История

Альтернативный монархизм

Альтернативный монархизм
Царевна Софья Алексеевна, регентша российская (1682-1689)

Материал исторической серии «Великорусская история в сюжетах и фактах»

Цареубийство — давняя традиция в России, а март — месяц, наиболее богатый на насильственные отстранения российских монархов от власти. 15 (2) марта 1917 года отрёкся от престола Николай II, впоследствии убитый вместе со всей семьёй. Днём позже отказался от прав на корону его младший брат Михаил (формально последний российский император), убитый затем большевиками ещё прежде Николая. 13 (1) марта 1881 года террористы-народовольцы взорвали самого, пожалуй, адекватного из всероссийских самодержцев — Александра II. 24 (12) марта 1801 года вельможные заговорщики задушили императора Павла Петровича.

Правда, все эти жертвы почитаются людьми, именующими себя русскими монархистами. Менее понятно, почему в полном забвении у этих людей остаются другие венценосные особы России, павшие жертвами заговоров или произвола. Речь идёт как о монархах, законно носивших корону, так и о легитимных наследниках престола.

Ивана Грозного могло не быть

Не будем копаться в преданиях тёмных удельных веков, а начнём с создания Российского (Великорусского) государства при московском великом князе Иване III «Великом». И даже не будем разбирать, каким образом все пятеро младших братьев Ивана III не пережили его самого. Наследниками трона они не были. Собственно, потому они и не смогли на него претендовать, что не пережили старшего брата.

У Ивана «Великого» был старший сын Иван (по прозвищу Молодой) от первой жены, великой княжны тверской Марии Борисовны. Та умерла в 1467 году, и спустя пять лет московский государь женился на заморской бесприданнице Софье Палеолог, связанной родством с последней династией византийских императоров. Но Иван Молодой являлся естественным наследником престола до своей неожиданной кончины в 1490 году в возрасте 32 лет.

О смерти Ивана Молодого существует известие, что его болезнь добровольно взялся лечить некий «жидовин», выписанный великим князем незадолго до того из Венеции вместе с другими итальянскими мастерами наук и ремёсел. Еврей обещал вылечить княжича, в противном случае ему предстояло быть казнённым. Что-то сомнительно, чтобы лекарь добровольно взял на себя такое обязательство. Скорее всего, эта сказка на совести московских летописцев, а на самом деле великий князь запросто повелел еврею вылечить Ивана Молодого под страхом смертной казни. Болезнь оказалась неизлечимой для тогдашней медицины, наследник умер, и «жидовину» в отместку отрубили голову.

Но у Ивана Молодого остался сын Дмитрий от жены Елены «Волошанки», дочери молдавского господаря Стефана III, внук Ивана «Великого». Несмотря на наличие у Ивана III к тому времени сыновей от Софьи (старший из них впоследствии унаследовал московский трон под именем Василия III), Дмитрий как представитель старшей линии считался естественным преемником деда. В 1498 году, 14 лет, он был коронован дедом как законный наследник и соправитель, и пребыл в таком качестве четыре года.

Дмитрий, внук и соправитель (1498-1502) великого князя московского Ивана III. Средневековая книжная миниатюра

Однако в 1502 году возобладала интрига, направляемая Софьей. Представители московской знати, поддерживавшие Дмитрия, были казнены. Дмитрий и его мать были лишены всех титулов и брошены в тюрьму. Елена Волошанка была там убита в 1505 году, незадолго до смерти Ивана «Великого» и женитьбы будущего Василия III. Дмитрия новый великий князь приказал заковать в «железа», и в 1509 году бывший наследник и соправитель Ивана III скончался в темнице, всеми забытый. Забытый, как и его венценосная мученица-мать, русскими монархистами до сих пор.

Иван Грозный был сыном Василия III. Если бы не дворцовый переворот, если бы великим князем после Ивана «Великого» стал его внук Дмитрий, Россия не подверглась бы ужасам Опричнины, династия могла просуществовать дольше, и Смутного времени могло не быть.

