Злоба дня

Россиянская рационалочка

Россиянская рационалочка

Идём намеченным курсом, товарищи. Провал российской нации, коммунистический белогвардейский комиссар Гиркин, крымская ахинея, эзотерический собянизм, ватный монолит и прочее «боеспособные мужчины, вон там будут формироваться отряды, чтобы вечером взять штурмом Останкино!»

Пьяный Путин

При прочтении свежего законодательства иногда складывается впечатление, что по ночам в приёмной Путина бухают уборщицы с охранниками, а набухавшись они пишут законы, которые утром и подсовывают на подпись Путину.

Dmitry Gololobov

Лешили зря

Вот такая необычная концовка истории с присуждением Петру Павленскому премии Гавела. Лично я далек от того, чтобы признавать «пособниками полицейского террора» всех, кто не одобряет насилия в отношении самих полицейских. Тем не менее, я считаю, что премии Павленского лишили зря. Лучше не менять решения на ходу в зависимости от ситуации. И, конечно, человек сам имеет право определяться, на что ему тратить полученные деньги.

Даниил Константинов

Коллизия Павленского или разговор на разных языках

История с аннулированием премии Вацлава Гавела, присужденной Петру Павленскому, широко освещалась в российском сегменте интернета. К сожалению, многие комментаторы, включая тех, к чьему мнению я всегда отношусь с уважением, не потрудились ознакомиться со всеми нюансами этой истории, подробно изложенными в письме оргкомитета Премии направленному Павленскому.
Премия вручается уже 5-й год на Oslo Freedom Forum — ежегодным всемирным форумом правозащитных активистов (Human Rights Foundation). Глядя на список лауреатов и выступающих на Форуме, нелепо подозревать организаторов Форума в излишней политкорректности. Ключевым условием для приглашения на Форум является презентация личной истории. Это не типичная правозащитная тусовка, где обсуждаются тенденции, презентуются графики нарушений прав человека и т.п. Сама идея Форума и премии Вацлава Гавела ориентируется на личное участие человека или группы лиц в различных формах ненасильственного протеста против диктаторских и авторитарных режимов по всему миру. Поэтому география лауреатов охватывает практически весь Земной шар — от Северной Кореи до Кубы. Петр Павленский не первый российский лауреат, в 2014 году эта премия была вручена участницам группы Pussy Riot Марии Алёхиной и Надежде Толоконниковой.
Проблемы, возникшие в этом году, оказались для организаторов достаточно неожиданными. Буквально перед началом церемонии Оксана Шалыгина сообщила о решении Павленского передать премию «приморским партизанам» и хотела зачитать со сцены его обращение в их поддержку. Подобное заявление однозначно дискредитировало бы премию и поэтому была достигнута договоренность о том, что я сделаю представление Петра Павленского (так же как я делал представление группы Pussy Riot), но Оксана Шалыгина выступать не будет.
Впервые Комиссия по присуждению премии, в которую, в том числе, входят вдова Вацлава Гавела Дагмар Гавлова и один из его ближайших друзей — бывший президент Румынии Эмиль Константинеску, столкнулись с подобной проблемой. Письмо Павленского (на английском языке) от 30 июня произвело на многих членов Комиссии очень хорошее впечатление. Ибо решение передать деньги на защиту обвиняемых не может считаться неприемлемым, даже в случае категорического несогласия с их взглядами и действиями.
Переломным моментом оказалось статья Павленского 4 июля, в которой он совершенно безоговорочно поддержал действия «приморских партизан». И здесь возникала коллизия, жертвами которой стали очень многие уважаемые люди, которые не поняли, что разговор уже переместился в совершенно иную плоскость. Речь пошла не о том давать деньги на адвокатов «приморских партизан» или нет, а о том, что лауреат открыто выразил поддержку насильственным действиям. И тем самым отверг этические принципы обязательные для лауреата премии Гавела. Премия Вацлава Гавела — лидера «Бархатной революции» — однозначно аффилируется с ненасильственным протестом. И Комиссия не могла допустить даже опосредованной связи с насильственными действиями, которые прямо противоречат концепции премии.
Есть немало людей, взгляды и методы которых мы не разделяем, но считаем необходимым поддерживать. Но если они исповедуют насильственные методы борьбы, то они не могут получить Премию Вацлава Гавела. Эта премия — элемент признания заслуг в борьбе с диктаторскими и авторитарными режимами по всеми миру ненасильственными методами. И поэтому компрометация этой премии была бы тяжелым ударом не только по организации, в которой Вацлав Гавел был первым председателем, и которая много лет вручает её, но и для многочисленных активистов ненасильственного протеста по всему миру.
Эта история особенно неприятна мне еще и потому, что именно я был инициатором вручения премии Петру Павленскому. К сожалению, в глазах цивилизованного мира коллизия Павленского еще и, в некоторой степени, дискредитировала российскую оппозицию, продемонстрировав ее неспособность разобраться в сути дела.

