Злоба дня

Геополитическая шизофрения

Геополитическая шизофрения

В обзоре русской блогосферы: удивительные приключения порнографии в России, новая борьба за мир, новый антисоветизм, новый хаос и старый заговор Суркова.

Заблудились

Заблудившихся на даче Сечина воров-домушников удалось спасти только на третьи сутки после того, как они вызвали спасателей МЧС.

Усы Пескова

«Заур подолгу сидел на импровизированной табуретке из мусорного ведра, смотря своими огромными, экзальтированными глазами в пространство»

Заур
Он был очень похож на Рамзана Кадырова. «Одно лицо», — сказала как-то Анна Каретникова во время посещения нашей камеры на Малом спецу. Такое сходство бывает крайне редко, но все же бывает.
Заур был похож на Кадырова. Похож внешне, но и носил такую же бороду.
Он был кабардинцем, родом из Нальчика. Бродягой-вором, всю жизнь зарабатывающий себе на жизнь воровством. Последняя (третья или четвертая) его ходка случилась из-за сознательности граждан. Вынося очередную добычу из магазина, он был замечен охраной и ему пришлось убегать. Все бы хорошо и он ушел бы как обычно, но Фортуна преподнесла ему неприятный сюрприз. Кто-то из сознательных граждан, услышав крики «держи!» ударил его по ногам на экскаваторе, ведущем на первый этаж — к выходу из торгового центра. Так он попал в Матросскую тишину.
Заур редко попадался. Обычно у него все было рассчитано: «Берешь большую сумку и пару друзей. Сумку изнутри прокладываешь специальной тканью, чтобы не пропускала никаких сигналов. Заходишь в какой-нибудь дорогой бутик. Пусть друзья отвлекут персонал и охрану. Заболтают, насмешат, приударят за девушками. А ты пока спокойно иди и набирай вещи, чтобы примерить их в раздеалке. Я всегда брал хорошие, дорогие вещи».
Заур и впрямь хорошо одет. Даже в сизо.
— Одеваешь дубленку, — инструктирует меня Заур. — А под нее одеваешь то, что ты хочешь украсть. Свитер, рубашку, не важно! Даже курту, если хочешь. Прямо в раздевалке. Сверху свою дубленку. И потом просто выходишь из магазина, пока твои друзья забалтывают персонал. Ну, или складываешь все это в сумку со специальным дном, чтобы не было видно и не просвечивало.
— А если заметят?
— А если заметят, то пусть пеняют на себя, — отвечает Заур, гордо запрокинув голову.
Заур занимался не только не только воровством. Разбой. вымогательство, крышевание — все это входило в его компетенцию. Но все-таки воровство Заур любил как-то по-детски, искренне.
— Я — Крадун, — гордо определял он себя.
— Не каждому дано воровать, — любил он повторять, когда кто-то излишне хвалился своими криминальными успехами.
Да, кринимальными успехами. Ибо я попал в искаженную реальность, в королевство кривых зеркал, где хорошее, которому меня учили в детстве оказалось...никаким, а плохое — хорошим.
Но для Заура все было только профессиональным. Работой, так сказать. Хотя были вещи, которые его интересовали гораздо больше криминала.
Заур симпатизизировал ваххабитам. И не просто симпатизировал — он всегда был связан с исламистским подпольем в Кабардино-Балкарии. Со мной он делился этим довольно свободно, простодушно принимая меня в чем-то за своего — за экстремиста.
Заур всегда радовался акциям джамаатов и расстраивался, когда убивали боевиков. Глядя в телевизор, он всегда напряженно ждал новостей с Кавказа. Он искренне обрадовался убийству журналиста, освещавшего антитеррористические акции в кабардино-Балкарии и сыпал проклятиями, когда исполнителей «зачищали» в одном из домов в Нальчике.
Как-то раз, вернувшись из оперской, он был хмурым и недовольным.
— Знаешь, Данилка, — он почему-то повадился называть меня ласково — Данилка. — Опера интригуют против тебя. Такие вещи про тебя рассказывают.
Он делает мрачное и хмурое, но чем-то комичное лиюцо, еще больше подчеркивающее его сходство в Кадыровым.
— Говорят, что ты — страшный скинхед. Страсти про тебя рассказывают.
— А чего ты их слушаешь. Знаешь же «мусору веры нет». А про меня и так все знаешь. Телефоны у всех в камере есть.
— Знаю, Данилка, знаю, — задумчиво отвечает Заур. Да и что они мне, эти опера!? Я ведь знаешь чего только в жизни хочу? Умереть на пути Аллаха.
Заур часто повторял это. Похоже ему и вправду хотелось так умереть. По ночам, когда все разбредались по шконкам, задернув занавески, Заур брал телефон и погружался в мир своих грез. Он слушал Тимура Муцураева, смотрел исламистские ролики и о чем-то мечтал, глядя своими прозрачно голубыми глазами в пространство. Иногда его глаза становились какими-то ирреальными, огромными и неподвижными, с расширенными темными зрачками. В эти дни к нам по дороге заходил кайф.
Заходило все: черный, белый, мед, лирика и прочее. Не хватало только кокаина — он был слишком дорог для обитателей Мертвого дома.
Однажды, встав утром и решив заварить чай, я обнаружил в чайнике кипятищийся шприц. Больше я чай не пил. Кайф принимали все (кроме меня) и постоянно.
Все начиналось с Лирики, потом делался барбулятор, которым кряхтя и кашляя дышали арестанты. Потом, ближе к ночи, следовал белый и мед.
Я всегда поражался, как у Заура сотоварищи все это совмещалось с религиозностью. Совершив вечернее омовение и молитву, они уже через полчаса могли дуть барбулятор, глотать Лирику и заправлять себе в вену какую-то дрянь. Прямо на глазах у заместителя начальника Матросской тишины Андрюшки, который невозмутимо взирал на все это через глазок в двери камеры.
— Заурчик,затяни вену потуже.
— Хорошо, Русик.
— Что-то Заурчик не берет совсем. Шляпа какая-то, — так они обменивались впечатлениями.
Потом Заур подолгу сидел на импровизированной табуретке из мусорного ведра, смотря своими огромными, экзальтированными глазами в пространство.
— Все, чего я хочу, — повторял он, — это умереть на пути Аллаха.
Заур мечтал освободиться и присоединиться к своим братьям в горных лесах Кабардино-Балкарии, чтобы в конце концов погибнуть в какой-нибудь перестрелке.
В тот вечер нам как обычно зашло много кайфа. Заур заправился всем, чем только мог и отправился спать. Мы спали на соседних койках.
Я прилег, с трудом разместив свое тело на узком ложе шконаря бывшей малолетки — короче и уже моего тела. Ноги торчали наружу, а тело могло в любой момент свалиться при неудачном повороте туловища.
Было холодно и мне хотелось курить. Свои сигареты у меня закончились, а магазина надо было ждать до понедельника. Я повернулся и одернул занавеску Заура.
— Заур, у тебя остались сигареты?
Ответа не последовало. Не слышно было ни храпа, ни шума дыхания.
Я повернулся и вгляделся в неподвижное тело, полузадернутое занавеской.
— Заур, дай закурить , - повысил я голос. — Заур!
Мне никто не ответил.
Я протянул было руку через проходняк, чтобы потрясти его, но не стал. Я и так хорошо знал, что с Зауром. Я хорошо знал, ЧТО лежит на соседней со мной шконке, медленно остывая до комнатной температуры.
— Ты ведь всегда был не против, — спросил я в темноту, доставая из его ящика блок с сигаретами.
Закурив, я откинулся на шконке и уставился в темноту. Я решил пока никому ничего не говорить. До проверки еще было время.


