О будущем вполголоса

Не секрет, что лучше всего соблюдаются законы, возникшие как юридическое оформление уже сложившихся порядков. Также известно, что любые события будущего никогда не определены и носят вероятностный характер. Вместе с тем, вероятность событий напрямую зависит от наличия механизмов их реализации в мире причинно-следственных связей.

В сети тем временем опять взялись обсуждать то, что российскими законами вслух произносить строжайше запрещено. А именно «ра**ал ср**ой Р**ки на сотню крошечных княжеств».

Не вдаваясь в богословскую полемику с адептами «тысячелетней», и уж тем более не претендуя на лавры известной болгарской бабушки, хотелось бы просто привести пару довольно несвежих ссылок и немножко поразмыслить над их содержанием.

1.

Во первых, стоит напомнить одну непримечательную новость из Нового Уренгоя в далёком и относительно благополучном 2012м:

С конца ноября въехать в город стало возможно только по местной прописке, приглашению от родственников или пропуску от работодателя. Всех, у кого этого нет, останавливают за 70 км до въезда в город.

Изначально власти города заявили, что пропускной режим был ужесточен из-за нестабильной криминальной обстановки в городе, который часто называют „газовой столицей“ России.

Некоторые наблюдатели предполагают, что главной причиной ужесточения пропускного режима стало желание ограничить приток мигрантов.

Совершенно необязательно обладать какими-то феноменальными познаниями в области экономики, чтобы иметь представление об основных источников доходов государственного образования «РФ» и, соответственно, взаимосвязи между выручкой от экспорта нефтегаза и крепостью «стабильности».

Гадать, каков будет уровень цен в перспективе 5 — 10 лет — занятие, понятное дело, неблагодарное. Некоторые премиум-россияне, конечно пытаются заклинать рынок заявлениями о «крахе мировой экономики» при 80 долларах за бочку сырой нефти или прогнозами неизбежного роста до ста и выше. Однако сланцевая революция и политика ОПЕК влияют на процесс ценообразования определённо сильнее этих плясок с бубном:

Несмотря на снижение цен, ОПЕК не намерена снижать объемы добычи нефти. Об этом заявил в четверг, 30 июля, в ходе визита в Москву глава организации Абдалла аль-Бадри. „Мы не готовы сокращать производство“, — цитируют аль-Бадри информационные агентства.

Кроме того припадки «русского мира» с угрозами «закрыть вентиль» окончательно подорвали репутацию России как надёжного поставщика углеводородов на европейский рынок.

Результат не заставил себя долго ждать:

After less than three years and spending of 350 million litai ($128 million), an off-shore liquefied natural-gas vessel is anchoring on the former Soviet republic Baltic coast today and will convert LNG into natural gas and pump the commodity to the mainland.The aim is to free the country from its dependence on Russia’s OAO Gazprom, the world’s largest gas supplier and the sole source for Lithuania.

Poland has opened its first terminal to import liquefied natural gas (LNG), promising to become fully independent from Russian supplies from next year:

Это не говоря уже о том, что европейские экологи имеют все основания наградить Владимира Таврического орденом за неоценимый вклад в развитие альтернативной энергетики и энергосберегающих технологий.

Впрочем, тренд на использование возобновляемых источников энергии образовался задолго до «колорадской весны», а потому и никуда не денется даже в случае фантастических успехов российской дипломатии по нормализации отношений с цивилизованным миром. Постепенный отказ от ископаемого топлива также исторически неизбежен, как отказ от гужевого транспорта или каменных орудий. Этим и обусловлен демпинг арабов на европейском рынке, а не патетическими соображениями мести за братьев-суннитов. Продавцы элементарно стремятся побыстрее реализовать неотвратимо теряющий ликвидность товар:

Российская нефть Urals теряет позиции на нефтяном рынке Европы из-за притока более дешевых сортов с Ближнего Востока, и это давление непрерывно нарастает, говорят трейдеры и аналитики.

Каковы перспективы российской экономики в свете обозначенных выше тенденций?

Голоса из психокорректоров, понятное дело, невозмутимо вещают про импортозамещение, борьбу с коррупцией и успехи в борьбе с ИГИЛом.

Наиболее внятную позицию по проблеме выхода из кризиса обозначил покойный ныне Примаков:

Оптимизация экономических отношений между федеральным центром, субъектами Федерации и муниципалитетами в нынешних условиях приобретает особую значимость...Нужно претворить в жизнь положение, при котором федеральный центр на постоянной основе должен делить с субъектами Федерации доходы в пропорции 50 на 50.