Несостоявшаяся династия

Не станем распространяться о судьбе двух сыновей Ивана Грозного. Старший, Иван, погиб от руки отца, но то был несчастный случай. Младший, Дмитрий, по официальной версии — убитый в детстве неизвестными заговорщиками, канонизирован церковью, похоронен рядом с царями. Тут всё честь по чести.

Борис Годунов, избранный на царство Земским собором после пресечения потомства Ивана Грозного, умер в разгар борьбы с самозванцем. Сам будучи неграмотным, он сумел обеспечить своему сыну Фёдору сравнительно хорошее по тем временам для Московии образование. В апреле 1605 года Фёдор законным образом вступил на престол, однако обстановка была такова, что над ним даже не успели провести обряд венчания на царство. Вельможи и войско изменили ему, передались на сторону самозванца, и 11 (1) июня 1605 года юный (16 лет) государь и его мать были задушены собственными слугами в Кремле.

Царь Фёдор II Годунов (1605). Средневековая книжная миниатюра

Вошедший в столицу самозванец не оказал праху предшественников царских почестей. При Василии Шуйском убитые царь и царица-мать Годуновы были перезахоронены в Троице-Сергиевой лавре, где покоятся до сих. Над фамилией Годуновых, несмотря на мученический венец несостоявшейся династии, до сих пор тяготеет бездоказательное обвинение в убийстве сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия, которое современники приписали Борису Годунову.

Самозванец или...?

Вряд ли можно при господстве мифологического подхода к истории ожидать, что бренные останки, почитаемые как мощи царевича Дмитрия, пройдут генетическую экспертизу на предмет доказательства его происхождения от Ивана Грозного. А раз так, то уместны сомнения, действительно ли он был убит в 1591 году в Угличе или, по крайней мере, действительно ли это он похоронен в Кремле. И кто же тогда «названный Дмитрий» (как именовал его Н.И. Костомаров), он же лже-Дмитрий I? Официальную версию об его тождестве с беглым монахом Чудова монастыря Григорием Отрепьевым аргументировано опроверг ещё Н.И. Костомаров. А раз так, то всегда уместен вопрос, кем на самом деле был самозванец (или хотя бы — кем он ни в коем случае не был). И пока на него нет точного ответа, одинаково допустимы любые объяснения и толкования.

Московский названный царь Дмитрий (1605-1606). Малоизвестное изображение, сделанное современником

Он держался как законный, природный царь, вполне уверенный в своём царственном происхождении; никто из близко знавших его людей не подметил на его лице ни малейшей морщины сомнения в этом. Он был убеждён, что и вся земля смотрит на него точно так же. (В.О. Ключевский).

Напомним, что мать царевича Дмитрия, Мария Нагая, в иночестве Марфа, признала в самозванце своего сына. Возможно, что это было сделано под угрозами его приближённых, в угоду толпе или из чувства мести Годуновым. Но важен сам факт признания. Если считать его фальшивым, то какие могут быть основания не признавать столь же притворным и другой акт, совершённый при Василии Шуйском, когда Марфа опять же публично призналась в том, что её сын всё-таки был убит в Угличе?

Лже-Дмитрий I разрушил «железный занавес», которым старательно ограждали «третий Рим» московские цари и впервые в великорусской истории издал указ, по которому всякому подданному вольно было бы ездить по торговым или иным делам за границу, а всякому иностранному подданному — в Московию. По всем своим поступкам он был «не от мира сего» и явно опередил своё время в качестве русского государя.

На престоле московских государей он был небывалым явлением. ... Богато одарённый, с бойким умом, легко разрешавшим в Боярской думе самые трудные вопросы, ... обнаруживал и довольно разнообразные знания. Он совершенно изменил чопорный порядок жизни старых московских государей и их тяжёлое, угнетательное отношение к людям ... Он тотчас показал себя деятельным управителем, чуждался жестокости, сам вникал во всё, каждый день бывал в Боярской думе, сам обучал ратных людей. (он же).

Несвойственное московским правителям великодушие, не способное найти отклика в сердцах их подданных, стало, пожалуй, главной причиной падения названного Дмитрия.