Даниил Константинов

«Во имя Ахмат-Тауэр в Грозном и дочери Пескова в Париже»

2 ноября в Екатеринбурге состоится открытый показ и обсуждение проплаченного антитеррористического фильма «Рядом с нами», снятого по заказу главного управления по противодействию экстремизму МВД России, ну, т.е. людей, которые предпочитают ловить граждан за их политическую позицию и мнение, вместо того, чтобы бороться с реальной организованной преступностью.
Рекламный ролик весьма характерен, так как из него становится понятно, что для государства российского главную террористическую угрозу представляют люди со славянскими лицами и западно-христианские религиозные организации, подготавливающие шахидов (Sic!). Не удивительно, теперь оказывается (в интересах советской дружбы народов c головорезами Рамзана Ахматовича) метро и вокзалы у нас взрывают ужасные протестанты, пришедшие с «богопротивного» Запада, но никак не представители одной религии добра и толерантности. Я так понимаю, что и Бориса Немцова по их версии убили члены Opus Dei, не иначе.
Дискурс понятен — «традиционные ценности» русского «народа-скрепы» должны противостоять тлетворным и разрешительным идеям, которые пришли из Европы, во имя Ахмат-Тауэр в Грозном и дочери Пескова в Париже. Именно на эти безликие и бездарные копии образцов советского агитпрома и идут деньги российских налогоплательщиков во время фактической социально-экономической катастрофы в стране.

