Они просто хотят обломать нам понты

Как из Петербурга усердно делают периферию

Люди думают, что протесты вокруг Исаакиевского собора это последний оплот антиклерикализма. Или — последний форпост демократии в России. Кто-то даже считает, что «исаакиевские» волнения — не конец, а начало. Начало новой перестройки.

Все не так. Исаакиевская тема мобилизовала город на борьбу с насильственной периферизацией. Вся Россия давно превратилась в одну большую периферию, чьи главные силы утекли в Москву. Петербург — единственный город, который время от времени сопротивляется попытке сделать страну строго однополярной. Сам город с начала 2000-х пострадал от этого процесса так, что его и не узнать. В городе почти не осталось лидеров мнения, весомых для всей страны и мира институций, не осталось даже серьезного крупного бизнеса — все в Москве.

Передача Исаакиевского собора РПЦ это, на самом деле, шаг к превращению Петербурга в управляемую извне, лишенную своей культуры и своей истории периферию. Потому что чем будет Петербург без его музеев?

Передача Смольного и Сампсониевского соборов церкви — тоже шаг к периферизации. Слияние петербургской Публичной библиотеки с РГБ — не шаг, а прыжок в этом направлении. Чудовищная попытка окончательно сделать Петербург периферией провалилась в 2014 году, когда из Эрмитажа хотели увезти в Москву коллекцию импрессионистов, да сдулись, ведь тогда против выступили даже болельщики «Зенита». Потому что вопрос слияния библиотек — вопрос права Петербурга иметь библиотеку мирового значения. Вопрос коллекции импрессионистов — вопрос права на музей мирового значения. Вопрос застройки кварталов вокруг Пулковской обсерватории — вопрос права на обсерваторию мирового значения. А вопрос пользования Исаакиевским собором — вопрос права города Петербурга иметь памятник мирового значения.

Москве очень не нравится, что есть еще в России город, способный «гнуть понты». Именно в этих словах, а не иначе, я думаю, обсуждают в чиновничьих кабинетах обрушившиеся сегодня на город беды. Передать Исаакий значит обломать понты. И, по большому счету, все дело в этом. Целой стране Москва давно пообломала понты: отовсюду вывезла к себе все умное, талантливое и живое, завезя взамен своих силовиков, своих чиновников и свой бизнес. Только Петербург не сдается.

Отсюда настойчиво не хотят уезжать последние оставшиеся в городе известные ученые, актеры, писатели, здесь местные стараются удержать от московской экспансии строительный рынок, рынок услуг, общепит. Здесь еще пытаются отстоять право не быть культурной, научной, образовательной периферией.

Увидела тут шутку из последнего КВН:

«Существует легенда, что Древний Рим спасли гуси. Скажите, а что спасет ваш город»

Команда из Петербурга: «Если нашему городу действительно что-то будет угрожать, к нам прилетят таки-и-и-и-е гуси!»

Боюсь, команда «Доброжелательный Роман» или давно не смотрела в свое петербургское окно, или просто очень хочет стать московской командой. Потому что гуси эти уже прилетали! И забрали все, что плохо лежит. Город планомерно, несмотря на сопротивление, превращают в глубокую провинцию. В периферию. Здесь нет места лицемерным шуткам.

Петербург теперь и мой город. Хоть я и живу в деревне постоянно, по отношению к Петербургу я — дачник. Петербург — родина моей семьи. Мой муж — петербуржец. Моя дочь — петербурженка. Она родилась в этом городе, у нее уже есть там квартира. Скорее всего, она будет учиться и жить в Петербурге. И я хочу, чтобы это был город со своей фундаментальной библиотекой, своей первоклассной обсерваторией, своей коллекцией импрессионистов и, да, черт побери, со своим, а не церковным Исаакиевским собором!

Специально приеду в субботу на этот марш. Или митинг. Или как там его. Сяду на электричку, через два часа пересяду на автобус, потом — на трамвай. Потом пройду еще три остановки. Не поленюсь.

Я хочу, чтобы мой ребенок застал город, в котором в величайших памятниках архитектуры расположены музеи, а не храмы.

Имею право!

Кстати о гусях. Есть у меня версия, что весь концерт вокруг собора создан ради того, чтобы добыть у петербуржцев поддержку Путина. Вот выйдет он в последний момент и бухнет сурово: «Не велю!» И станет город от благодарности в ножки падать.

Так или не так, посмотрим. На марш все равно идти надо — в Петербурге и без Исаакия много проблем.

***

Для пугливых: марш легальный, согласован, за микитки брать не должны.

Для любопытных: будет много знаменитостей. Туристы — подтягивайтесь!

Для язвительных: а что вы смеетесь? знаю много бывших провинциалов, которые в Москве и Петербурге на митинги ходят посмотреть на знаменитостей. Любопытство — одна из движущих политических сил, с ним надо считаться.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

2785

Ещё от автора