Дело о князьях Шуйских, распространявших слухи о его самозванстве, своё личное дело, он отдал на суд всей земли и для того созвал земский собор, первый собор, приблизившийся к типу народно-представительского, с выборными от всех чинов или сословий. Смертный приговор, произнесённый этим собором, Лжедимитрий заменил ссылкой, но скоро вернул ссыльных и возвратил им боярство. Царь, сознававший себя обманщиком, укравшим власть, едва ли поступил бы так рискованно и доверчиво, а Борис Годунов в подобном случае, наверное, разделался бы с попавшимися келейно в застенке, а потом переморил бы их по тюрьмам. Но как сложился в Лжедимитрии такой взгляд на себя, это остаётся загадкой столько же исторической, сколько и психологической. (он же).

Василий Шуйский и возглавил боярский заговор против названного Дмитрия. Причём:

Бояре не решались поднять народ на Лжедимитрия и на поляков вместе, а разделили обе стороны и 17 мая 1606 г. вели народ в Кремль с криком: «Поляки бьют бояр и государя». Их цель была окружить Лжедимитрия будто для защиты и убить его.(он же).

Что случилось в этот день — общеизвестно. Однако, как увидим впоследствии, характер вступления названного Дмитрия на престол был такой же, как и у некоторых российских монархов, вполне легитимных, с точки зрения монархистов. Почему же делать исключение для названного Дмитрия, если мы даже не знаем, кем он был, а прямых доказательств его самозванства пока не существует?

Тем более, что названный Дмитрий был коронован патриархом Игнатием с соблюдением всего положенного чина, а сам Игнатий был поставлен на патриаршество решением архиерейского собора, т.е. вполне канонично и легитимно. Следовательно, названный Дмитрий был утверждён в царском достоинстве Русской православной церковью. Последующее дезавуирование Церковью патриаршего сана Игнатия и актов, совершённых с его участием, объясняется её раболепством перед государством не в меньшей, если не в большей степени, чем предыдущее признание ею самозванца.

И тем более, что причиной падения названного Дмитрия явилось не отсутствие государственных способностей в широком смысле, и даже не его сомнительная легитимность (которая всем была, по большому счёту, безразлична), а чуждая «ценностям российской цивилизации» гуманность правителя...

Последний Рюрикович

Вопреки общераспространённому мнению, последним «Рюриковичем» на великорусском троне был отнюдь не Фёдор Иванович, сын Грозного, а Василий Шуйский (1606-1610). Он был потомком суздальских князей, происходивших от Андрея Ярославича, брата Александра Невского.

Свой путь к престолу Василий Шуйский проложил в точности, как самозванец — убийством предшествующего венценосца. Однако Василию Шуйскому больше повезло в плане почитания его памяти как царя. Хотя всё равно не в достаточной степени. Этому способствовало последующее воцарение Романовых, после которого любые цари периода Смуты (1598-1613) стали рассматриваться как недостаточно легитимные.

Между тем значение Василия Шуйского в нашей истории достаточно велико. Он был первым великорусским царём с ограниченной властью. При вступлении на престол Василий Шуйский дал присягу своим подданным, «подкрестную запись».

В конце её царь даёт всем православным христианам одно общее клятвенное обязательство судить их «истинным праведным судом», по закону, а не по усмотрению. ... Царь обязуется «без вины опалы своей не класти». ... «Целую крест всей земле на том, что мне ни над кем ничего не делати без собору, никакого дурна» (он же).

Хотя это было революционным новшеством в Московском государстве, конечно, не оно погубило в итоге правление Василия Шуйского. Слишком тяжёлая была обстановка в стране, осложняемая внешней интервенцией. Поражение от поляков стало поводом для очередного дворцового переворота. Боярство решило звать в Москву польского королевича, а Василий IV был выдан в плен полякам, где он и умер в сентябре 1612 года.

Сам факт такой кончины мог бы послужить основанием для почитания «мученического венца» последнего «Рюриковича» на русском престоле. Впрочем, в 1635 году, по условиям российско-польского перемирия, останки Василия Шуйского были перевезены в Россию. Они были перезахоронены в московском Архангельском соборе, рядом с другими царями. Но в русской историографии и в монархической мифологии последнему потомку Андрея Ярославича Суздальского не повезло.