Антон Громов

Старый спор

«Валдайское» выступление президента Путина — безусловно, начало новой «борьбы за мир и разрядку». Какие формы она примет — сказать сейчас трудно. Скорее всего, как обычно, уродливые, «искривленные», но сам факт смены вектора надо приветствовать.
Обида на Запад как важнейший психологический фактор формирования внешней политики, конечно, останется. «Heaven has no rage like love to hatred turned, Nor hell a fury like a woman scorned». Но «сама жизнь» навязывает больший реализм. И это хорошо.
Я думаю, важно представлять себе, на каком фоне все это происходит. Это фон исторического отступления России от выпавших на ее долю в предыдущие столетия рубежей и обязательств. Слово «отступление» звучит для нас не слишком приятно. Но не мы первые. Наверное, и не мы последние.
В сознании многих — и у нас, и на Западе — положение выглядит по-иному: Россия отхватывает себе кусок за куском, в то время как Запад пассивен и бессилен, не знает, что делать, как нас остановить.
Вспомнился один теперь уже давний спор. В заметках, написанных в 70-е годы прошлого века, но опубликованных только в 1991 году, Давид Самойлов (к сожалению, ныне почти забытый) возражал А.И. Солженицыну, мнение которого тогда было для многих людей (опять-таки — и у нас, и на Западе) непререкаемым. Вот цитата:
«А.И. верит в слова, в названия и в своей одержимой ненависти к словам путает факты.
Ему кажется, что идет тотальное наступление коммунистической империи на мир. Если даже назвать нашу империю коммунистической, все равно никакого наступления нет. Оно невозможно по экономическим, военным, политическим, идеологическим, национальным и психологическим причинам, то есть по всем причинам.
<...>
Вопреки Исаичу мы больше потеряли в послевоенное время в своем политическом влиянии, чем обрели:
1.Мы потеряли Китай, который сам вырос в империю, чья потенция направлена теперь против нас.
2. Потеряли Корею.
3. Потеряли великую перспективу в Индокитае с уходом американцев, с их мудрейшей стратегической примочкой нам.
4. Под угрозой Индия, которая, конечно, качнется к Западу, страшась Китая и понимая, что мы не заручка.
5. Потеряли Иран (история с Иранским Азербайджаном. Даже Сталин проморгал).
6. Потеряли Югославию. Наголову потеряли Румынию. Потеряли базу в Адриатике — Албанию.
Балканы почти не наши.
7. Потеряли Крит.
8. Потеряли базы в арабских странах — ушли из Средиземного моря.
Кажется, довольно.
Мир советской империи сузился. Существовать она может только в контексте с Западом, а следовательно, с его политическими понятиями и правовыми нормами».
Мне кажется, что параллель очевидна. И последний тезис — особенно верен и важен. Теперь он, конечно, относится не к «советской империи», а к России.
Посмотрим, возобновится ли процесс адаптации нашей страны к «политическим понятиям и правовым нормам» Запада. В конечном итоге это, я думаю, неизбежно.

Pavel Palazhchenko

Сурковгейт

Пока сетевая публика рассматривает содержание «косметички» Суркова с переписькой 2013-14 годов, я предвещаю гораздо большее удовольствие от будущего прочтения писем 2015-16 годов — там уже вполне могут появиться и те «оппозиционеры» и «либералы», которых вы активно любите на Дожде и Эхе (в том числе одна моя бывшая пожилая приятельница из солнечного Ленинграда). Вообще, когда через несколько вам станет известна вся подноготная сегодняшних процессов (вернее, делишек) — вот тогда вы вспомните, что я в последние пару лет говорил в интервью (например, данных Наташе Арутюновой) о ваших нынешних кумирах...

Eugene Ponasenkov

Геополитическая шизофрения

Ситуация вокруг Сирии начинает напоминать Карибский кризис времён Хрущёва. В октябре 1962-го года Советский Союз попытался разместить на территории Кубы технику и вооружения, включая ядерные средства. Подобный шаг как никогда в истории, поставил мир на грань начала полномасштабного конфликта, в котором могли быть задействованы самоубийственные арсеналы.
При этом, в отличии от нынешней обстановки, СССР находился в начале гонки вооружений и обладал серьёзным экономическим, военным, ресурсным и, что немаловажно, идеологическим потенциалом. Всем этим ныне не может похвастаться путинская Россия, сохраняя прежнюю советскую авантюристскую браваду. И если тогда, в виду осознания неизбежности войны, были предприняты беспрецедентные дипломатические усилия, в итоге приведшие к разрядке, то в настоящем — в силу пересменки в руководстве США и отчаянии российских агитпроповцев, ситуация грозит перейти в патовую область — во всяком случае формальных переговоров.
Однако, учитывая тотальную экономическую несостоятельность России, картина сирийского кризиса скорее напоминает некий полуутопический, полупостмодернистский сюжет. Россия действительно давно живёт в состоянии шизоидного, помутнённого, виртуального самообмана, в котором она является и «сверхдержавой» и «ведущим мировым политическим игроком» и чуть-ли не "настоящей Европой«(!) - полный клинический набор геополитического пациента.