Гарри Каспаров

Крах державного патриотизма

Наступило лето и стаи вежливых российских патриотов потянулись мстить «за Париж и за наших» в барах турецких отелей. Не хватает даже транспортных самолётов для всех желающих. Всё это в очередной раз демонстрирует полный провал концепции российской нации и отсутствие реального стихийно-народного патриотизма, идущего не с голубых экранов, а от «корней травы».

Антон Громов

Ватный монолит

Считается, что партия власти чрезвычайно монолитна и неприступна, как и обслуживающие её силовики. Сейчас, как и перед распадом Советского Союза на фоне радикального (последнего) передела собственности происходит борьба внутри силовых ведомств — как то — ФСБ (КГБ) против МВД.
В действительности расклад сил внутри властных группировок весьма многообразен. Например, есть группы имеющие четко выраженные прозападные интересы, хотя-бы потому, что члены этих групп являются клиентами западной банковской системы. Если Россия ещё и держится на плаву, то именно из-за них. Но есть и одержимые — Путин и Ко, хранящие, видимо, свои деньги в каких-то виртуальных империях, убаюканные сладкими геополитическими сказками шизоидной обслуги. К сожалению их много. И это представляет собой определённую опасность.

Алина Витухновская

Сладкая обёртка добнассятины

Гиркин (кличка Стрелков) выступил с приветствием на съезде партии «Коммунисты России». Эта одна из сравнительно мелких коммунистических организаций, хотя и имеющая партийную лицензию, и при этом откровенно сталинистская.
Оно, конечно, дело прошлое и всем уже, вроде, ясное. И все-таки, сколько в свое время было воплей про «белогвардейца Стрелкова!» Про возглавляемую им «национальную революцию»! И в РФ, и в эмиграции многие в 2014-м году повелись на сладкую как бы белогвардейскую обертку донбассятины. Даже некоторым ветеранам Русского Корпуса один аргентинский деятель мозги запудрил.
А теперь этот вурдалак откровенно заявляет о том, что он желает успеха сталинистам.
Впрочем, это мало что меняет. Необольшевицкая начинка «русской» весны здравомыслящим людям была видна уже весной 2014 года. А тем, кто мыслит не здраво, что-то втолковывать трудно, особливо когда у таких мыслителей ручки в крови или корысть личная имеется...

Димитрий Саввин

Ужасные мужики!