Совершенно очевидно, что децентрализация является базовым условием модернизации и сохранении России как таковой. Однако, как совместить её с гиперцентрализаванной имперской моделью, имманентной российской государственности? Как заставить закостенелую бюрократическую машину совершать действия принципиально для неё не свойственные? Ответов найдено не было.

Спустя год был вынужден это признать и сам Евгений Максимович:

Трудно игнорировать тот факт, что большинство субъектов Федерации и муниципалитетов могут выполнить свою роль в социально-экономическом развитии России лишь тогда, когда достигнут финансовой достаточности. Сохраняет свое особое значение реализация планов, намеченных в предвыборных статьях президента Путина, включая увеличение зарплат врачей, учителей, работников культуры.

Однако, как известно, правительство решило переложить решение этой задачи на плечи субъектов Федерации не только без адекватного финансирования из федерального бюджета, но и без учета реальных возможностей преобладающего большинства регионов. Можно считать, что в прошлом году правительство от этой линии не отошло.

Оно и неудивительно. Теоретически можно представить, что люди, на протяжении всей карьеры оттачивавшие мастерство распила и отката внезапно обретут способности и желание превращать пригодную только для воровства коррупционную вертикаль в эффективное государство. Но это будет сюжет с вероятностью реализации ниже, чем у внезапного взлёта цены на нефть до 200 баксов.

Следовательно, экономика будет деградировать, а государственная политика формироваться на основе игр с нулевой суммой между федеральной и региональной бюрократиями, где каждый стремятся отжать у контрагентов максимум ресурсов и спихнуть побольше обязанностей.

Уровень жизни при этом может только падать, но самое примечательное, не везде одинаково. Пока в одних регионах начнут летать на отдых в Турцию вместо Тосканы и отказываться от покупки второй машины на семью, в других будут вынуждены топить в квартирах дровами. Впрочем, оно уже так и происходит:

2.

В социальном плане постсоветская Россия всегда представляла из себя своего рода пылесос, выкачивающий население из регионов: наиболее активные жители уезжали из деревень в райцентры, из районных центров в областные, из областных в столицу, из столицы за рубеж. В сытые годы это была миграция от плохой жизни к «более лучшей». Мигранты в большинстве случаев успешно справлялись с поиском жилья и работы.

По мере падения экономики и физического вымирания наиболее депрессивных районов миграция обещает приобрести черты бегства от смерти к неважно какой, но жизни. По сути бегство наугад. Кто-то отправится в относительно благополучные места чтобы демпинговать на рынке низкооплачиваемой рабочей силы, тесня трудящихся из средней Азии. Кто-то чтобы бомжевать и побираться. А кто-то — грабить, воровать и иными способами творить в местах пребывания ад и «ДНР».

Иными словами, люмпенизация миграционных потоков крайне негативно скажется на криминагенной обстановке там, где не всё сожрал экономический кризис. Каким образом местные власти вероятнее всего будут решать проблему наглядно демонстрирует новость про Новый Уренгой.

Более того, если политика экономической децентрализации обернётся банальным урезанием федерального финансирования регионов при взваливании на них социальных обязательств (а это весьма вероятно), то асимметричным ответом региональных элит будет ограничение на въезд представителям федеральных контролирующих органов, саботаж указаний из центра и прочие опции, характеризуемые таким страшным термином как дезин*****ция.

Причём, некоторое время всё может происходить под громогласные восклицания о национальном единстве, преданности «традиционным ценностям» и ритуальные возложения цветов в память о важнейших событий общей истории. Но потом рано или поздно новый порядок придётся-таки документально оформить. В каком-нибудь партноменклатурном санатории в заповедном лесу.

А провернут это всё не подвальные сепаратисты, на маргинальность которых не успел с пафосом указать разве что самый ленивый адепт «единонеделимой», а вполне респектабельные патриоты с лоснящимися лицами и полосатыми ленточками на дорогих пиджаках. А пресловутые 86% в очередной раз проснутся в другой стране. Вернее, в других странах, в каждой из которых будет реализовываться своя специфическая модель развития. В зависимости от географического расположения, природных условия и, самое важное, от качества располагаемого человеческого материала.

В регионах, где уличная стихия окажется неспособна породить никаких требований, принципиально отличных от «челобитной государю» с молитвенной просьбой накормить и защитить, скорее всего образуются феодальные сатрапии наподобие среднеазиатских. Там, где гражданская активность формируется вокруг требований гарантии гражданских прав и институциональных ограничений власти вполне вероятно становление либеральных демократий восточноевропейского образца. Так или иначе итоговая конфигурация, как и все события будущего заранее не определена. А стало быть, многое зависит от непосредственных участников, от их разумения не с**ть против ветра, а строить ветрогенераторы. Как в видео про энергоэффективность.

6831

Ещё от автора