подпадающая под термин loosers. В итоге чуда никакого не происходит — уж слишком силы неравны.

Мораль, конечно, на поверхности — не ходите, девки, в Голливуд гулять, но вряд ли это кого-то остановит. Более того, бабочки летят на огонь уже в промышленных масштабах. Тем не менее, «Глаза звезды» можно считать заявкой на манифест альтернативных киностудий Лос-Анджелеса, тем более, что фильм снят на средства от краудфандинга.

8. Страшные сказки (Il racconto dei racconti), реж. Маттео Гарроне

Местами пышное, а порой и минималистичное фэнтези итальянца Гарроне (известного по мафиозной драме «Гоморра»), навеяно интересом к готике, прерафаэлитам и нестандартному прочтению эпического наследия средневековья.
Несколько древних и не связанных между собой преданий из жизни старосветских баронетов рассказаны изящным и доходчивым языком — Гарроне явно старается передать великую красоту старушки Европы не хуже Паоло Соррентино. С «Великой красотой» фильм роднит и снисходительное отношение к перверсиям аристократов — оттого «Страшные сказки» ни в коем случае нельзя назвать детским кино. Оно скорее подчеркнуто взрослое. Рыцарские замки, пещеры огров, девственные леса, романтические страсти, чудесные превращения и жестокие убийства сплелись здесь в причудливый клубок, иногда откровенно пугающий. Что лишний раз напоминает нам о том, что настоящие сказки должны быть непременно страшными.

7. Весна (Spring), реж. Джастин Бенсон, Аарон Мурхед

Молодой невзрачный американец отправляется в туристическое турне по Италии, где знакомится с южной красоткой, не обремененной моралью и предрассудками. По ходу дела выясняется, что девица чуть ли не последовательница Дагона, во всяком случае периодически норовит принять форму лавкрафтианских монстров. Эти подозрения усугубляются близостью моря, мифологией и древней архитектурой прибрежного итальянского городка, намекающих на существование популяции местных русалок.

Парень ничуть не смущается метаморфозами, происходящими с его подружкой, ее возрастом (ей где-то стопицот тыщ лет, несмотря на цветущую молодость) и склонностью к спонтанной агрессии, а напротив — готов включиться в опасную игру, тем более, что таких умопомрачительных красавиц и такой великолепной Италии в его жизни никогда не было. На самом деле фильм о незабываемости курортных романов, а пресловутые ужасы только придают ему шарма.

6. Я вижу, я вижу (Ich seh, Ich seh) реж. Северин Фиала, Вероника Франц

Ведущие австрийские режиссеры Ульрих Зайдль и Михаэль Ханеке известны своим безжалостным препариванием человеческой натуры. Франц и Фиала продолжают эти традиции, но предметом их исследования становится уже не взрослый, а детский садизм.

Двое малолетних близнецов, этакие белокурые бестии, изощренно и последовательно издеваются на протяжении всего фильма над своей матерью, переживающей непростой период адаптации после сложной пластической операции на лице. Поскольку дети не узнают маму, они подвергаю ее обструкции, а потом и пыткам, постепенно входя во вкус.

За хоррор-муви здесь угадывается озабоченность нарастающим холодом современного социума, достигшего высочайшего уровня комфорта (мать с детьми живет в огромном загородном доме в стиле хай-тек), но разобщенного и утратившего ощущение семейного тепла. Предполагается, что дети должны были бы узнать мать и после хирургических поправок, но дистанция между ними, видимо, уже настолько велика, что мать не в состоянии восстановить былую связь. Любопытно, что после операции женщина меняется и отдаляется от детей — в целом, есть сомнения насчет истинности ее материнства.

Фильм выдвинут Австрией на соискание Оскара в 2016 году, а продюсером картины выступил Ульрих Зайдль.

