Политика

Интрига Трампа

Интрига Трампа

Об избрании Дональда Трампа уже было сказано много справедливых слов. Он действительно сокрушил самодовольный «истеблишмент», пошатнул основы политкорректного диктата, намерен обуздать нелегальную миграцию и прищучить террористов. Большинство «затрамповских» комментаторов из числа российских оппозиционеров отмечают именно эти качества 45-го президента США. Как положительный фактор отмечаются его очевидные шаги на внешнеполитическом поприще: поддержка Израиля, решимость в борьбе с исламистами, требования от партнеров по НАТО увеличить ассигнования на поддержку организации.

Но когда речь заходит, по сути, о самом главном для нас — его будущих отношениях с путинской Россией, здесь источать восторги становится сложнее.

В ходе предвыборной кампании Трамп сделал ряд противоречивых заявлений, из которых трудно заключить, что он рассматривает Москву как политического союзника, но уж точно он не готов предать Путина анафеме. В команде Трампа есть ряд людей, имеющих репутацию «ястребов», но ни один из них не сравнится в «русофобии» с сенатором Маккейном, который, к слову, избранного президента не поддержал. В то же время, в окружении Трампа есть такие персонажи, как советник по военным вопросам Майкл Флинн (экс-начальник военной разведки, между прочим) — сидел по правую руку с Путиным на банкете в честь юбилея телеканала Russia Today. Предвыборной кампанией миллионера на раннем этапе руководил Пол Манафорт — он же привел к победе Виктора Януковича в 2010 году, и он же консультировал Оппоблок на последних украинских выборах. В круг советников по внешней политике входит инвестор Картер Пейдж — многолетний консультант «Газпрома». Еще один внешнеполитический консультант — Ричард Берт — включен в состав совета директоров российского «Альфа-банка». Наконец, сам Трамп с конца 80-х годов посещает Россию, занимался здесь различными проектами: от девелоперских до шоу-бизнеса, а значит имел доступ и в политические круги. Ведь любой бизнес в РФ с участием миллионеров-иностранцев требует одобрения Кремля и силовых структур. А уж карт-бланш получают только самые избранные.

Можно, конечно, все эти факты игнорировать, умиляться лягушонку Пепе и утверждать, что предвыборная риторика Трампа, бэкграунд его команды не будут иметь ничего общего с Realpolitik. Можно уповать на «ястребиный» имидж республиканцев, которые, впрочем, в последние годы сильно качнулись в сторону изоляционизма, причем это касается и самого перспективного направления партии — «движения чаепития». Можно надеяться на влияние крыла alt-right, близкого к Трампу, которое разглядит в Путине «ненастоящего» альтернативного правого. Но пока и alt-right занимают невнятную позицию. Более того, даже беглый анализ их ведущего ресурса Breibart News демонстрирует, что позиция идеологов движения в отношении Кремля меняется в зависимости от текущей ситуации и скорее склоняется к сотрудничеству с «сукиным сыном». Возможная политика теперь уже официального Вашингтона транслируется через разных спикеров, авторитетных, но которых нельзя отнести к «истеблишменту». Вот, например, что думает по поводу Путина бывший «морской котик», экс-генеральный директор ЧВК Blackwater Эрик Принс:

Путин — популярнейший политик в России. Страна дрейфовала в коммунизм, но он смог придать ей нужный вектор и спасти ее от развала... Да, мы не хотим аналога путинского режима в США, но Трамп прав в том смысле, что у нас есть общий враг — исламский фашизм. Если мы в свое время работали со Сталиным, почему мы не можем сотрудничать с Путиным? Да, русские были нашими противниками на начальном этапе Второй Мировой войны, в период Холодной войны, но именно в альянсе с ними мы сокрушили германский нацизм.

Не надо думать, что Путин настолько наивен, чтобы не понимать последствий таких жестов, как успеть первым поздравить новоизбранного президента США. Написать ему письмо и тут же созвониться, чтобы «обсудить накопившиеся проблемы». Если бы серьезные сомнения насчет «ориентации» Трампа существовали, в Кремле вели бы себя куда осторожней. Значит, в Москве достаточно информации и уверенности в лояльности нового хозяина Белого дома. Есть, правда, ощущение, что кто-то торопится застолбить бренд «Трампнаш». Пока все мировые лидеры пребывают в шоке, и в очередной раз «выстраивают стратегию», Путин спешит показать остальным: смотрите, изгоем, как при Обаме, я не буду.

Где будут точки соприкосновения в отношениях Путина и Трампа? Темы известны: Сирия (и шире: борьба с международным террором), Украина, отмена санкций, возвращение РФ в элитные международные структуры. В целом, Кремль с помощью Трампа рассчитывает полностью восстановить свое прежнее влияние и даже нарастить его — ясно, что это последний исторический шанс для современной России обрести маниакально искомую великодержавность.