Вот, что поражает в этом вашем отвратительном — так это даже не рассказы женщин о проявлениях мужского насилия, нет. Тут то все понятно. Насилие — это ужасно, с ним нужно бороться, вот откуда столько комплексов (из детства) в голове всех этих людей.
Серьезная часть лирично настроенных женщин, разумеется, свои рассказы придумывает или допридумывает. Улыбающийся сосед превращается в озабоченного маньяка, милый дядечка на маминой работе становится упырем-извращенцем, примеров не счесть, таковы тренды. Значительная часть женщин свои рассказы, понятное дело, берет из жизни, но выглядят они все практически одинаково. «Ой, он так красиво ухаживал, я привела его домой, мы с ним выпили пару бутылочек вина, посмотрели вместе фильм, потом курили на балконе и болтали о высоком, потом начали целоваться как в последний раз, а ПОТОМ ОН НАЧАЛ МЕНЯ РАЗДЕВАТЬ, ВНЕЗАПНО, подлец, пытался меня изнасиловать, стоп мужскому насилию!». Это реальные истории, я таких жалоб на своих ухажеров от своих знакомых женщин слышал не мало. Женщина, милая, если ты делаешь ход — жди, что мужчина сделает ответный. Это такая игра, как в шахматах. А то потом и получается, что у вас там эвил харрасмент, а мужик думает, что за хрень произошла и лучше бы с друзьями пива пошел пить.
Но это я все не об этом, нужно вернуться к первоначальному месседжу. Так вот — ничто так не поражает в этом вашем бабском флешмобе, как реакция на него мужчин. Читаешь мнения, вроде бы взрослых уверенных в себе мужиков, а атм такой ад, мама дорогая! Поэты, писатели, журналисты, корреспонденты, художники, цвет богемы, рассуждают о том как ужасны мужчины: «я не ожидал, что так много знакомых женщин были жертвами насилия», «все женщины подвергаются насилию», «90% изнасилованных», «в этих историях я узнал себя, какой ужас».
Тупое безвольное общество мальчиков, воспитанное мамами и бабушками, порождение убитой несуществующей страны. Категория мужчин, которая всегда виновата, всегда под каблуком, всегда зажата и всегда дрожит от страха. Это вам не харрасмент, это детский страх ремня от мамы, переросший во взрослый страх получить неудовлетворенное «фи» от женской богемной тусовки. Злое и похабное женское доминирование, которое давит маленьких мальчиков и превращает их в обиженных щенков, что боготворят жертв выдуманного насилия, платят алименты и проигрывают детей. Вот такой вам харрасмент, люди добрые.
Можете устроить ад в комментах, написать, что я жлоб и быдло, либо вообще проигнорировать. Но уж накипело, извините. Придумали себе очередное говно и давай наполнять им свою ленту, насилуя всем мозги, вот такой вот интеллектуал харасмент или какие у вас там еще есть модные словечки? А насилие — это разумеется, ужасно. Но с ним нужно бороться не модными темами в фейсбуке и не рассказами про то, как сосед сломал тебе жизнь, погладив по головке. Мужчина не виноват в том, что он мужчина. Женщина не виновата в том, что она женщина.
С искренней любовью к людям, bar-bar-bar

Данила Столь

Крымская ахинея

Опять столкнулся с ахинеей про «самоопределение русских в Крыму». К сожалению, возвращаться к этой теме придётся неоднократно.
Удивительно, как явная фантазия может захватить мозг. Ведь нет совершенно никакой фактической базы для этого утверждения.
1. В Крыму никогда не было мощного движения за собственно русское самоопределение. Даже если считать таковым пророссийское «Русское Единство» Гоблина, набравшее на выборах 4%.
2. Ни руководство Крыма (назначенное Россией), ни руководство РФ, ни организаторы «референдума» никогда не заявляли его целью самоопределение русских.
3. Нет ничего об этом и в вопросах «референдума»: «Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?», «Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?»
4. Нет ничего о русских, которые якобы по результатам «референдума» самоопределились, и в принятой после него «конституции Республики Крым». Зато там недвусмысленно сказано: "реализуя волю МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО НАРОДА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ, выраженную в решении республиканского референдума«...«Источником власти в Республике Крым является ее народ, являющийся частью многонационального народа Российской Федерации.»
Последнее является самым весёлым. Именно это российские борцы с «многонационалочкой» считают «самоопределением русских». Что у «русских националистов-крымнашистов» в голове, если не расщепление сознания?

