Страна Хулигания

Задорная детская непосредственность, с которой ватная фауна смакует Великую Победу российских околофутбольных войск над английским супостатом хоть и уступает традиционному девятомайскому буйству по массовости и напору креатива, но определённо превосходит его в чистоте эксплицируемых смыслов. Если идея «победы над фашизмом» имеет определенный гуманистический фон, то околофутбольный патриотизм оголяет людоедское ядро российской культуры с предельной ясностью: Наш дали п*зды ненашим. Всё. Остальное — шелуха.

Не оставляет места сомнениям и официоз: «Не вижу ничего страшного в драке фанатов. Наоборот, молодцы наши ребята. Так держать! А вот то, что случилось в Марселе и других городах Франции, то это не вина фанатов, а неумение полиции организовать проведение таких мероприятий. И не понимаю всех тех политиков и чиновников, которые сейчас клеймят наших фанатов. Их защитить надо, а приедут домой, и там разберемся», - комментирует драку с убитыми и ранеными заместитель председателя Государственной думы РФ и член исполкома РФС Игорь Лебедев.

В художественном фильме «около футбола» есть сцена: одна из героинь употребляет спиртное в магазине фанатской атрибутики с продавцом. Дойдя до некоторой кондиции она задаётся вопросом о природе этой субкультуры: «Так зачем вы дерётесь?» — вопрошает она продавца. Ответ прозвучал весьма ёмкий и внятный: «Я в жизни ничего не понимаю. Мир слишком сложен. А тут всё просто: вот я, вот враг. Я прав...».

Наиболее протяженный отрезок своей истории вид Homo Sapiens существовал в рамках родоплеменной культуры, для носителя которой характерно деление контрагентов на две группы — «свои» (соплеменники) и «чужие» (все остальные). Основная форма диалога между группами — рукопашный бой с применением подручных средств — каменных топоров, луков и тд. Разумеется этот исторический опыт не мог не оставить эволюционного следа в виде специфического сектора ментальности.

С ходом времени мир людей разрастался и усложнялся. На смену племенам пришли государства. Государства претерпевали массу метаморфозов, порождая различные причудливые конфигурации. Конкуренция выявляла локальных лидеров, которые задавали тон развитию культуры в зоне своего влияния. Актуальный пример такого лидерства — западная, евроатлантическая цивилизация, так или иначе формирующая «повестку дня» в большинстве уголков земного шара.

Любая культура внедряет в сознание носителей определённую картину мира. Основанная на постхристианских либерально-гуманистических ценностях культура Запада формирует социальное пространство в соответствии с интересами автономной самоактивной личности, что, само по себе, не наделяет всех вовлечённых преобладающими личностными качествами. Метальная конституция массового человека — обывателя всегда формируется на под существенным влиянием структур, соответствующих досовременным историческим периодам. В том числе и эпохе племенных войн.

Спорт как индустрия развлечений играет важную роль социального стабилизатора, канализируя деструктивную энергию масс в безопасное для общественного порядка русло. Если стремление обывателя собираться в стаи «своих», противопоставляя себя «чужим» неизбывно, то предпочтительнее дать ему выход в плясках на трибунах, чем в классовой борьбе или межэтнических конфликтах. В цивилизованном мире на это работают как безобидные формы спортивной субкультуры вроде мирного «оле-оле» в пивной и на стадионе, так и hard-версия с до/послематчевой рукопашной.

Последняя при умелом использовании властью не менее полезна т.к. позволяет держать в рамках особей, коим зудящий «дух воина» особенно сильно мешает жить, сложа кулаки. Околофутбол помогает таким людям весело проводить время в компании себе подобных, расходуя энергию, которая могла быть потрачена на причинение вреда здоровью прохожих за неправильный прикид и прописку не в том районе.

Роль полиции и спецслужб здесь в том, чтобы изолировать агрессивных фанатов от мирных «болел» в шарфиках. Особенно в случае массовых международных мероприятий, где грань между околоспртивной агрессией и межнациональной предельна тонка. Пусть хулиганы хоть до посинения лупят подобных себе хулиганов, главное чтобы идеология «бей всех, кто не с нами» не выплёскивалась за субкультурные рамки, дабы не подрывать системную сложность современной цивилизации, основанной на принципах терпимости и кооперации.

Ситуация, когда получившие «патриотический заряд» от сотрудников спецслужб отморозки отправляются учинять дебош за границу за счёт налогоплательщиков, как это происходит в России, для современного мира не нормальная и не здоровая.

Патриотическая философия постулирует принципиальную непостижимость «духовных основ» «уникальной русской цивилизации» в терминах рационалистического дискурса. Этим принято объяснять неспособность адептов «евразийства» сформулировать разницу между Россией и Западом без применения специфического религиозного речикряка. Разгадка известна: ни одна культура не любит обнажать перед носителем свои внутренности, предпочитая водить его как ослика за морковкой, используя полученную энергию в целях собственного самоструктурирования.

Чем менее субъект вовлечён в культурную систему, тем меньше таинственность. Сторонним наблюдателям интересующимся темой, «непостижимая Россия» вполне понятна. И отличает от Запада её прежде всего маргинальность, периферийность либерального принципа «живи как хочешь сам и не мешай жить другим». Вместо него смысловое поле скрепляет архаичное деление мира на «своих» и «чужих» с их обязательной, непримиримой борьбой.

Грубо говоря, «особый путь» России в том, что хулиганский заряд «вали говно!» (избивай тех, у кого символика другого цвета) выступает стержневым основанием, подчиняющим в итоге все подсистемы культуры. Он же и обрекает последнюю на регулярный сброс системной сложности, блокируя развитие. Пока «бездуховный запад» двигает вперёд научно-технический прогресс, повышая уровень жизни, россияне экзальтированно жгут книги, давят тракторами гусей и гнобят «национал-предателей».

Пока традиционная культурная матрица не изжита, никаких устойчивых инновационных преобразований добиться невозможно в принципе. Напротив, технологическая сложность обречена неуклонно деградировать, стремясь к соответствию со сложностью смысловой. А потому кардинально изменить ситуацию привычным заимствованием технологий не получалось и не получится.

Рано или поздно придётся заимствовать социальные институты, тщательно расчищая под них почву от совчины, победобесия, евразийства и прочей антицивилизационной мерзости. Опираясь в этом не на мнение мифических 85% (которого в действительности не существует), а на меньшинство «национал-предателей», несущих в себе зачатки либеральной, личностной культуры, способной направлять энергию всего населения в русло устойчивого развития.

6067

Ещё от автора