5. Аллилуйя (Alléluia), реж. Фабрис дю Вельц

Бельгийцы с недавних пор повадились снимать не только нудноватые социальные драмы им. братьев Дарденн, но и достойное жанровое кино. В 2008 году международным хитом стал детектив «Лофт», переживший затем два римейка. В 2011-м вышла замечательная криминальная драма «Бычара», открывшая миру актера Маттиаса Шонартса (который засветился еще в «Лофте»). В 2015-м блеснул остроумнейший «Новейший завет» Жако ван Дормеля. Наконец, в наш «ужасный» топ-10 попадают аж два бельгийских фильма. Один из них «Аллилуйя» — «Прирожденные убийцы» по-бельгийски, про парочку разнополых извращенцев, соблазнявших одиноких женщин, а после убивавших их и расчленявших. Кошмар на экране усугубляется квази-документальным натурализмом и одержимостью прообраза «Мэлори Нокс» — лишний раз убеждаешься, что женщины нередко способны на куда большую жестокость, чем мужчины.

«Аллилуйю» некоторые упрекают за шокирующую визуальную бескомпромиссность и гендерную пристрастность (дескать, главная героиня — воплощение демонической одержимости, втянувшая в грязный криминал неплохого, в общем-то, мужика), но создатели фильма отбрыкиваются ссылками на правдивость исходного материала. Якобы вся история based of true events.

4. Детеныш (Welp), реж. Йонас Говартс

Второй бельгийский триумфатор — мало кем замеченный «Детеныш» (или «Волчонок») режиссера-дебютанта Йонаса Говартса. Команда мальчишек-скаутов, во главе со скаутовожатыми, отправляется по своим скаутским делам — в лесную глушь, жить в палатках и играть в «Зарницу». Там они, конечно, попадают под раздачу, и «Зарница» уже начинается настоящая — с лесными тайнами, ловушками, засадами, маньяками и трупами. Попутно находится место и для драмы — временами вспоминаются отечественные «Подранки», особенно в части размышлений о хрупкой и пограничной психологии подростков.

Несмотря на некоторую предсказуемость, фильм смотрится весьма бодро, с интересом, и опирается, в конце концов, на беспроигрышные сценарные решения — если не быть очень привередливым, «Детеныш» подкупает качеством исполнения, незаурядным финалом и умеренным количеством клюквенного сока. Как выясняется, не так уж много надо, чтобы получить удовольствие от просмотра.

Кстати, большое количество пионеров в фильме не должно смущать — стыдливой политкорректностью здесь и не пахнет, так что на орехи получат все, без сантиментов.
В качестве бонуса к ленте — замечательный электронный саундтрек от композитора Стива Мура (известного также по музыке к триллеру «Гость»).

3. Что мы делаем в тени (What We Do in the Shadows), реж. Джемейн Клемент, Тайка Вайтити

Общепризнанный лидер прошлого сезона, комедийная вампука в стиле реалити-шоу «Что мы делаем в тени» обласкана критиками, любима зрителями и, без сомнения, не останется забытой. Свежий взгляд из Новой Зеландии на вампиров-обывателей радует искрометными шутками, экшн-моментами и общим концептом, помещающим тусовку старомодных кровососов в рамки современного урбанизма, где незадачливые приятели даже не могут попасть в модный ночной клуб (не проходят фейс-контроль). Им приходиться привыкать к новым условиям стремительно меняющегося мира, преодолевая не только личные вкусовые пристрастия, многовековые привычки, но и предрассудки, свойственные, как выясняется, не только человеческому роду. Например, расизм (надо уживаться с оборотнями), мужской шовинизм (женщины тоже имеют право на вампиризм), социальный консерватизм (расширение кругозора и круга общения за счет интернета) и пр. Впрочем, от главной своей особенности вампиры отказываться не собираются, так что не забываем — они милые, но у них есть клыки!