Alina Vituhnovskaya

«Лирика новой песни недвусмысленно сообщает, что женщина носит свою вагину в качестве ордена чести»

Никогда, кстати, не понимал, почему Pussy Riot причисляют себя к феминисткам.
Возьмем балаклаву — аксессуар из БДСМ-атрибутики, который женщину не просто обезличивает, но символически опускает до нарочито унижающей функциональности дырки (простите) — ротовой полости с глазами. Более того, группа девушек в одинаковых балаклавах наглядно воспроизводит мужской шовинистический стереотип об одинаковой природе всех женщин — мол, по сути телки есть телки, только цветом и отличаются.
Или, например, экспрессивная сексуальность клипов Pussy Riot есть ничто иное, как объективизация женщин в качестве инструмента воздействия на аудиторию. Что же это получается, дамочки? По-вашему, роль женщины в искусстве сводится к вызывающим движениям бедер, обнаженному телу, вульгарному макияжу? Нехорошо. Давно пора покончить с этими патриархальными гендерными предрассудками!
Наконец, лирика новой песни недвусмысленно сообщает, что женщина носит свою вагину в качестве ордена чести. Она (вагина) участвует в записях крутых лейблов, забрендирована, и место ей, помимо всего прочего, в покупательской тележке. Все это, по-моему, целый букет изощренных издевательств над женским полом. Здесь и подчеркнуто пренебрежительное отношение к личности женщины, и ее ассоциация с первичным половым органом, и намек на возможность использования этого органа в товаро-денежных операциях.
В общем, саботируют панк-исполнительницы глобальный процесс women’s empowerment’а, ведут хитрую двойную игру в угоду мировому патриархачеству. (А в брюнетке с крестом на груди и томно-растерянным взглядом что-то есть, или мне кажется?)

Pavel Nesterov

Новый антисоветизм

Вчера смотрел «Воскресный вечер с советской сволочью» и вот что могу сказать. Все оппоненты официоза выглядят весьма бледно, когда речь заходит об истории и идеологии. Представители «украинской стороны» выглядят просто провально. Причина — они находятся в рамках советской мифологии. Разумеется, что победить неосоветизм в этих рамках просто немыслимо. Сломить его можно только последовательным, конкретным антисоветизмом. На «бандеровская/власовская сволочь» отвечать «коммунистическая сволочь», на «освобождение от фашизма» отвечать «принесли тоталитарную диктатуру» и т.п. Линия наступления должна быть чёткой: антибольшевизм-власовство-западничество.
Причём «власовство» должно быть ясно отделено от нацизма. Власовское движение находилось в военном союзе с Германией (не нацистской партией) только по той причине, что Германия воевала с Совдепом, в то время как Запад находился в военном союзе с тоталитарным коммунистическим режимом, кстати. Власовский КОНР был союзником Германии подобно Венгрии, Румынии и др. К Нюрнбергскому трибуналу это никак не относится.

Илья Лазаренко

Рука Москвы?