Первая венчанная царица и её сын

Польский королевич Владислав тоже должен был вступить на московский престол как государь с ограниченной властью. Наверное, до конца жизни он был благодарен судьбе, что так и не оказался в Москве. Его соотечественницу, чуть ранее удостоенную русского царского венца, ожидал ужасный конец.

Марина Мнишек, дочь сандомирского воеводы, супруга названного царя Дмитрия, была коронована на московское царство 8 мая 1606 года патриархом Игнатием. Подобный обряд был впервые произведён в России над женщиной. Уже после венчания Марины на царство, в тот же день, состоялось её бракосочетание с царём.

Московская венчанная царица Марина, урождённая Мнишек (1606-1614)

По своей ли воле Марина приняла участие в дальнейшей борьбе за престолонаследие на Москве или стала орудием в руках других авантюристов — доподлинно неизвестно, хотя больше свидетельств в пользу второй версии. Так или иначе, в 1608 году Марина стала формально сожительствовать с лже-Дмитрием II. Публично она «признала» в нём своего первого мужа, убитого в Москве, так что с «официальной» точки зрения обряд бракосочетания не требовался, однако есть сведения, что тайно она даже обвенчалась с ним.

Акт «признания» состоялся до того, как в плен к «тушинскому вору» попал ростовский митрополит Филарет, вскоре назначенный им «патриархом московским» для всех мест, признавших власть второго самозванца. Однако понятно, что Филарет лицемерно одобрял сожительство Марины и лже-Дмитрия II как «продолжение супружества». Этот тушинский лже-патриарх Филарет, напомню, был не кто иной, как Фёдор Никитич Романов, отец будущего царя Михаила Романова и его будущий соправитель, в 1619 году поставленный царём на патриаршество в Москве уже по всем канонам.

В 1611 году у Марины родился сын — по всей видимости, от атамана Заруцкого. Казацкие отряды Заруцкого пытались в тот период отбить Москву у поляков, однако были диффамированы предводителями Первого ополчения и покинули его, выставляя лозунг воцарения сына Марины как якобы «сына царя Дмитрия». В 1614 году войска Заруцкого были разбиты войсками Михаила Романова, атаман с Мариной и её сыном были привезены в Москву. Здесь Заруцкого посадили на кол, Марина же была уморена голодом в тюрьме. Трёхлетний младенец был повешен. Сохранились свидетельства, что из-за малого веса ребёнка верёвка не могла сразу затянуться на его шее, и младенец был оставлен медленно агонизировать на эшафоте.

Казнь трёхлетнего сына Марины Мнишек в Москве. Рисунок нашего времени

Допустим, Марина Мнишек, первая торжественно венчанная на царство русская государыня, была политической авантюристкой и поплатилась за это. Но чем убийство её сына принципиально отличается от убийства детей Николая II?

Парадоксальная регентша

В данном случае речь идёт уже не об отсутствии почитания, а наоборот — о необоснованном почитании.

Регентша Софья Алексеевна, бывшая, за несовершеннолетием Петра I и недееспособностью Ивана V, фактической правительницей государства в 1682-1689 гг., отличалась, несомненно, политическими способностями. Тем более, что ей усердно помогал князь Василий Голицын, бывший одним из первых носителей западного просвещения в России. При Софье продолжилась военная реформа в духе создания регулярных частей по западному образцу (эта реформа потом была сведена на нет Нарышкиными в первые годы после свержения Софьи, когда молодой Пётр пьянствовал в Кукуе и забавлялся с потешными полками). Был утверждён устав Славяно-греко-латинской академии — первого высшего учебного заведения России. Короче, вестернизация России шла умеренно и естественно, без тех психических приступов, которые были свойственны последующему правлению Петра «Великого».

Так что, конечно, Софью можно чтить как положительного деятеля русской истории, но нет оснований считать её «мученицей», жертвой произвола. Она умерла под стражей в Новодевичьем монастыре в 1704 году, однако содержалась там в сносных условиях.