Прежде всего, стороны будут договариваться по разграничению влияния и действий в Сирии, что уже было озвучено не раз. По сути, разграничение наметилось уже сейчас — союзные войска переключились на Ирак, сирийская армия при поддержке российских ВКС топчется у Алеппо, пытаясь добить т. н. повстанцев. Но несомненно, что США при Трампе потребуют от Москвы более акцентированных и решительных действий в отношении именно ИГИЛ. И, кстати, не стоит сомневаться, что РФ преуспеет в этом деле, в том числе по линии сотрудничества спецслужб. Террористов будут вязать пачками по всему миру, Трамп будет доволен!

В этом контексте забавно будет наблюдать за перерождением РоссТВ (и дорогих телезрителей), которое в одночасье сменит пластинку и начнет рапортовать о триумфальном сокрушении врагов мира РФ/США под чутким руководством Путина/Трампа.

Наиболее болезненная тема — Украина, и даже шире — Восточная Европа. Ведь на самом деле аппетиты и амбиции Кремля распространяются не только в пределах постсоветского пространства, но и в границах Варшавского договора и вообще стран ЦВЕ (последние свидетельства тому — попытка переворота в Черногории и победа пророссийского кандидата на выборах в Болгарии). В этом контексте заявления Трампа (и его окружения) о необходимости перезагрузки НАТО, недостаточном финансирования организации со стороны европейцев, неизбежно вызовут брожения в Альянсе, чем в той или иной степени постарается воспользоваться Москва.

Оговоримся, что сама идея перераспределения финансовой нагрузки в рамках НАТО между всеми членами абсолютно справедливая — Обама, например, так и не добился от большинства стран-участников понимания в данном вопросе. Справедлива даже идея переформатирования НАТО, которую высказывал пару лет назад глава Stratfor Джордж Фридман. Смысл в том, чтобы составить ударное ядро из подразделений тех стран, которые реально заинтересованы в евроатлантическом сотрудничестве. Но заинтересован ли в этом Трамп? Пока он ведет себя скорее, действительно, как типичный бизнесмен, подходя к стратегическим вопросам с меркантильной точки зрения.

Парадоксально, но самоустранение (рассмотрим худший вариант!) Америки от участия в европейских делах может привести к кардинальной перестройке старосветской архитектуры безопасности и к созданию субрегиональных союзов на основе естественной географической и этнической солидарности. По всей видимости, наступает эра «великодержавности», когда «большие» страны (или претендующие на такой статус) могут начать теснить малые и ничего хорошего такие процессы не сулят. На этом фоне может возрасти значение таких образований, как скандинавский Северный совет или Вышеградская группа, но вероятно и появление новых структур, направленных, кроме прочего, на укрепление безопасности. Кремль, например, серьезно беспокоит ситуация на западных рубежах, где напрочь испорчены отношения со всеми бывшими республиками и вассалами СССР (Польша, Балтия, Украина и т.д.). Именно эти страны, объединившись, могли бы составить серьезную конкуренцию агрессивной России и даже скорректировать расстановку сил на всем континенте. Подобные процессы уже идут, организуются совместные армейские бригады, но настоящее, организационное сближение случится только в случае существенного ослабления (или даже распада) НАТО/ЕС.

Для Украины подобные проекты могут быть особенно актуальны. Взамен за головы игиловцев Путин попросит отдать ему постсоветское пространство, ну и Украину в первую очередь. Это признают и дружественные Киеву эксперты. Так, по словам польского политолога Томаша Плудовского,

комментаторы опасаются, что Трамп приведет к новой „Ялте“, то есть к достижению соглашения с агрессивным Путиным ценой разделения сфер влияния. И это было бы невыгодно, прежде всего, Восточной Европе... Польшу это касается в меньшей мере. В большей мере это может коснуться таких стран, как Эстония, Грузия или Украина.

Обольщаться не стоит: все разговоры о том, что, дескать, Трамп помнит и любит Украину и даже чего-то там обещал — не более чем наивные спекуляции. Эта страна находится на периферии его сознания. Вряд ли Белый дом допустит разгорания полномасштабной войны на Донбассе, но политически РФ продолжит мучить соседей, без сомнений.

Единственное пока, что может заинтересовать Вашингтон и бизнес-логику республиканцев в украинском вопросе — та самая пресловутая продажа летального оружия, на которую так и не решился Обама. Это, кстати, будет вполне по-трамповски: ослабить политическую поддержку Киева в угоду Кремлю, но разрешить поставки вооружения ВСУ. Ничего личного, только бизнес!