По событиям в Черногории, в первом приближении.
Могла ли иметь место попытка переворота, подготовленная Москвой? Вполне. Для Путина эта схема вполне типичная: пытаться продавить свои интересы, постоянно повышая ставки. С 2014-го мы это наблюдали постоянно: Крым, потом к Крыму добавили Донбасс, потому еще и Сирию. Почему бы не выкинуть на стол еще и черногорскую карту? В рамках его, с позволения сказать, логики, это довольно естественный ход.
Но нельзя также сбрасывать со счетов внутренние черногорские и сербские расклады. Товарищ Джуканович, который рулит Черногорией уже фиг знает сколько лет — потомственный коммунистический номенклатурщик, ветеран Союза коммунистов Югославии, в прошлом — доверенный партнер Милошевича, и классический балканский прохиндей. И этот коммунопрохиндей давно мучается с одной проблемой. Не секрет, что идея вступления в НАТО в Черногории не особо популярна — с тех пор, когда самолеты НАТО бомбили черногорцев, прошло меньше двадцати лет. А там на это дело память очень хорошая.
И потому насчет того, чтобы в ЕС вступить — народ в общем «за». А вот в НАТО — не так, чтобы очень.
И в этой ситуации, разоблачить «русских шпионов» для «демократических социалистов», в смысле пиара, очень кстати. Мол, оказался наш отец не отцом, а сукою... И, зная таланты Джукановича и К, не приходится сомневаться, что они могли добавить несколько впечатляющих штрихов в медийную картину.
То же самое и с нынешним сербским правительством. Которое твердо держит курс на вступление в ЕС, и которому приходится постоянно преодолевать сопротивление очень значительной части собственного народа, настроенной резко против Евросоюза. Показать, что московский папа сербских братушек больше не любит, Белграду весьма кстати.
В этой ситуации, делать однозначные выводы о причастности спецслужб РФ к ситуации в Черногории рановато. Подождем, когда фактов станет чутка побольше.
А кроме того, это сейчас не так и важно. Даже если Кремль и непричастен ко всему, что произошло, это не отменяет самого главного: вся эта история наглядно показывает, что Москва теряет остатки своего влияния на Балканах. И от нее убегают даже те государства, которые на протяжении четверти века были ее самыми надежными союзниками. Даже те народы. которые исторически были очень тесно связаны с Россией.
И это — весьма печальный, но закономерный итог той безумной политики, которую проводит Кремль. И которую нам расхлебывать впоследствии, весьма вероятно, придется многие годы.

Димитрий Саввин

Российское право порнографию не запрещает, но международное право главнее!

Я последний, наверное, кто это обнаружил, но все равно не могу не поделиться.
Напомню, что Порнхаб был заблокирован Роскомнадзором на основании решения Апастовского районного суда Татарстана. А почему, собственно? Ведь просмотр порнографии в России не запрещен! Как суд выходил из положения, ведь формально-то закон не нарушен?
И я прочитал решение суда и там все прекрасно.
В 1910 году (в одна тысяча девятьсот десятом) — при Николае II — Российская Империя подписала в Париже международное Соглашение о пресечении распространения порнографических изданий. А в 1923 году — при Ленине! — Советский Союз в Женеве подписал Конвенцию о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими.
Оба этих международных документа «исходят из того, что любые действия, связанные с оборотом порнографической продукции являются незаконными» — это первый компонент волшебного соуса, который был нужен Апастовскому районному суду.
А второй — ну вы понимаете — это знаменитая статья 15 Конституции РФ, которая на практике нарушается везде и всегда, кроме самых особенных случаев, типа нашего: статья о том, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы; если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
И вуаля! Российское право порнографию не запрещает, но международное право главнее; Россия — правопреемница и Империи, и Союза, поэтому связана Парижским соглашением и Женевской конвенцией — пока, Порнхаб! Ну ведь красиво, не правда ли?
Какой-нибудь там будапештский меморандум 1994 года — наплевать и растоптать. А зато соглашение 1910 года — блюсти свято. Впрочем, российские суды и не так умеют — вспомним Трулльский и Лаодикийский соборы...

Леонид Волков

Памяти Восстания

В эти дни исполняется 60 лет Венгерскому национальному восстанию 1956 года. Славно, ох славно тогда венгры вломили совку — и своему, и нашему.
Как известно, в 1949 году местные большевики во главе с М. Ракоши уничтожили в Венгрии остатки демократии, разогнав некоммунистические партии и установив диктатуру сталинского типа (даже венгерскую военную форму скопировали с советских образцов). В октябре 56-го народ ответил революцией. По понятным причинам объектом особой народной ненависти стала главная опора режима — венгерский филиал Лубянки, AVH (Управление госбезопасности), чья подземная тюрьма в Будапеште на улице Андраши наводила ужас на всю страну. Дьердь Ходош, автор книги о коммунистическом терроре в Венгрии, вспоминает о днях, проведенных в эти подвалах: «Неделя проходила за неделей, одежда моя обносилась, обувь от сырости развалилась, опухшие от палочных ударов ноги покрылись какой-то черной грязью. Днем нельзя было сидеть, а спать ночью разрешалось только на спине. Стоило мне повернуться во сне, раздавался рёв надзирателя». Д. Ходошу еще повезло, ведь он в отличие от многих остался жив.
В Венгрии «только за 1952−1955 годы было репрессировано 500 тысяч человек. Всего было репрессировано 1,5 миллиона человек». И это в стране, численность населения которой даже сейчас уступает Москве! Ясно, что шансов уцелеть в восставшем Будапеште 56-года у ненавистной гэбни было немного. Эту публику легко вычисляли по типовым желтым ботинкам и дружно развешивали на фонарях и деревьях...
Потом были героические бои с советскими войсками, советские танки и самоходки, горящие на улицах Будапешта. Деятельное участие в удушении народной революции принимал Юрий Андропов, тогда — советский посол в Венгрии, а затем — шеф КГБ. Чекист Путин успел послужить под его началом — и очень этим гордится. Вообще Путин очень уважает Андропова как государственного деятеля и много сделал для его официального почитания. Что, впрочем, не мешает премьеру Виктору Орбану выступать против санкций в отношении России и крепко пожимать Путину руку для протокольных фото. Орбан обвиняет Брюссель в советизации, в стремлении диктовать странам Европы образ жизни и ценности, но при этом не хочет видеть советизации в путинской России, где Сталин поднимает голову — ту самую, что венгры пинали ногами в октябре 56-го.