Парадокс же заключается в том, что память Софьи почитается частью русских старообрядцев. Это при том, что Софья усилила гонения на раскольников, и в её правление за «ересь» были казнены тысячи человек! Тем не менее, в бывшем Шарпанском староверческом скиту, что в нижегородском Заволжье, сохраняется могила схимницы Прасковьи, про которую бытует легенда, будто это могила царевны Софьи, которая убежала из Новодевичьего монастыря! Воистину, непредсказуема историческая память в России...

Ещё один век убийств

Печальная история единственного сына Петра «Великого», царевича Алексея, достаточно широко известна, чтобы её здесь лишний раз пересказывать. Отметим только, что, в отличие от нечаянного убийства Иваном Грозным своего сына, здесь имел место целенаправленный замысел царя предать своего сына суду по обвинению в государственной измене. Обвинение по сей день остаётся недоказанным, однако тогдашний «суд», руководствуясь волей царя, вынес соответствующий приговор. Алексей не дожил до казни — государевы заплечных дел мастера перестарались ещё во время «следственного процесса», выбивая «признания» под пытками.

Из-за культа личности Петра I, продолжающегося по сей день, данное (как и многие другие) его злодеяние находится в тени его т.н. «реформ», и историки по сей день подыскивают оправдания убийству царевича, совершённому якобы «в государственных интересах». Особенно изощряются в этих софизмах русские монархические «патриоты», которым, казалось бы, сам Бог велел чтить память легитимного наследника престола, подвергшегося мучениям (согласно одной версии) за приверженность русским национальным традициям...

В 1740 году скончалась дочь царя Ивана V, всероссийская самодержица Анна Иоанновна. Престол перешёл, по воле завещательницы (согласно закону Петра I от 1722 года), к её внучатому племяннику Ивану Антоновичу (Ивану VI). Иван V приходился ему, таким образом, прадедом по матери (императрица-мать Анна Леопольдовна) и бабушке. По отцовской линии Иван VI принадлежал к Брауншвейгской династии. На момент воцарения самодержцу было всего два месяца.

Анна Иоанновна назначила в завещании регентом империи герцога Бирона, однако дворцовый заговор вскоре отстранил его от власти. Анна Леопольдовна стала официальной регентшей при малолетнем сыне. Но спустя год в результате очередного государственного переворота к власти пришла дочь Петра I Елизавета.

Малолетнего свергнутого царя отняли от родителей и взяли под стражу. Иван VI вырос, не только совершенно не зная семьи, но и в строгой изоляции от окружающего мира. Это не могло не сказаться на его психическом развитии.

Российский император Иван VI (1740-1741). Редчайшая монета с его изображением

После прихода к власти Екатерины II режим изоляции бывшего императора стал ещё суровее. Страже в Шлиссельбургской крепости был дан приказ убить царственного узника при малейшей попытке освободить его. Так в 1764 году, в результате неудавшегося заговора поручика Мировича (затем казнённого), Иван VI был заколот.

Родоначальник последней династии

Последний в нашем повествовании эпизод (предпоследний хронологически) следует выделить особо. Екатерина II «Великая» отметилась двумя цареубийствами, совершёнными, правда, не лично ею, но с её ведома. О втором мы уже рассказали. Первое состоялось сразу по захвату ею престола.

До неё Елизавета Петровна (1741-1761) была последним монархом династии Романовых на русском престоле. Последним же отпрыском династии в нисходящей мужской линии был Пётр II (1727-1730), сын убитого царевича Алексея Петровича. С кончиной Елизаветы прямая династическая преемственность прерывалась. В предвидении этого, императрица ещё в 1742 году выписала в Россию своего племянника Петра (внука Петра I по матери), сына Гольштейн-Готторпского герцога Карла Фридриха, и назначила ему воспитание как будущему наследнику российского престола. 5 января 1762 года (в Рождество 1761 года по старому стилю), по смерти Елизаветы, он стал императором под именем Петра III.

Так было положено начало последней монаршей династии в российской истории — династии Гольштейн-Готторпов в нисходящей линии. Сам основатель российской ветви этой династии продержался на троне недолго. Уже 9 июля (28 июня) 1762 года Пётр III был свергнут своей женой, ставшей царицей Екатериной II, и вскоре убит в Ропше её фаворитом графом Алексеем Орловым (согласно наиболее известной версии).