Илья Лазаренко

Россия при Владимире Путине

Многие комментаторы, как в России, так и за ее пределами, истратили километры бумаги и множество эфирного времени, в деталях описывая путинский произвол в России. Нет нужды повторять все это здесь. Упомяну только самое негативное: зажим независимых СМИ, повсеместная коррупция (как было показано в недавней передаче BBC «Панорама»), манипуляции с результатами выборов, бешеная атака на гражданское общество, отсутствие независимых судов, ликвидация политических противников, подчас на территории иностранных государств... К этому каталогу авторитарных политических приемов я бы еще добавил отсутствие реформ в экономике с тем, чтобы она менее зависела от нефти и газа, — политика, разрушительные результаты которой очевидны сейчас, когда нефть стоит около $30 за баррель.
Многие осведомлены о высоком рейтинге президента Путина в России, и, к сожалению, существует тенденция отождествлять этот рейтинг со всенародной поддержкой путинского режима. Это свидетельствует, как мне кажется, об ошибочной оценке сложностей российского общества, которое невозможно аккуратно разделить на те самые 86%, которые якобы поддерживают президента Путина, и остальные 14%, представляющие «либеральную оппозицию».
Но еще более важной представляется другая тенденция, которую я наблюдаю в западных политических кругах: если, мол, россияне так довольны статус-кво, то кто мы такие здесь, на Западе, чтобы стремиться к переменам в России? Я бы на это возразил, что статус-кво никому не приносит блага (кроме путинского режима). К тому же статус-кво на поверку оказывается вовсе не таким. Достаточно оглянуться на Советский Союз в 1991 году, внешне такой непоколебимый, или вспомнить, как быстро пала Берлинская стена.
Из недавних событий настоящими потрясениями стали аннексия Крыма и военная авантюра в Сирии. Весь Запад был потрясен, потому что вы недопонимали настоящий характер путинской России.
Великобритании следует подумать, что будет после Путина, прямо сейчас, а не в момент его падения, который, безусловно, наступит. Запад не должен повторять свои прежние ошибки периода, когда он был еще не осведомлен о возможности постсоветской альтернативы и совсем не был к ней готов. Глядя на путинскую Россию, можно утверждать, что эта неподготовленность заложила основу, но не для либеральной демократии, на которую так надеялся Запад и которая действительно существовала короткое время, а для для чего-то диаметрально ей противоположного — режима, который все больше напоминает советский, хотя и выдает себя за демократический.
Таким образом, нам следует подумать о том, как могла бы выглядеть Россия, если бы британское правительство сотрудничало с молодыми российскими политиками и оппозиционными активистами, способствуя возникновению другой России, более сильной экономически и менее агрессивной во внешней политике.

Михаил Ходорковский

Чекистов жалеть нельзя

Ну вот опять. Повторно. Несколько месяцев назад такие уведомления уже приходили и мне, и Кашину, и Роману Шлейнову, и Олегу Козловскому и другим гражданам.
Мусоров и чекистов нормальному человеку жалеть никак нельзя, но если бы их можно было жалеть, я бы пожалел — в моей электронной почте кроме тонн спама, уведомлений от соцсеточек и текстов, которые я отправляю выпускающим редакторам, вообще ни хрена нету. И вот сидят целыми отделами взрослые боеспособные мужики, и занимаются такими важными делами — бессмысленную почту ломают. Нет чтобы как-то по-другому послужить своему Путину — я уж не знаю там, пойти оборонять Пальмиру какую-нибудь. Но древнюю бессмысленную почту конечно безопасней и уютней ломать.

Roman Popkov

Эзотерический Собянин

Перескакивая с кочки на кочку по дороге к «Фаланстеру» (центр Москвы!), неожиданно открыл оккультное измерение всего этого собянинского землеройства. В фрических кругах давно и активно муссируется тема о «подземном океане» под Москвой. А теперь вспомните о монгольском порыве к «последнему морю». Ну вот: тувинец Собянин сейчас этот «поход к последнему морю» и осуществляет на практике. Только в отличие от Чингисхана он поступил креативней и отправился на поиски не по горизонтали, а по вертикали. Не вширь, а вглубь.