Широпаев Алексей

Комплексы неполноценности

В ходе беседы в Совете по международным делам в Нью-Йорке руководителю Национальной разведки США Джеймсу Клэпперу был задан вопрос, что движет президентом России Владимиром Путиным. Американский чиновник ответил, что корни этой политики стоит искать в истории СССР или даже в царской России. «Я думаю, что он думает о великой России, великой державе. Ему важно, чтобы к России относились как к такой же сверхдержаве, как и к США», — заявил Клэппер.
Ну как сказать... Господин Клэппер, наверняка, мужчина крайне мудрый и опытный — раз возглавляет такую серьезную штуку, как разведсообщество США.
Но в этом его высказывании есть все же некоторая неточность, которая выдает не очень хорошее понимание психологии Путина. Зато господин Клэппер говорит именно то, что хотят слышать и цитировать кремлевские медиа.
Путин не думает о великой России, о великой державе. По крайней мере в той форме, в какой это видится Штатам и нашим «олдскульным русофобам». Путин в 90-е топил за Собчака и Ельцина, и его не было ни на баррикадах Дома Советов в 1993-м, ни на акциях «красно-коричневой оппозиции», которая действительно бледнела от гордости за «Великую державу».
Господин Путин хочет, чтобы К НЕМУ относились как президенту великой державы, так же, как относятся к президенту США.
Во всех этих авианосцах, дымящих в Ла-Манше, в бомбардировках Алеппо и прочих выходках не ищите никакой «геополитики» и «заботы о национальных интересах».
Это только лишь выходки маленького человека, наглухо поехавшего одновременно от комплекса неполноценности и мании величия, от властолюбия и больной гордыни. Это стремление вернуться в клуб «сильных мира сего» (ну, как он это понимает). Стремление, чтобы сильные уважали, а слабые трепетали. Не Россию уважали, и не перед Россией трепетали. Лично его, лично перед ним. Россия для него — лишь инструмент, актив, позволяющий реализовывать его личные больные амбиции.
Так-то он на Россию плевать хотел. Россия архаизируется, ветшает, интеллектуально деградирует, погружается в мракобесие. Такой тьмы не было ни при Империи, ни при Союзе. Великую державу так не строят. В России развивается лишь то, что полезно для удержания власти Путиным и для реализации его личных маний на международной арене.

Roman Popkov

Прекратите оплачивать российское «искусство» из бюджета, а лучше распустите Министерство культуры!