2. Оно идет за тобой (It Follows), реж. Дэвид Роберт Митчелл

Абсолютный чемпион (если иметь в виду официальные награды) года, нашумевший в Каннах фильм Дэвида Митчелла скроен по простым лекалам, и даже удивляет примитивностью. Синопсис звучит просто смешно (девушка после полового акта начинает видеть призраков, которые ее преследуют. От заразы можно избавиться, передав ее «по наследству» следующему партнеру), а сюжет развивается медленно. Однако в отличие от многих других собратьев по жанру, экспериментирующих с комедией, драмой, детективом — это именно что фильм ужасов, где страх и напряжение нарастают и поддерживаются на протяжении почти всей картины. Хотите саспенса — вам сюда.

И конечно, «Оно...» отвечает всем критериям инди-фильмов — творческая, слегка аутичная, ничем не обремененная молодежь из среднего класса, атмосфера 80-х, природный антураж «южной готики» и благополучной одноэтажной Америки. Нет только гекалитров крови и фредди крюгера. Сейчас это не модно.

1. Костяной томагавк (Bone Tomahawk), реж. Крейг Залер

Курт Рассел, переживающий вторую молодость, специализируется теперь на ковбоях, и также как и в случае с «Омерзительной восьмеркой» склонен переоценивать возможности своих персонажей. Правда, в «Восьмерке» Джон Рут даже не успевает толком схлестнуться с бандитами. Шерифу Ханту из «Томагавка» везет больше — он добирается до самого логова пещерных каннибалов, где сталкивается с невиданным прежде кошмаром. До этого момента фильм не выходит из рамок неторопливого вестерна, концентрируясь на характерах и перепалках героев — из их общения складывается нерв повествования. Схватки с сектой троглодитов сняты хоть и неброско, но весьма убедительно, жестко и наряду с остроумными диалогами персонажей являются сильнейшей стороной ленты.

После просмотра возникает устойчивое ощущение, что колонизация Америки — не совсем изученная и понятая страница истории и что, может быть, разговоры о множестве загубленных «безобидных» индейцев отдают невежественной спекуляцией. В этом смысле «Томагавк» — антитеза «Выжившему» с ди Каприо, где колонизаторы показаны алчными беспредельщиками, а индейцы, напротив, партизанят «на своей земле» и отпускают с мудрым видом мистические банальности.

Конечно, колонизаторы были разные (как и индейцы), но теперь уже ясно, что победили последователи шерифа Ханта. Да, где-то они несли цивилизацию через кольт, динамит и винчестер, но первобытные ужасы, с которыми им приходилось сталкиваться, вряд ли предполагали иное решение.

15 451

Читайте также

Культура
10 лучших фильмов об инцесте

10 лучших фильмов об инцесте

По воле дьявола подавляющее большинство фильмов об инцесте связано с криминалом или безотцовщиной. Сектантские семьи, осиротевшие дети, овдовевшие мамы, люди незнатные и низкие — питательная почва для противоестественных связей.

Евгений Васильев
Культура
Топ-10 фильмов 2015 года

Топ-10 фильмов 2015 года

В ушедшем году в кинопроцессе закрепились тенденции, которые уже проявляли себя на протяжении последних лет. Во-первых, это последовательное победное шествие феминизма с общим рефреном — «женщина сильнее мужчины», и в целом нас ждет матриархат.
Еще одна особенность — все более наглое проникновение в кино-пространство общественно-политических дебатов из социальных сетей. Интернет-холивары переносятся на киноэкраны и становятся источником вдохновения для режиссеров, желающих быть постоянно в тренде.

Русская Фабула
Культура
Соси моё мачете!

Соси моё мачете!

Для создания успешного хоррора нужен определённый уровень, говоря по-советски, «зажратости». Только жители богатой страны в состоянии вообразить и воплотить на экране контраст между повседневной жизнью с её комфортом и защищённостью — и запредельным кошмаром, который наступает, когда в отлаженном механизме что-то ломается. Людям, которые вынуждены справлять нужду в очко дощатого сортира, трудно описать ужас положения, когда из сливного отверстия кафельной ванны показывается человеческий палец.

Владимир Титов