Фёдор Мамонов

Россиянская рационалочка

Нужно понимать, что россияне, вопреки общему мнению, ведут себя крайне рационально. Если они и бредят вместе со своим правительством, то это потому, что бредить выгодней, чем не бредить. Когда ты слово в слово повторяешь то, что говорят по телевизору, вероятность получить проблемы приближается к нулю. А когда ты не говоришь, как в телевизоре, ты оказываешься в зоне риска.
Опытные россияне, как правило, тщательно следят и за либеральными СМИ, и за государственными. Из первых они узнают, как сегодня нельзя говорить. Из вторых они узнают, как говорить надо. Средний российский автолюбитель, оказавшись в пробке, не будет терять времени даром. Он включит радио и переходя с канала на канал, уточнит текущий курс дискурсов.
Послушав Шендеровича и послушав Проханова, водитель сопоставит риторический накал и вычислит по алгоритму, известному каждому россиянину, где страна находится в данный момент. Грозит ли ему административное наказание за анекдот? Назовут ли его врагом народа? Или пропустят мимо ушей?
Чего он боится? В действительности россиянин боится пресловутого черного воронка у подъезда. Сколько бы ни говорили коммунисты о величии Советского Союза, реальные эмоции по поводу «красного прошлого», фиксируемые этнографическими и культурологическими экспедициями, говорят об обратном. Россияне помнят и о коллективизации, и о войне, и о прочих радостях.
Как и всякий человек, находящийся в здравом уме и твердой памяти, россиянин избегает проблем, используя доступные ему подручные средства. Самое главное средство — повторение. Повторяй то, что говорят по телевизору и вероятность проблем, которые может причинить тебе российское государство будет снижаться.
Кроме уклонения от проблем есть и другой мотив, не менее важный. Россияне активно вовлечены в программы социальной помощи населению. Российское государство, отлично понимая, что на самом деле думают о нем смешные люди, живущие в смешных квартирах, не рискует делать ставку на умение государственных пропагандистов влюблять население в правительство.
Если любовь не достается просто так, то ее, как правило, покупают. Или берут силой. Покупая сердца россиян, российское государство требует от них лояльности и покладистости.
Лояльность в условиях России — это умение убедительно, с чувством и выражением, как на детсадовском утреннике, повторять сказанное аккредитованными пропагандистами. Пока российское правительство платит, россияне напоказ сочувствуют его планам. Какими бы безумными, космическими и потусторонними они бы ни были.
Следует заметить, что россияне умеют быть убедительно искренними. Настолько, что у российского правительства время от времени возникает иллюзия, будто его и вправду любят. Взаимно очаровывая и подкупая друг друга, Россия и россияне идут сквозь века, взявшись за руки.
Почему россияне массово поехали в Турцию? Потому что российское правительство разрешило. Государственные СМИ, за которыми россияне следят пристальней, чем пенсионеры-огородники за графиком посадки овощей, радостно сообщили о примирении с Турцией. Либеральные СМИ ответили снисходительным сарказмом, как и всегда. Россияне помножили первое на второе и поняли — правительство не против Турции. Следовательно, поездка в Анталию не означает нелояльности. Можно ехать. А если так, то глупо терпеть крымские неудобства, когда сладостная и такая родная Турция под рукой.
Кстати, возмущение Прилепина ни разу не нарушает общих правил игры. Россияне не верят в искренность Захара. Захар не верит в искренность россиян. Российское правительство не верит ни россиянам, ни тем более Захару. И поэтому платит обоим. Россиянен видят в Захаре человека, который показывает, как правильно говорить, чтобы государство тебя не трогало. Ничего больше они в нем не видят. Захар понимает, как на него смотрят россияне и виртуозно — тут надо отдать ему должное — исполняет свою роль. Судя по сказанному им, верхом лояльности на оставшиеся два летних месяца является следующее — лететь в Турцию, возмущаясь тем, что летишь в Турцию.
Вроде бы глупость, но нужно помнить о загадочности русской души и том аршине, которым русскую душу не измеришь, сколько не старайся. В русской жизни много абсурда и странных загогулин. С другой стороны, не отсюда ли родом сияющее величие русской литературы и ужасающие бездны ее глубин?

Максим Горюнов

Государственный крокодил

Новость «Жители Ингушетии не будут платить проценты по ипотеке. За них это сделает государство. Ипотеку предоставляет Сбербанк РФ на 30 лет, первоначальный взнос 20%» профессиональные русские комментируют предсказуемо, в духе «жирный ноет»:
«Ах, вот в многонационалочке 666 народов, всем всё достаётся, кроме русских».
Но позвольте, во-первых, эти нации сами себя так поставили перед Москвой. Те же ингуши, чеченцы, дагестанцы с оружием в руках отстояли свою «особость», татары и башкиры — угрозой отсоединения. Я уже много раз писал о простом, примитивном устройстве нашей Системы, как у крокодила — с зачатками центральной нервной системы. Она понимает только угрозу/силу, способную пошатнуть (или вовсе ликвидировать) её власть. И те же русские демонстрировали способность разговаривать с властью с помощью силы — это и массовые лагерные бунты 1953-54 гг., и в 1991 году (а за пару лет до этого — шахтёрские забастовки), и даже старики во время монетизации льгот в 2004-2005 гг., с захватом мэрий и перекрытием шоссейных и железных дорог.
А что сейчас? Все или ноют, или выходят на карнавал с хорошим настроением. И этим они надеются разжалобить или тем более испугать «крокодила»?
И, во-вторых, мы опять приходим к неприятному для многих выводу — в классическом понимании нет никакой русской нации, где по ключевым вопросам есть общность верхов и низов. У чеченцев, ингушей и татар — есть, у русских — нет. Есть этнос или даже, как писали до Революции, «племя». Да и это «племя» разделено на две неравные группы, главное из которых глобализировано и суть внутренний колонизатор.