Тут опять взбурлили охранители по поводу выступления Райкина — дескать, ежели не запрещать всякое «неправильное искусство» и не натравливать обиженных обезьян с тонкими чувствами, требующих «проверок деятельности N на предмет экстремизма и осквернения чувств верующих», то как же поднимется насквозь осовеченная и практически уничтоженная русская культура?
Как я не раз говорила, лечить чуму холерой — не самое разумное решение. Истерично визжащие 20-летние социально неадаптированные кретины, размахивающие крестами и протестующие против какой-то выставки или постановки, или фильма, ничем не лучше самой омерзительной и ненужной постановки. Главным образом потому, что они и есть таковая постановка, они её участники.
Разумным охранителям порекомендую, во-первых, становиться консерваторами (начав с штудирования «Обыкновенной истории» Гончарова и попытки представить Петра Иваныча Адуева скачущим с иконою, источающим пену и избивающим женщин), а во-вторых, обратиться к такой фигуре, как Альфредо Стресснер, парагвайский президент. То был человек во всех отношениях блестящий, сын баварца и парагвайской аристократки, воспитанный (в процессе военной службы) русскими белыми офицерами.
В Парагвае в те годы было искусство, причём самое разнообразное: живопись, театр, скульптура, танец. И всё оно, как водится, было абсолютно левым, «антиколониальным» и в общем колебалось от просоветской линии до линии прогрессистско-европейской, т.е. едва ли не более левой, чем советская. В искусстве было много пылких протестующих женщин, мужчин-геев, левых либералов — словом, это было похоже на российские реалии, но с поправкой на восхищение культурой коренного населения Парагвая.
Стресснер, будучи человеком мудрым и воспитанным, подлинным консерватором, предрассудков не имел и обладал достаточно свободным и ироничным мышлением. Он прекрасно дружил со знаменитым открытым геем Анте Гармасом (ниже я привожу фото, на котором парагвайский каудильо обнимает Гармаса), прекрасно относился к женщинам самых разных взглядов, был джентльменом и презирал идею тупого насилия в отношении людей тонкой душевной организации. Но терпеть подобное искусство в Парагвае было совершенно невыносимо. И он принял единственно верное решение: прекратил его финансировать из бюджета. Совсем.
Я читала довольно много материалов по Парагваю, и общалась с представителями мира искусства, заставшими Стресснера. Большинство источников и практически все мои собеседники называли его чудовищем, которое полностью истребило парагвайскую культуру, варварски растоптало её и хохотало над её телом. Зная, что Стресснер очень много работал над повышением уровня жизни парагвайцев, понастроил библиотек, ввёл общенациональную моду на шахматы и был большим любителем истории, мне в такое его варварство верилось с трудом, и я пыталась выяснить, как же он уничтожал деятелей культуры. Образно говоря, я искала тот самый эпизод, в котором диктатор, сидя на бульдозере, произнося знаменитую хрущёвскую реплику, давит картины.
Ничего такого я не обнаружила. Более того, интеллигенция со скрипом признавала, что как таковых репрессий не было (упоминали, впрочем, атмосферу страха). Но Стресснер, похоже, вообще не трогал деятелей искусства. Им просто практически не платили из бюджета. В результате выяснилось, что население на самом деле не очень-то и хотело такого искусства, предпочитая шахматы, телевидение и вполне классические постановки в театрах. Парагвайцы отказались «поддерживать трудовым рублём» левых, а государство отказалось перераспределять этот трудовой рубль в их пользу. На многие десятилетия левое искусство в Парагвае заняло свою поистине рыночную нишу — достаточно стабильную, но узкую, без всяких перспектив к расширению. Никто не трогал и не репрессировал этих деятелей, они спокойно рисовали картины с изображением ужасов диктатуры, ставили пластические танцевальные номера, символически изображавшие уничтожение маленького человека бездушной машиной, и т.д., но вырваться на большие площадки не могли — у них не хватало денег.
Эту ситуацию деятели искусства, с присущей им экспрессией, называли «травлей», «созданием невыносимо удушающей атмосферы» и «убийством национальных ценностей».
К чему я всё это пишу. Прекратите оплачивать российское «искусство» из бюджета, а лучше распустите Министерство культуры — и через пару лет вся эта советская квазилиберальная муть, равно как и советская же квазипатриотическая ересь, просто исчезнет. И никакие истеричные социально неадаптированные кретины, жаждущие получить поддержку от Могучего Государства за своё жалкое стукачество, и никакие сумасшедшие бергсеты — просто не понадобятся.

Kitty Sanders

Держава или африканская колония?

С огромной натяжкой, но всё же — вижу методологов-щедровитян аналогом американских неоконов. Вспомнилась ещё одна цитата творца «Русского Мiра», всей этой хтони, что мы наблюдаем сегодня, Петра Щедровицкого (вместе с Островским они сочиняли это русское неоконство). 1999-й(!!!) год:
«Четвертая мировая война — это война за наследство СССР и Восточного Блока. И хотя сербский кризис указывает на то, что любая холодная война может завершаться горячими средствами, существует высокая вероятность того, что новая (четвертая мировая) война будет вестись гуманитарно-технологическими средствами и развертываться не в рамках доктрины геополитики, а на геоэкономической и культурно-политической аренах. Четвертая мировая может оказаться не войной за новые пространства, а войной за расширение систем связей между государствами-участниками и людьми, населяющими Мир Миров.
Сегодня решается, войдет ли наша Страна в XXI век „великой державой“, т.е. одной из сторон четвертой мировой войны — или ее территория и ресурсы (материальные и интеллектуальные) выступят при этом просто как одна из ставок, достающихся победителю (подобно африканским колониям в эпоху первой мировой), возможно, главная ставка».

