Долгое прощание с друзьями

Друзья уходят у всех с досадной одинаковостью. В моем случае это — приятели по андеграунду, литературные знакомцы, коллеги-филологи, люди моего круга, который у каждого свой. Понятно, что область актуальных интересов задала свои штрих-пунктирные границы, которые вместе с Крымнаш превратились в непроходимые рвы и окопы: мы, носители русской культуры, — максималисты по-преимуществу, и несовпадение позиций легко ставит крест на отношениях с многолетними корнями. Но хочется это делать далеко не всегда: не то, чтобы тлела надежда, что былая ненависть к совку способна отредактировать сегодняшние великодержавные восторги. Но любопытство, но ощущение, что сам ошибался, числя в единомышленниках тайных сторонников русской исключительности, но просто нежелание делать походя больно человеку из далекого прошлого.

Короче, хожу я порой (дабы поудивляться извилистости пути интеллектуала в России) на фб-страницы откровенных и популярных в сети нациков типа припадочного Димочки Ольшанского или певца гордого русского мира Игоря Караулова, а то и злобного мудака Дугина, с которым познакомил меня в свое время увлекающийся Курехин. И не только, чтобы посмотреть, как бьется мысль в имперском припадке, зрелище не для вегетарианцев; но и поглядеть на друзей, ставящих лайки на самые что ни есть мракобесные восклицания. А тут, доложу я вам, такое число людей с репутацией, что в пору изумиться!

Есть среди них отвязные — поздняк метаться, в либералы обратно не возьмут. Но большинство болельщиков за русское великодержавие — застенчивые, пугливые, профессионально успешные: у себя на странице — сдержанность и корректность, и лайки ставятся с умом — не там, где нацизм уже пузырями идет и лопается желтой слюной, а где он как бы одна из альтернатив, и всегда можно сказать: не за силу, не за качество золотой твоей имперскости, а токмо за мастерство, которое неподсудно.

Понятно, не назову я никаких фамилий, ибо не для позора или осмеяния это пишу. Отмечу лишь вот что: стеснительность, неуверенность имперцев-интеллектуалов — обнадеживающий признак. Значит, по их мнению, а это, увы, далеко не самые глупые люди, — нацизм еще не победил, карабкается пока, скребет пол когтями; потому что когда победит — стесняться не будет уже никто.

4213
Михаил Берг

Ещё от автора