Савченко снова голодает?

Жаль мне Савченко? Конечно, жаль. Хочу ли я, чтобы ее уже наконец отпустили? Конечно, хочу. Надоело ли мне читать про Савченко? Надоело...

Такая правда. История Савченко утомила уже на первой голодовке. Утомил неуемный шум, утомили истошные крики о том, что России конец. если Савченко не выпустят. Что Савченко - совесть эпохи и будущий великий политик. Утомила медийная трескотня. Мне, обывателю, все меньше хочется читать про Савченко, которую я, заметьте, жалею. Почему не хочется? Слишком агрессивная и истеричная пиар-кампания. 

Может, только так ее и можно освободить? Может быть. Но мне уже неинтересно. Я устала читать каждый день о голодовках, которые ни к чему не приводят. О призывах, под которыми ничего нет. 

Савченко не совесть эпохи. Савченко не героиня. Дело Савченко никак не отразится на судьбе Кремля и его отношении с Западом. Она - бедолага, попавшая под каток. Только это правда. Все остальное - шум. Наверное, кто-то верит, что такой шум спасет Савченко. Не знаю - мне лично он надоел. У меня уже силы кончились ворошить гигабайты истеричной контрпропагады, чтобы отыскать в них крупицы здравого смысла о деле Савченко. 

Перестарались. Если очень долго истерить и привирать, это может людям надоесть. Ясное дело, что врет и истерит не Савченко. Истерит ее подмога. И на фоне этой истерии уже и сухая голодовка замылилась. 

Извините, Надя. Всех вам благ, здоровья, счастья и свободы! Но у меня уже нет желания читать про вас новости. Надоело. 

Страшная правда репрессивного режима в том, что репрессии становятся обыденностью. Людей начинают сажать не тогда, когда распоясывается власть, а тогда, когда посадки вызывают равнодушие. 

Я стала равнодушной к делу Савченко. Признаюсь со стыдом. Стыдно и больно, но сил больше нет. Нет сил!


PS: А тем, кто меня осуждает, скажу следующее. Вы сейчас в Донецком суде? Живете в палатке на круглосуточном пикете в защиту Савченко? Если нет, тогда замолчите. Вы еще хуже, чем я. Вам вообще плевать на политзеков, вы вряд ли много сделали для их освобождения.

Судьбу Надежды Свченко решает не российская интеллигенция. Не меньшинство. Для ее освобождения ничего нельзя сделать. Все. Точка. Делать надо было много лет назад, задолго до того, как ее поймали. О том я и пишу. Мы оказались в стране, где уже не можем ничего сделать. И где зла, репрессий стало столько, что мы притупились, мы устали о них слышать. Вы сами-то себе признайтесь, так ли вы остро реагируете на все сообщения о политзеках, чем 5 лет назад? Нет, не так. Потому что: а) их много, б) мы на их судьбу повлиять не можем.

Российский режим вошел в фазу, когда меньшинство уже ни на что не влияет. Где вы были 10 лет назад? 12 лет назад? Вы писали о том, что нас ждет? Митинговали? Вы выступали против отмены выборов, против поправок в Конституцию, против возвращения к власти КГБ? Если нет, то срок Савченко сейчас на вашей совести.

В любом обществе должны быть люди, готовые обсуждать табуированные темы. Ибо табу не вечны и не все они оправданны. Признаваться в жестокосердии — табу. Но кто-то должен констатировать болезнь. Кто-то должен говорить, что мы перешли черту. Черту, за которой нас уже мало тревожат сообщения о чужом горе и чужой несвободе, потому что горя и несвободы слишком много. Мне хватает смелости это сказать, а вам нет.

Кстати... Перестаньте делить труп Савченко. «Ой, ее смерть невыгодна Кремлю», «Ох, смерть Савченко сделает отношения Европы с Россией необратимыми». Она не умрет. Вернее, так: я не верю, что Савченко умрет. На мой взгляд, она не готова умирать. К счастью или нет, не знаю. Мне кажется, половина всех упоминаний Савченко связана с воображаемыми дивидендами от ее смерти. Украинские патриоты живописуют, как за смерть Савченко наподдают Кремлю. Российские ультралибералы мечтают, что после смерти Савченко наша власть убоится запада. Правда в том, что смерть Савченко ничего не изменит. И умирать ей решительно не для чего. Живая она дождется освобождения. А мертвую ее быстро забудут. На Майдане расстреляли более 100 человек — про них давно все забыли. И про Савченко забудут. Первыми же — забудут те, которые сейчас истерично кричят, что никому ничего не простят. Украинцы, не обольщайтесь: русские люди давно забыли даже собственных политзеков. Вашу забудут еще быстрее.

24369

Ещё от автора