Но настоящим бедствием возможная дружба Путина и Трампа станет для российских оппозиционеров всех мастей, да и просто людей, недовольных своим положением в российском обществе. Время остановится. Социальные лифты окончательно захлопнутся, расслоение между сословиями (уже можно будет официально на такие термины перейти) достигнет чудовищных размеров, страна будет работать исключительно на войну, на подготовку нового пушечного мяса, 28-ми панфиловцев, армат, калашниковых, атомных бомб, ракет самой разной дальности и прочего металлолома, от которого так и не смогли избавиться после распада СССР. Трампа совершенно не будут волновать права человека в РФ, т.е. барьеров для внутренних репрессий у режима не останется никаких. Хотелось бы избежать долгосрочных прогнозов и навязчивых исторических ассоциаций, но при худшем сценарии ситуация может напомнить конец 30-х — начало 40-х прошлого века, когда два диктатора, наевшись Европой, принялись в итоге колошматить друг друга.

Но не все так печально, как может показаться. Трамп противоречив, билатерален и в этом его главная интрига. Путин легко может стать заложником очарования Трампом и рискует угодить в ловушки, которые он считает собственными козырями. Например, предложения Вашингтона по Сирии могут означать, что России придется основательно втягиваться в противостояние с ИГИЛ и не ограничиваться только ковровыми бомбардировками городов и гумконвоев. Надо будет подкреплять союзнические отношения с США реальными достижениями, продвигаться вглубь страны и всячески пытаться соответствовать уровню «договоренностей» и заявленному статусу Великой Державы. У США, с Трампом или без, этот статус получится поддерживать без проблем, а вот потянет ли Москва?

Уступки по Украине могут привести к необходимости также «закреплять успех», а значит вкладываться финансово в Донбасс и фактически содержать этот регион. А будут ли для этого средства? Ведь Трамп обещает раскупорить американскую нефтяную кубышку, что неизбежно негативно скажется на нефтяных котировках, а следовательно — и на возможностях РФ.

Трамп вряд ли потерпит конкуренцию на рынке вооружения, пророссийских агентов на Ближнем Востоке и в Иране, сближение России и Китая — т.е. традиционные и нынешние геополитические интересы РФ могут войти в клинч с нахрапистыми республиканцами, которые навязчиво хотят make USA great again. Иначе говоря, декларируя «перезагрузку» с РФ, но руководствуясь собственной выгодой, Трамп будет предпринимать шаги, которые вольно или невольно будут осложнять жизнь «другу Владимиру».

И, разумеется, Трамп не потерпит разговоров в менторском тоне, свысока и поучительно — однозначно, что в этой паре Путину будет отведена роль младшего партнера, а то и вовсе «цепного пса». Косвенно эту мысль подтвердил на днях стилевой двойник Трампа — Сильвио Берлускони в интервью газете Corrierre Della Serra:

Трамп дает понять фундаментальную вещь: Россию следует рассматривать как западную страну в своем собственном праве. Там могут быть разногласия, но в перспективе они должны быть решены в контексте сотрудничества и дружбы. Нам нужна Россия для решения драматических проблем на международной арене: волна исламского экстремизма и бесконтрольная иммиграция. Президент Путин до сих пор продемонстрировал свою способность справляться с чрезвычайными ситуациями нашего времени намного лучше, чем другие.

Скорей всего, что роль «министерства по чрезвычайным ситуациям» будет отведена РФ и в планах Белого дома. Начинается сложная, обоюдоострая игра, которая потребует от Кремля колоссальных усилий. За Америку же можно не волноваться. Она окажется в выигрыше в любом случае.

5 482

Читайте также

Злоба дня
Вой тысячи трупов

Вой тысячи трупов

Кремль виртуально «ставил на Трампа» не по доброте душевной, они хотели получить скандал на выборах в США и скомпрометировать американскую демократию в глазах российской и иностранной публики. Всерьёз в победу Трампа путинисты на самом деле не верили и готовились подспудно уже налаживать отношения с администрацией Хиллари. А тут всё вышло самым худшим для них образом.

Русская Фабула
Политика
Старт президентства Трампа. Часть I. Ложь и истерика левых

Старт президентства Трампа. Часть I. Ложь и истерика левых

Избрание Трампа стало демонстрацией того, что в стране сохранились инакомыслие и решимость свободных людей защищать свою свободу. Именно это столкновение с реальностью и стало причиной истерической реакции левых.

Виктор Александров
Политика
Старт президентства Трампа. Часть II. «Американский Ельцин»

Старт президентства Трампа. Часть II. «Американский Ельцин»

Трамп, как и Ельцин, не является твёрдым приверженцем какой-либо идеологии. Он руководствуется не столько идеологическими принципами, сколько интуицией и основанными на собственном опыте представлениями о правильном и неправильном. Такой интуитивный стиль политики может быть как преимуществом, так и недостатком.

Виктор Александров