Павел Пряников

Демократическая традиция

Насчет бойкота выборов.
Я точно поеду в сентябре голосовать в Клюкву. Дело совсем не в том, что я считаю или не считаю, что выборами можно что-то изменить в сегодняшнем Улусе Джучи. Совсем нет.
Мы часто говорим о том, что в России нет политических традиций, нет традиции семейного голосования, когда твой дед Джон голосовал за демократов, твой отец Джек — за демократов, ты Джон за — демократов, и твой сын гей и латинас Махмед — за Хиллари Клинтон.
Осенью 1996 года в Курской области в ходе «кровавой» избирательной кампании между ставленником Ельцина и Александром Руцким победил последний. Вся моя семья голосовала за опального генерала.
Он назвал себя губернатором — первым в постсоветской России, кстати. И прописался чуть позже в Клюквинском сельсовете, в деревне Дурнево. А потом утвердил такой клевый флаг Курской области.
Так вот я очень хочу проголосовать за Руцкого, который идет по одномандатным спискам в Госдуму, также как это сделал мой отец 20 лет назад. Отношения к выше описанным традициям это, конечно, не имеет, но в этом есть нечто мистическое, непостижимое, толстовское («Для человеческого ума непонятна абсолютная непрерывность движения»).
Так что, боеспособные мужчины, вон там будут формироваться отряды, чтобы вечером взять штурмом Останкино!
Смерть тиранам!

Сергей Простаков

О — оппозиция

Извините, меня заело, конечно, но я до сих пор не могу прийти в себя от восторга, что предвыборную тройку ПАРНАС составили бывший путинский премьер, блогер-жидобор и православный монархист. Одно указание на этот факт снимает все вопросы о состоянии либеральной оппозиции в России. А как дысал, как дысал...

Дмитрий Бавырин

Вызывают омерзение!

Можно по-разному смотреть на борьбу приморских партизан. Можно быть государственником или анархистом. Можно воспринимать Петра Павленского или не воспринимать его личность и деятельность. Можно соглашаться с идеей помочь приморским партизанам с юридической поддержкой или отвергать эту идею. Можно считать партизан политзаключёнными либо благонамеренно держаться от всего этого подальше.
Но вот чего делать нельзя — так это не выполнять взятых на себя обязательств, не сдерживать своих обещаний. Это ебанина, граждане. Решение, принятое оргкомитетом премии им. Вацлава Гавела, вызывает омерзение.