За полгода своего царствования Пётр III успел издать столько законов, сколько многие российские монархи не успевали за много лет. Среди них оказалось немало полезных. Историки всегда выделяли «Манифест о вольности дворянства», подписанный Петром III 1 марта (18 февраля) 1762 года. Согласно ему, дворянское сословие освобождалось от обязательной службы государству, приобретало полные права на земельную собственность и свободу выезда за границу. Российское дворянство обязано было бы почитать Петра III как своего благодетеля. Но, как говорится, не делай людям добра — не получишь в ответ зла...

Российский император Пётр III (1762)

Другим важным, причём гораздо более прогрессивным законодательным актом Петра III стало прекращение преследований старообрядцев, фактическое введение свободы вероисповедания в России (к сожалению, после гибели царя данная правовая норма не сохранилась). Подумывал Пётр III и о реформе Русской православной церкви, каковая реформа могла стать длительной гарантией против мракобесия...

И, наконец, самым, пожалуй, значимым для перспектив эволюции России к правовому государству стал указ Петра III об упразднении Тайной канцелярии.

Дворец Петра III в Ораниенбауме (совр. Ломоносов)

Но для российского общества важнее всех внутренних прогрессивных нововведений всегда были внешние захваты территорий. Фатальными для Петра III оказались его решение заключить мир с прусским королём Фридрихом II и отказ от присоединения к России Восточной Пруссии, оккупированной в ходе Семилетней войны. Этого Петру III не смогли простить ни тогдашние дворяне, которым он дал «золотую вольность», ни современные русские «патриоты»...

Приход Екатерины II к власти был обусловлен не только цареубийством, но и узурпацией царицею легитимных прав на престол её сына (от Петра III), будущего императора Павла. Каковы же были итоги и последствия многолетнего правления Екатерины «Великой» (как же любят этот эпитет давать монархам!)? «Бессмысленный и беспощадный» Пугачёвский бунт и ещё более свирепое его подавление, колоссальный дефицит госбюджета, нервическая реакция Павла I на слишком позднее воцарение, которая испортила многие весьма полезные его начинания и в конечном итоге оказалась для него роковой. Но «патриоты» прощают Екатерине всё это за присоединение Крыма, «Новороссии» и Правобережной Украины...

Дворец в Ропше. Нынешнее состояние

Павлу I стоит памятник в Гатчине, где он долго жил. Право же, преданный женой и вельможными слугами («всюду измена, трусость и обман», — эти слова могли бы сказать многие предшественники Николая II, и с бóльшим на то основанием) Пётр III заслуживает увековечения своей памяти. Либо в Ораниенбауме, обстроенном специально для него в тот период, когда он был наследником престола, либо в Ропше, где он так несчастливо окончил свои дни.

12 425

Читайте также

История
Война, дорога и дураки

Война, дорога и дураки

В последнее время говорить правду о грандиозном эпизоде Второй Мировой войны, привычно именуемом в России «Великой Отечественной», стало исключительно немодным занятием.

Вадим Давыдов
Общество
Мы родом из «Августа»

Мы родом из «Августа»

В Августе надо было стереть все (и царские, и советские) имперские исторические коды — к чёртовой матери, решительно и разом. Патриоты часто обвиняли Ельцина в том, что он является новым Лениным — так вот Ельцину и надо было в полном смысле стать неким позитивным «Лениным», но у него кишка оказалась тонка. Он предпочёл засесть в царских палатах под сенью вновь позолоченных двуглавых орлов, активировавших все прошлые коды деспотизма и великодержавия, антизападничества, колониализма и шовинизма. Приход Путина стал, благодаря Ельцину, предопределён.

Алексей Широпаев
Общество
«Русская идея» как зеркало большевизма

«Русская идея» как зеркало большевизма

После революции разные апологеты «русской идеи» получили удобный повод развести по разные стороны баррикад красивые теоретические построения русских философов-богоискателей и социальные эксперименты коммунистических вождей. Но так ли это на самом деле?

Олег Носков