Павел Пряников

Истощение и хаос

У нас очень любят (и правильно любят) рассуждать о распаде РФ в результате сверхрасширения. Но никто почему-то не хочет экстраполировать эту же логику на США. По мнению наших оппозиционеров Штаты ОБЯЗАНЫ «противостоять Путину», «нести свет цивилизации» и «защищать Израиль от мусульман». Между тем, Штаты — это государство и у него есть некая грань, за которой наступает истощение и хаос. В 1960-70-х гг. Америка уже побывала в геополитическом кризисе и неизвестно, чем закончилась бы Холодная война, реши американцы влезть ещё в несколько «вьетнамов». Советы не извлекли из этого урок и сами в конце 1980-х угодили в такой же кризис, который кончился уже не так благополучно (для коммунистов).
За что выступают нынешние кандидаты в президенты США?
Клинтон — за навязчивый интервенционизм леволиберальной цивилизации, флагманом которой должны почему-то быть Штаты (за всё заплатит белый налогоплательщик).
Трамп — за консервативный изоляционизм, расчистку «авгиевых конюшен» у себя дома, против внешнеполитического перенапряжения, к которому ведёт политика либеральных постмодернистских ястребов (которые к тому же являются очень своеобразными «ястребами» — нельзя скидывать со счетов историю отношений Хиллари с Путиным).
Таким образом, российская оппозиция занимает достаточно хамскую позицию по отношению к белым американцам. Позиция эта сводится к тому, что белые американцы должны помочь оппозиции «свалить Путина» (непонятно каким образом), даже если для этого им, американцам, придётся потуже затянуть пояса, разоружиться (т.е. стерпеть надругательство над собственной Конституцией), испытать новые унижения перед цветными и извращенцами. «Всё для фронта, всё для победы!» — орут с Брайтон-Бич Каспаровы и Боровые, лишний раз демонстрируя свою беспомощность и иждивенчество.
Между тем, если хочешь победить врага — оставь его наедине с самим собой. Лично для меня очевидно, что успех борьбы с неосоветской экспансией во многом диктуется умением в нужный момент «притормозить» и оставить Путина наедине с собственной шизофренией. Существуют, к тому же, по-настоящему эффективные средства борьбы с РФ, не предполагающие участия США: например, создание Балтийско-Черноморского союза. Смею заметить, что военные конфликты РФ с малыми государствами с одной стороны, менее разрушительны для мира, с другой — более разрушительны для самой РФ. Причина проста: в конфликте с Киевом или Варшавой Москва не сможет применить ядерное оружие (это всё равно, что взорвать его в своём внутреннем дворе), а вот война с другой сверхдержавой даёт совкам такой карт-бланш. Сирия не может стать для РФ «вторым Афганистаном» как раз из-за присутствия там авиации США и турецких войск. Если бы Вашингтон выступил спонсором и покровителем (без прямого военного вмешательства) повстанцев, а Турция стала бы для сирийцев тем, чем был Пакистан для афганцев, то Нео-Совдеп оказался бы в тупиковой ситуации, не имея при этом возможности перманентно «играть на повышение» (ибо не с кем).

Fyodor Mamonov

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

6 659

Читайте также

Злоба дня
Очередь из покойников

Очередь из покойников

Моторола всё, Гиви, Захарченко, Плотницкому и Гиркину приготовиться! Экипаж злополучного «Бука» с его вышестоящими командирами, судя по всему, тоже можно заранее записывать в покойники.

Русская Фабула
Злоба дня
Родился, потерпел и умер

Родился, потерпел и умер

Раньше меня часто, даже очень часто, упрекали в резко отрицательном отношении ко всему, что связано с советской системой и ее, извините за выражение, наследием. Сейчас тоже упрекают, но реже.
Действительно, почему нельзя осуществить синтез русского и советского?
Увы, нельзя. Ибо тут действует правило двух бочек дерьма.
Суть правила такова. У нас есть две бочки: бочка меда и бочка дерьма. Если мы смешаем их вместе, то у нас не получится двух бочек меда. И у нас не будет двух бочек некой медово-дерьмовой смеси.
Мы получим две бочки дерьма.
Вот так и с русским и советским.

Русская Фабула
Злоба дня
Вой тысячи трупов

Вой тысячи трупов

Кремль виртуально «ставил на Трампа» не по доброте душевной, они хотели получить скандал на выборах в США и скомпрометировать американскую демократию в глазах российской и иностранной публики. Всерьёз в победу Трампа путинисты на самом деле не верили и готовились подспудно уже налаживать отношения с администрацией Хиллари. А тут всё вышло самым худшим для них образом.

Русская Фабула