Владимир Акименков

Нормы и ценности цивилизованного мира

Россия — цивилизованная европейская страна, какие бы девиации в поведении ее правительства и ее народа ни отмечали наши либералы. В России, наверное, много несовременно мыслящих людей (можно вспомнить, к примеру, законы в отношении сексуальных меньшинств) — но не стоит преуменьшать нашу толерантность (в конце концов, пятьдесят человек в гей-клубе недавно расстреляли не в Перми, а в Орландо). Россияне — представители той же европейской цивилизации, что французы, поляки, канадцы или австралийцы; проблема с нами не в «ценностях», а в нормах: мы не умеем ни устанавливать их, не следовать им. На протяжении более чем двухсот лет каждый високосный год американские граждане направляются на избирательные участки и выбирают президента по одним и тем же правилам; в России за всего четверть века ее относительно короткой истории ни разу парламентские выборы не проводились по тому же регламенту, что и предыдущие. Причем тут ценности?
Какое отношение к ценностям имеет поведение вызывающих у меня никак не меньший восторг, чем у Александра Львовича, украинских патриотов? Если вы живете в стране, которая за четверть века откатилась втрое по уровню жизни по сравнению со своими европейскими соседями; когда при этом с любого своего бизнеса вы платите «дань» президенту-бандиту, а каждое новое правительство становится коррумпированнее прежнего, стоит ли говорить о «европейских ценностях», или же людям достаточно осознать свои самые банальные интересы, заключающиеся в жизни в правовом обществе, сформированном в Европе именно в борьбе против длившейся десятилетиями «ценностной» нацистско-коммунистической вакханалии? А уж если украинцы встают на оборону своей земли столь же героически, как они вставали и в годы Великой Отечественной войны — то это естественное проявление стремления к защите самого себя и своих близких, которое встречалось в истории и тогда, когда даже слово «ценности» никому не было известно (замечу, что немного странно слышать, будто те же братья-украинцы с одинаковым энтузиазмом воюют якобы «за ценности» сначала на западном фронте, а сейчас на восточном).
Когда «главный международник Совета Федерации РФ Константин Косачев» восклицает, читая Декларацию Cовета Европы [хорошо было бы уточнить, какую именно]: «одного не понимаю, причем здесь ценности?», я готов с ним солидаризоваться — и не только потому, что считаю Константина Иосифовича чрезвычайно достойным и европейски мыслящим человеком, но и потому, что все подобные декларации, за исключением никого не интересующих преамбул, содержат четкие обязывающие правовые нормы, с которыми должны согласовываться законы стран-членов Совета Европы. У европейцев и американцев, как принято считать, одни ценности, однако в Европе вот уже несколько десятков лет (и даже в России как члене Совета Европы) нет смертной казни, а в Соединенных Штатах — есть. И я готов вместе с Константином Иосифовичем спросить: Александр Львович, ну при чем тут ценности?
Современный мир цивилизован не благодаря ценностям, а благодаря нормам и интересам. Интересы связывают людей, а нормы позволяют им не переходить тех граней, которые должны были бы охранять — но не охраняют — ценности. Проблема современного мира во многом заключена в том, что ценности в нем стали излишними, но связанная с ними риторика сохраняет свою жизнеспособность и становится разрушительной. Достаточно задуматься о том, что ни одно массовое попрание прав личности — начиная от террористического акта или этнических чисток до ограничения гражданских свобод — никогда не обосновывается следованием норме, но всегда привязывается к ценностям: религиозным, моральным, «традиционным». Нормы могут адаптироваться, чтобы не противоречить некоторым другим; интересы могут сопрягаться для достижения наилучшего результата — однако в вопросах ценностей не может быть компромисса. И что в этой истории пугает меня больше всего — это то, что такое мнение в практически равной мере разделяют и атеистически настроенные либералы, и религиозные фанатики. Как бы я ни хотел увидеть «ценности», которые сближают людей и которые способствуют построению еще более цивилизованного, и, следовательно, еще менее конфликтного общества, я их не вижу.
Подведу итог. Известный всем мудрец сказал в свое время: Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem — «Не следует множить сущности без необходимости». Ценности — как раз такая сущность, которая раз за разом и изобретается «сверх всякой необходимости». Когда они заложены в отдельных людях, помогая им делать свой нравственный выбор, они играют важную роль для формирования и развития личности. Однако как только они начинают претендовать на универсальность, они практически неизбежно обретают форму доктрин или идеологий, увлекающих людей на совершение «благих дел», по совокупности ведущих их прямиком в ад. И если обсуждение ценностей было значимо во времена споров Хинеса де Сепульведы с Бартоломео де лас Касасом, так эти эпохи давно прошли — и любое совершенное общество вполне можно построить не на риторике ценностей, а на диалоге интересов, ведущем к формированию норм.

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

7 131

Читайте также

Злоба дня
Ребята повисли в воздухе!

Ребята повисли в воздухе!

Лишение целого ряда российских спортсменов права выступить на Олимпиаде, безусловно, является для них трагедией, но надо понимать, что это лишь начало процесса, в рамках которого российскому обществу предстоит заплатить немалую цену за действия построенного на лжи путинского режима.
Олимпийские игры, благодаря диктатурам ХХ века, стали мероприятием политическим, и обсуждение вопроса о дисквалификации сборной России, конечно, является формой санкций.

Русская Фабула
Злоба дня
Кадыров против Маннергейма

Кадыров против Маннергейма

Есть надежда, что помимо кандидатов от Единой России в Государственную Думу попадёт молния.

Русская Фабула
Злоба дня
Весь мир ФСБ и люди в нём чекисты

Весь мир ФСБ и люди в нём чекисты

Конечно, можно продолжать говорить о том, что Россия «встает с колен», российское общество проникается «традиционными нравственными ценностями», наш «вес» в мировой политике постоянно растет. Однако если лидеры такой страны, как Россия, со времен Хрущева до эпохи Путина меняют риторику от «догоняния США» до «чуть лучше Украины», невольно кажется, что ситуация в стране в период передачи Крыма Украине существенно более располагала к историческому оптимизму, чем в годы его возвращения...

Русская Фабула